Libra - сайт литературного творчества молодёжи Libra - сайт литературного творчества молодёжи
сайт быстро дешево
Libra - сайт литературного творчества молодёжи
Поиск:           
  Либра     Новинки     Поэзия     Проза     Авторы     Для авторов     Конкурс     Форум  
Libra - сайт литературного творчества молодёжи
 Александр Пышненко - УРОК ДЛЯ БЫВШЕГО УЧИТЕЛЯ 
   
Жанр: Проза: Рассказ
Статистика произведенияВсе произведения данного автораВсе рецензии на произведения автораВерсия для печати

Прочтений: 0   Посещений: 1781
Дата публикации: 27.8.2008

исправлено 8.12 2012 г.



Однажды, брат упросил меня, помочь ему собрать сено. Здесь же я узнаю, что это к нему, якобы, прониклись добрыми чувствами и передали «ничейную пайку». В такое стечение обстоятельств в этом селе трудно было поверить, но оснований для отказа ему, у меня тогда не нашлось.
На раздаче пайков, как я узнал, стояла вроде бы женщина, которую трудно было заподозрить во вражде. Со слов брата, я также уясняю, что эта женщина, якобы, дала совет ему: занять «брошенную» пайку. Жила она недалеко (мать тогдашнего председателя сельского совета).
Когда во дворе у брата много скотов – перебирать харчами ему особо не приходилось. У него был конь, три быка, пара коров, не считая уже всякой иной, прожорливой мелочи, которую тоже надо постоянно кормить.
В этом брат, - на то время уже бывший педагог, - был достаточно уязвим от окружающего его колхозного братства, на котором, в силу исторически сложившихся причин, держалась в селе всякая власть. В руках этих бывших двоечников, которыми так легко можно было манипулировать сельскому начальству, формально, были сконцентрированы все лучшие угодья. На самом же деле, этим добром, распоряжалась бывшая колониальная администрация, в виде всяких агентов влияния. При прежнем режиме кормления чиновников, они имели лишь негласный статус и выпестованную за долгие годы солидную агентуру в селе. На самой заре независимости, все эти сельские деятели, повсеместно создавали кланы.
По опыту человека, которому, по воле нового председателя колхоза К., уже не раз приходилось распределять сено между колхозниками, я, довольно-таки, сносно ориентировался в этом непростом вопросе. Надо было держать за собой непререкаемый авторитет начальства, чтоб избежать всякого остракизма, со стороны зависимых от его воли колхозников. Ведь пайки сена всегда получаются далеко не равноценными. Впрочем, этого и не требовалось от раздатчика, чтоб они все были одинаковыми. На одной пайке всегда было всегда больше сена, на другой меньше. Это всегда компенсировалось площадями. Здесь важней всего было, учитывать пожелания самого начальства.
Я старался быть честным…
Помню, после одной моей раздачи - Шик, - тот самый власть предержащий, - на одном гектаре, едва ли одну копну смог собрать. Попробовал бы я тогда объяснять ему, что это не я выдал ему такой номерок? Эта площадь, скорее всего, должна была сослужить кому-то «довеском» до основной нормы. Взял он эту площадь, я думаю, нарочно, чтоб показать новому председателю, мою несостоятельность в этом социально-важном для жизни села вопросе. Без сена, такой колоритный типаж, все равно не останется. В тот раз, ему потребовалось пустить по селу волну сплетен.
Дело в том, что этот Шик однажды уже пытался отобрать у моей матери огород возле самого Сейма, чтоб передать эту землю под застройку дачами какой-то конотопской компании, состоящей из начальников вспомогательного цеха одного из тамошних заводов. Этот цех и лесничество, в котором работал на то время лесничим Шик, находились в одном, недалеком отсюда, селе.
В это время, Шик вступил в подспудную схватку с присланным из Конотопа председателем, который принадлежал к числу старой районной номенклатуры. Старший сын Шика, уже окончивший институт, в органах числился, видать, «по хозяйственной линии», и должен был намного лучше в селе, по мнению отца, справиться на руководящей должности.
Село втянулось в затяжную «битву» за власть.
…К этому времени, когда брату понадобилась моя помощь, раздачей сена я уже не занимался. Более того, старался вести себя независимо от всех этих начальников. Мне хотелось быть уверенной и само достаточной личностью.
Опущенные на самое социальное дно колхозники, очевидно, считали меня каким-то «безродным отщепенцем». Мать лишили всех государственных льгот. С какого-то момента, взялись «опускать» брата…
Для начала, его окончательно выжили со школы. Филолог по образованию, брат вынужден был последнее время вести уроки трудового воспитания и Doutsch. Единственным «правильным» филологом в районе, считалась невестка самого Шика. Она имела непререкаемый авторитет в школе. Как филолог, она взялась критиковать мои литературные дела в районной газете. Мне запомнилось ее «Опровержение» на мой задиристый фельетон, опубликованное недавно в районной газете.
После «ухода со школы», брату уже ничего не оставалось, как ненадолго заняться внедряемым тогда по нашим селам «фермерством».
Ему выделили бросовую землю в Чащах, на которую никто никогда не претендовал. Одно время, по словам старожилов, колхозники содержали небольшой курятник. Кроме жесткой травы и березок, в этих Чащах, ничего больше не росло. Брат «вбухал» туда не одну тонну извести, но подобное «раскисление» тоже не дало должного эффекта. Одно время, он оставлял там пчелиные ульи, пока ушлые воры, посбивав из клеток замки, не поживились плодами пчеловода.
Это была пора, когда брат зарабатывал деньги «по пенсионерам». Помогал им справиться с домашними заботами. Те, в свою очередь, отдавали ему в пользование свои обширные огороды.
Так, постепенно, «обрастая землей», он обеспечивал кормом своих животных. Хуже было с сеном...
…Дождался-таки, что ему выделят дополнительную пайку.
Здесь, я обнаруживаю, что являюсь у брата единственным и надежным помощником.
Эта «ничейная» пайка находилась в Московщине. Так называются у нас луга за Сеймом со стороны России. Там, за знаменитым Спадщанским лесом, в котором орудовал во время войны партизанский отряд Сидора Ковпака, спокон веков живут россияне, которых в наших местах называют - «кацапами».
Во времена «розового социализма», они снабжали сеном все наше село. Много скота они спасали тогда от голода.
В те недалекие времена, отросшую после основного укоса траву – отаву, - регулярно гноили осенние дожди. Но, ее упрямо делили на колхозные трудодни в нашем селе.
До сих пор помню их ночной стук в окно, шушуканье кого-то домашних в сенцах и запах наливаемого в бутылки самогона. До рассвета сено втаскивали в сарай, чтоб не «застукали» разные «доброжелатели».
Со временем, пайки начали давать колхозникам настоящим сеном. С тех пор, колхозное стадо, начало отчаянно редеть от бескормицы. Не оттого, что луга стали меньше, просто, занятые политикой села, колхозники, совсем перестали заботиться о них.
…Мы едем с братом мимо старых городищ. От этих холмов, обросших кустами, постоянно веет древней романтикой. Кто их здесь насыпал? Скифы? Сарматы? Какие-то древние предки славян?..
В свое время, на одном из них – Городке – под водительством нашего нервного учителя истории, Алексея Прокоповича, мы, школьники, делали примитивные раскопки. После этих разведок, у меня, на печи, долго пылились артефакты: горсть набитых в древности глиняных черепков.
…Среди скошенной нашими соседями, - козачанами, - отавы, стоят аисты (чорногузы). Они заполняют собою все пространство обширного луга, слетаясь сюда, со всех окрестных сел, на свой кровавый фуршет. Их сотни, а, может быть, и тысячи. В изящных черных фраках с длинными фалдами, в белых манишках, как и подобает важным гостям. На зеленом сукне скошенного заливного луга, в поданном щедрым весенним разливом меню, вписано одно «изысканное» блюдо из настоящей французской кухни. Мелких лягушат, «по-крестьянски», словно как на сковородке.
…Перед нашим скрипучим возом, аисты чинно расступаются, пропустив его, снова сходятся.
…Подала свой громкий голос странная птица одуд, с небольшой струги, поросшей высокой, зеленой лепехой. И снова воцарилась тишина, над сонным царством…
…Вдалеке, в лесопосадке над рекой, переползая с места на место, собралось несколько голов колхозников. Держатся, как обычно, стайкой трусливой плотвы.
Еще дальше, засоряя безоблачное голубое небо клубами черного дыма, резво скачет их трактор, сокрушая перестоялую даже на вид, рыжую уже траву. Я не думаю, что многое из того, что они добудут, таким образом, достанется колхозным коровам. Колхозники сошлются потом на то, что не хватило горючего. Сколько раз на день заедет домой на колхозном «бугровозе» «Ниве», «личный» шофер старшего сына Шика? Вот бы спросить у тех, кто выдает им это топливо!
Эгоцентричный вопрос от брата, заставляет меня врасплох:
- Про мэнэ – фэрмэра – мабуть, балакають.
- Им бы, о колхозных коровах, время пристало поговорять, - говорю я. – А то будет, как в эти годы. Словно мухи, дохнут!
Брат, умолкает. После того, как он лишился выгодной работы учителя, он научился тщательно подбирать слова в разговоре со мною. Особенно, если это касалось сельского начальства. Пока он нашел тему для новой беседы, слушаю, как поскрыпывает воз под нами.
- Ото, ростэ матэрынка. Жинки йийи добрэ знають. То – голубый – цыкорий. А то – «зозулине вичко» – трава-паразыт. У нейи, навить, свого кориння немайе. Живэ, як паразит, - говорит бывший учитель.
Колхозники пустили слух, что я интересуюсь цветами.
Я интересуюсь лишь названиями растений. Делаю это для того, чтоб использовать это для описаний. Но, это обстоятельство, кажется, никого из них не интересует. Это считается в них, в лучшем случае, моей блажью.
…Мы находим нужное место в кустах. Это место у нас называют «Вовками». Здесь нас ожидает добротная пайка сена, очевидно изначально рассчитанная на какого-то сельского «фюрера». К нам подключается братова жена, Нина, подъехавшая на велосипеде.
Мы начинаем убирать сено, сгребая его сначала в валки, потом складываем в копны. От сена идет сильный аромат.
Рядом с нами, работает в поте лица, какая-то странная команда. У них впереди - целая прерия. Не меньше гектара! Посидят под зеленой стеной таволги (имолги), - и снова начинают отчаянно грести. Проходит какое-то небольшое время – и я невольно замечаю, - как перекуры этой команды начинают затягиваться, тогда как время трудов праведных – заметно урезается.
- Этой пайки, им убирать, надолго хватит, - не без иронии, отпускаю замечание, в сторону вновь уединившейся под таволгой компании. – Втянут еще в дожди. Пропадет, ведь, сено! Видать, какой-то важный начальник загнал сюда всю свою челядь? – Обращаюсь к братцу, с этим вопросом.
- Цэ, нэ наш, - отвечает братец. – В цьому мисци, сходиться мэжи аж трьох районив.
- Все-таки, сочувствую им, - говорю я. – Столько работы впереди в этой компании.
Убедив себя, что это чужое начальство, брат окончательно осмелел, и начинает отпускать всякие колкости.
За шуточками, до самого вечера, мы собираем пять больших стожков. Нина начинает подправлять их граблями...
Когда видим, к нам приближается тракторист. На голове - картузик-шестиклинка, в помятом сером пиджачке, в руках – ведет велосипед. Бывший киномеханик и нелепый алкаш, служащий начальству мелкой «шестеркой».
Он движется, словно аист, по какой-то ломаной траектории. Нагибаясь к каждой вешке, он читает номера сенокосов. Мы, оцепенело, наблюдаем, боясь озвучить истинную причину своих страхов. Не занятых «норм», в этом районе, не осталось.
Наконец, колхозник останавливается, в нескольких шагах от нас. Этого мы и боялись!
- Вы на мойий пайци, - говорит он.
- Надо было тебе с ними связаться? – Обращаюсь я к своему брату. – Ты же знаешь, что со своим фермерством, ты у них, как кость в горле. Меня они, просто ненавидят. Вот и собрали нас вместе, чтоб проучить.
- Оце в йих здорово получилось, – бормочет, мой брат.
- Нетрудно заповнить это, - говорю я. – Сено, можно было бы взять, у козачан, или, на худой конец, обратиться, все к тем же, кацапам...
…Со временем, брат узнал, что рядом с нами, собирали сено родственники нашего нового председателя колхоза. Он вызвал их из каких-то дальних сел. (Вот почему брат, не смог тогда никого опознать). Этот председатель послал к нам свою «шестерку».
А ведь он, считалось, сам по себе, не злой мужик.



Рассказ написан для киевской газеты «Час-Тайм» в 1996 году.





Ваше мнение:
  • Добавить своё мнение
  • Обсудить на форуме



    Комментарий:
    Ваше имя/ник:
    E-mail:
    Введите число на картинке:
     





    Украинская Баннерная Сеть


  •  Оценка 
       

    Гениально, шедевр
    Просто шедевр
    Очень хорошо
    Хорошо
    Нормально
    Терпимо
    Так себе
    Плохо
    Хуже не бывает
    Оказывается, бывает

    Номинировать данное произведение в классику Либры



    Подпишись на нашу рассылку от Subscribe.Ru
    Литературное творчество студентов.
     Партнеры сайта 
       

    {v_xap_link1} {v_xap_link2}


     Наша кнопка 
       

    Libra - литературное творчество молодёжи
    получить код

     Статистика 
       



    Яндекс цитирования

     Рекомендуем 
       

    {v_xap_link3} {v_xap_link4}








    Libra - сайт литературного творчества молодёжи
    Все авторские права на произведения принадлежат их авторам и охраняются законом.
    Ответственность за содержание произведений несут их авторы.
    При воспроизведении материалов этого сайта ссылка на http://www.libra.kiev.ua/ обязательна. ©2003-2007 LineCore     
    Администратор 
    Техническая поддержка