Libra - сайт литературного творчества молодёжи Libra - сайт литературного творчества молодёжи
сайт быстро дешево
Libra - сайт литературного творчества молодёжи
Поиск:           
  Либра     Новинки     Поэзия     Проза     Авторы     Для авторов     Конкурс     Форум  
Libra - сайт литературного творчества молодёжи
 Гупало - Поборники веры 
   
Жанр: Проза: Фэнтези
Статистика произведенияВсе произведения данного автораВсе рецензии на произведения автораВерсия для печати

Прочтений: 0   Посещений: 2078
Дата публикации: 23.3.2005

Честно говоря, это только пролог и маленькая часть первой главы. Хотелось бы узнать мнение со стороны: стоит ли продолжать? Есть ли смысл? Да, прошу прощения за неаккуратный текст.

             Поборники веры.

                                                                   Пролог

 

     Осень. Кажется, природа затосковала, загрустила перед  глубоким сном. Загрустила, несмотря на то, что ей все равно суждено проснуться. Иначе и быть не может.

     Осень. Небо по старой своей привычке заплакало мелким осенним дождем, провожая очередную стаю перелетных птиц. Им никак нельзя остаться. Зима беспощадна к слабым и неподготовленным к ней. Так предопределила природа. Иначе и быть не может.

    Осень. На краю маленькой деревушки, неподалеку от Живого леса, обхватив руками большую могильную плиту, стоял на коленях древний старик и бормотал что-то непонятное. Мелкий утренний дождь падал на его сморщенное от старости лицо, смешиваясь с горькими слезами. Старик плакал. Плакал о чем-то упущенном, а, может быть, о ком-то. Плакал, не обращая внимания на жалеющие взгляды проходящих мимо односельчан, не обращая внимания ни на что.

    Все жители деревни уважали и даже любили старика. Он никому не отказывал в помощи, да и денег никогда не брал. Только он мог спасти умирающего, когда другие лекари опускали руки. Только он мог составить чудодейственное снадобье для больного тяжелой северной лихорадкой ребенка. Умеющий колдовать, он всегда обеспечивал деревню хорошим урожаем, охраняя заклинаниями деревенские посевы от непогоды. Однако общительностью старик не отличался. Он целыми днями сидел в своей лачуге, ни с кем не разговаривая. Люди обращались к старому волшебнику очень редко, только в случае крайней необходимости.

    Но был день, единственный день в году, когда волшебник покидал свое жилище, приходил к могильной плите и просто плакал, что-то говорил, обращался к кому-то. В этот день ни один человек не решался нарушить его покой (если это можно было назвать покоем). Даже если умерал человек, все знали: старик не ответит, не поможет.

 ********************************************************

       Ринолд, так  звали его (во всяком случае, так он назвался давным-давно, когда еще мужчиной средних лет попал в деревню).  

        Первое время Ринолд общался с селянами, был деревенским лекарем и даже показывал на праздниках незатейливые фокусы на потеху детишкам. Но люди видели, что лекарь прячет в душе какую-то непреодолимую боль, и побороть ее ему не по силам. Со временем Ринолд совсем перестал выходить из своей лачуги. Исключение составляли случаи, когда кто-то тяжело заболевал и не мог прийти к старику сам.

 

                                             *********************

     

     Осень... Дни шли, сменяя друг друга. Природа в своей зябкой дреме уже готова была отдать власть в руки зимы, суровой и беспощадной. В доме Ринолда ничего не изменилось за эти несколько месяцев. Скупой свет одной единственной свечи освещал лачугу старика. Стол, стул и деревянная кушетка- все его богатство. Дрожащей, потемневшей от времени рукой Ринолд старательно выводил литеры какого- то давно умершего языка на очередном клочке бумаги. Это единственное занятие за последние двадцать лет полностью захватило его. Исписанных листков у него набралось достаточно, и они занимали порядочную часть свободного места в доме старика. И вдруг:

- Почтенный Ринолд! Почтенный Ринолд! Откройте! Небом заклинаю вас, откройте. - Молодой голос звучал необычно встревожено и печально, но старик сразу узнал его.

    - Тарн? Что случилось? Какие бесы тебя потревожили?

        Из всех жителей Прилесья, волшебник, почему-то, лучше всего относился к этому молодому парню и его невесте, юному очаровательному существу с небесно голубыми глазами. Когда старик видел их вместе, когда слышал их воркование, лицо его неизменно освещала улыбка, которую столь редко видел кто-либо за последние годы.

         Ринолд открыл двери, и глаза его сделались темнее тучи: перед ним стоял Тарн, держа на руках мертвенно бледную девушку.

        - Почтенный Ринолд! Моя Лия! Она умирает! Молю вас: спасите ее, и я буду вашим рабом до конца жизни. Спасите ее! - Последние слова парень уже прокричал, давясь собственными слезами.

    Заходи, заходи, - проговорил волшебник своим скрипучим голосом - клади ее сюда, вот так. Хвала небу, еще жива, но если ничего не сделать в ближайшие минуты...- старик запнулся.   <Вот уж чьей смерти хочу меньше всего> - подумал он. Ринолд внимательно осмотрел девушку: Она почти что в руках костлявой. Слишком поздно, уже слишком поздно даже для него.

 - Почему ты пришел ко мне только сейчас?! - Старик не спрашивал, он укорял юнца, клял его за неосторожность и беспечность. - Почему ты не привел ее раньше?

     - Она просто простудилась, - в голосе юнца были даже не горе и боль, а страх и ужас, - только сегодня стало хуже и она потеряла сознание... Пожалуйста, не говорите, что вы ничего не можете сделать, пожалуйста, пожалуйста! 

     Волшебник тяжело улыбнулся, вздохнул:

  - Не теряй надежды, Тарн, всегда можно что-нибудь сделать.             

     Ринолд положил ладонь на грудь девушке, и по его пальцам потекли тонкие струи яркого света, которые одна за другой сливались с Лией. Ее тело свело жестокой судорогой, но уже через мгновение на лице появился румянец, веки дрогнули. Юноша кинулся к своей любимой и был одарен воистину бесценной улыбкой ее уст.  Прижав Лию к себе, Тарн что-то шептал, целовал ее.

         - Благодарю вас, благодетель! Моя жизнь принадлежит вам без остатка, - заверил Ринолда юноша.

          - Всегда можно что-нибудь сделать, молодой человек, всегда, - прокряхтел старик, не обращая внимания на слова благодарности. - Живите и помните это.

          Неожиданно волшебник покачнулся и упал на пол. Спасая жизнь девушке, он отдал ей всю свою жизненную силу. Это заклинание было его гордостью, Ринолд составил его пять лет назад и берег на самый черный день. Оно и помогла Лие побороть недуг. Лицо старика мгновенно побледнело, но он улыбнулся и судорожным движением отстранил Тарна, подбежавшего на помощь.

          <Ну, вот и все. Все, все, все. Наконец эта глупая жизнь оборвется. Неужели я сделал в ней хоть что-то полезное. Я сделал это для тебя, любовь моя, жизнь моя. Может быть, это искупит мою вину перед тобой. Я иду к тебе... Я иду к вам, друзья мои...>   

 

                                           Глава 1           Истина во тьме.

 

           Империя, управляемая твердой рукой мудрого человека, растет и процветает. Империя, погрязшая в роскоши и разврате, погибает. Так было и так будет.

           Огромной Равенской империи, охватившей почти весь Кренгалавар, скорее подходило первое: Мудрый правитель, сильная армия, хорошо продуманный свод законов, довольные подданные. Не хватает чего-то? Ах да. Отсутствие опасных соседей. Именно мудрый, решительный правитель и его сильная армия искоренили эту проблему. Островные пираты уничтожены, кайвейский хан даже не помышляет гневить императора Андроника Второго, наверное, самого достойного и могущественного правителя династии. Варварская Тамерия уже давно покорена, и многие  отважные сыны ее служат в личной имперской охране.   

            И, наконец, единая вера. Что может быть важнее для внутреннего спокойствия державы. Белая служба обладала поистине огромным могуществом. Только император стоял выше ее, но даже он никогда не конфликтовал со службой. Это могло бы вызвать слишком большую смуту. Император понимал это, как и сама служба. Гражданская война не была нужна никому.

           Были, конечно, и проблемы, точнее сказать, одна проблема -  нечисть. Уже несколько поколений императоров пытались выжечь каленым железом стаи чудовищ и отряды живых мертвецов, белая служба день и ночь работала, пытаясь вычислить как причину появления нечисти, так и то, как ей удается все время ускользнуть от охотников.  

          Если говорить о белой службе, то являла собой четко отлаженный механизм. В храмах Мабуса Великого служат благочестивые монахи, отважные паладины путешествуют по землям империи,  несут слово божье грешникам, а иногда защищают веру оружием. Неверными занимаются каратели (как правило, без лишнего шума).

    В самом сердце империи расположился, пожалуй, самый прекрасный на материке город, благородный Равенс, столица империи. Построенный гением архитектуры, Радомом, императорский дворец короновал этот город, возвышаясь в самом его центре.

           Чуть южнее находился огромный Колизей, возведенный по приказу Антония Первого, лет четыреста назад. Что еще может развлечь богатых жителей Равенса и их соседей победнее лучше, чем гладиаторские бои, чем вид сражающихся силачей, когда ни за что не угадаешь кому достанется победа. Это и есть развлечение. Это и есть настоящее зрелище. 

            И, конечно же, в городе стояли великолепные храмы, способные потрясти самое смелое воображение. Эти гиганты с позолоченными куполами, с чудесными росписями внутри, казалось, сейчас проткнут своими верхушками небо.

            В центральном Равенском храме стояла статуя Великого бога Мабуса. Да! Тот, кто ее не видел, не видел  ничего. Из чистого золота, он возвышался над молящимися ему людьми, милостиво протянув руки им навстречу, как бы желая принять всех их в свои объятья.

 

       Тяжелое зимнее время закончилось. Земля, наконец-то, вздохнула спокойно и зазвенела бесчисленным множеством птичьих голосов, заревела мириадами звериных глоток, вознесла благодарность горячему всепрогревающему Солнцу тысячами людских молитв.

        В Равенсе к приходу весны многое изменилось. Конечно же, с потеплением стало намного легче жить: страже обходить дозором город, купцам стоять на рынке и расхваливать свой товар. Но видели бы вы, равенские зимние праздники! Когда центральный рынок полон народу. Шум, гам, веселье, песни и пляски. Реки пива, меда. Честное слово, в такие дни никто и не вспоминал о морозе. На общее празднецтво иногда приезжал сам император. С виду величавый, самодержец во весь голос поздравлял народ с праздником, будь то Медовица, день благочестивого Максимилиана (великомученика, погибшего за веру), да мало ли еще какие праздники.

      Правда, о Медовице следует рассказать особо. В этот день, а если быть точным 27 числа, месяца Максимилиана, по традиции,  любая пища приготовлялась с медом. Медовые пряники, медовуха (и в обычные дни необыкновенно популярный напиток, а что говорить про такой праздник),  сбитни самых разнообразных рецептов даже жареная баранина под медовым соусом. Да, всех этих блюд и не перечислишь.

       Но, как бы там ни было, зима закончилась. Праздник встречи весны в самом разгаре. Как всегда, богатый стол, песни и пляски, великий гвардейский парад и гладиаторские бои. Последние, как уже говорилось раньше, служили лучшим развлечением для толпы. С давних времен их проводили - как и положено в любом диком обществе - до смерти одного из борцов (а иногда и обоих). Но теперь многое изменилось. Императоры решили, что хорошие бойцы обязаны погибать на поле битвы, служа империи, а не на песке арены амфитеатра на потеху публики. Однако, так же, как и раньше награда победителям составляла кругленькую сумму (конечно, немного поскромнее, но все же :)  в то время, как бой велся до первой крови или до полной <отключки> противника.  Бывали, конечно, несчастные случаи, и гладиаторы погибали, но теперь это случалось крайне редко, и зрители встречали каждый такой случай сочувствующими вздохами, а не радостными криками, как прежде:

   Колизей заполнен до отказа. Здесь  собрались не только жители благородного города. Как всегда, богачи чинно сидели на лучших местах, спокойно ожидая начала состязаний (хотя какой там покой, даже у этих благородных господ, с виду таких невозмутимых и величественных). А зрители победнее все больше стояли и, даже не стараясь скрыть свое нетерпение, громкими криками требовали начать бои. При этом отпускались такие перлы великого и могучего языка, что Мабусу в пору было бы сойти с небес на эту грешную землю и устроить, наконец, страшное судилище, которое так давно предсказывала белая служба.

      Наконец, гул в амфитеатре прервал протяжный звук огромной <Колизейной трубы> (поговаривали, что слышно ее за десятки лиг). Взоры всех без исключения зрителей в одно мгновение оказались прикованы к вышедшему на арену воину. Его длинные, заплетенные в тонкие косички волосы, белая борода, не светлая, а именно белая, покрашенная соком белого дерева, выдавали в нем жителя снежных степей, варварской Таммерии. Однако, не только его борода: Таким мощным телосложением мог бы похвастаться не каждый житель Севера. Ростом с немалого орка, шириной плеч не уступающий гному.                         

Такое мощное тело не могло не хранить в себе силы, силы огромной. 

<Родом из Таммерии, в прошлом десятник пятого саннского легиона, сильномогучий Медведь!>, - громогласно представили зрителям вышедшего на песок арены воина.

         Вслед за ним появились еще три человека, не наделенных таким огромным телосложением, но: Их знали не только в Равенсе. <Непобедимая троица>, такое банальное название, однако, полностью соответствовало действительности. Ни одного поражения более чем за семь лет! Где обучалась эта троица, можно было только догадываться. Действуя слажено и умело они расправлялись с любым противником. Это правило сохранилось еще с давних времен, а именно, один воин мог вызвать на поединок сразу троих.

         <Его величество, император желает вам удачи. Сражайтесь честно и с достоинством. Да поможет вам Мабус!>, - раздался голос главного церимонимейстера.

        Гул толпы потонул в звоне гонга.

        Гирд, Траян и Зевс окружили Медведя. Варвар же стоял, опустив руки, и рассматривая противников.

-         Ну что, разомнемся маленько? - с улыбкой спросил он.

     В крайнем случае, всегда можно измотать такого противника. Он и продохнуть не успеет между непрерывными атаками непобедимой троицы.  

     Ответом Медведю было молниеносное нападение Траяна и Зевса, однако, не прошло и десяти секунд, как оба они растянулись на арене, потеряв сознание. Гирд глазам своим не верил: его друзья, которых он считал лучшими воинами если уж не в империи, то в Равенсе - это точно. Теперь он этими же глазами наблюдал за мгновенной расправой над ними, словно над маленькими детьми.

     Ничего себе  <измотали противника>. Вырубил двоих из Троицы (очень часто поцарапать даже одного из них считалось большой удачей) и даже не сбил дыхание. Но отступить:Гирд помотал головой, отбрасывая ненужные мысли.

      Последний воин из <непобедимой троицы> (впрочем, не такой уж и непобедимой) стал осторожно приближаться к Медведю, следя за каждым его движением, чтобы не быть застигнутым врасплох неожиданным нападением. Варвар лишь головой покачал и нанес мощный удар кулаком - никаких боевых ухищрений, просто грубая сила, такой удар отобьет даже ребенок. Второй удар, такой же незамысловатый, Гирд отбил так же легко.

     <Да что же это такое, - мысли когда-то лучшего воина в Равенсе смешались, -  только что уложил двоих (я и рта раскрыть не успел) и теперь наносит глупые удары, словно бирсеркер. Стоп:>

     Однако сообразил Гирд, что это всего лишь старый добрый маневр, чтобы приблизиться к противнику вплотную, скажем прямо, поздновато: слишком уж все быстро произошло.

      Получив от Медведя лбом в нос, он упал на песок. Последняя его мысль была донельзя не к месту: <Десятник? Почему так мелко?> Эта мысль пронеслась в голове Гирда и исчезла, унося с собой сознание.    


Ваше мнение:
  • Добавить своё мнение
  • Обсудить на форуме


    2005-03-24 20:37:56 Серый Волк
    Пожаловаться администрации на комментарий
        Смысл есть! Сразу узнается любовь к Толкиену :)
    Продолжение просто необходимо! Я бы делал очень большой уклон в описания и меньше использовал мифических созданий. Или использовал новые идеи. Не стоит паразитировать на мире Толкиена. Куда интересней создать свой! Но тут автор Ричард тоже занимался длительными рассказами такого же плана. Пока он не закончил не одного своего масштабного произведения.
    Буду ждать продолжения.


    Комментарий:
    Ваше имя/ник:
    E-mail:
    Введите число на картинке:
     





    Украинская Баннерная Сеть


  •  Оценка 
       

    Гениально, шедевр
    Просто шедевр
    Очень хорошо
    Хорошо
    Нормально
    Терпимо
    Так себе
    Плохо
    Хуже не бывает
    Оказывается, бывает

    Номинировать данное произведение в классику Либры



    Подпишись на нашу рассылку от Subscribe.Ru
    Литературное творчество студентов.
     Партнеры сайта 
       

    {v_xap_link1} {v_xap_link2}


     Наша кнопка 
       

    Libra - литературное творчество молодёжи
    получить код

     Статистика 
       



    Яндекс цитирования

     Рекомендуем 
       

    {v_xap_link3} {v_xap_link4}








    Libra - сайт литературного творчества молодёжи
    Все авторские права на произведения принадлежат их авторам и охраняются законом.
    Ответственность за содержание произведений несут их авторы.
    При воспроизведении материалов этого сайта ссылка на http://www.libra.kiev.ua/ обязательна. ©2003-2007 LineCore     
    Администратор 
    Техническая поддержка