Libra - сайт литературного творчества молодёжи Libra - сайт литературного творчества молодёжи
сайт быстро дешево
Libra - сайт литературного творчества молодёжи
Поиск:           
  Либра     Новинки     Поэзия     Проза     Авторы     Для авторов     Конкурс     Форум  
Libra - сайт литературного творчества молодёжи
 Николай Любинский - Пресветлая. Глава 1. На пути в Крым. (сокращённый текст) 
   
Жанр: Проза: О любви
Статистика произведенияВсе произведения данного автораВсе рецензии на произведения автораВерсия для печати

Прочтений: 0   Посещений: 72
Дата публикации: 4.4.2018

Это и не сон и не явь, а словно бы прожитая чужая жизнь и великая любовь коснулись души, находя параллели и точки пересечения с моей собственной любовью и жизнью...

Суматоха на станции была полнейшая, доложу я вам. Кто-то прокричал, что пришла депеша по телеграфу, что поезд, которого мы ожидали, захвачен то ли махновцами, то ли красными; некоторые пассажиры, быстро сторговавшись с двумя или тремя станционными извозчиками, уже грузили на их брички свои узлы и прочую кладь, чтобы вернуться обратно в город. Остальные, у которых было меньше багажа и которые уже не хотели доверять городу, уходили в сторону дальней рощи с новоявленным проводником, бородатым дядькой весьма ненадёжного вида. Хотя этот Сусанин успокоительно повторял им: «Не боись, православные, выведу вас к морю, а там с рыбачьём столкуетесь, и – прошу панов до Крыму, даст Бог!», для меня было очевидно, что приведёт он этих испуганных людей, скорее всего, в некое укромное место, где они будут ограблены его дружками-бандитами. Но отговаривать эту безумную толпу было бессмысленно, судя по тому, как восторженно они ринулись за своим Сусаниным. Как написал Пушкин, «обмануть меня не трудно, я сам обманываться рад!» Кроме того, последние лихие годы научили меня жестокому правилу не вмешиваться в происходящее: ибо теперь сердобольные страдали больше и прежде всех.
И вот на опустевшем перроне мы остались одни – я и Светлана, тогда ещё незнакомая мне маленькая храбрая женщина. При ней был только небольшой чемоданчик из чёрной лакированной кожи – вещица весьма модная и практичная при довоенных дачных поездках. Дама была прилично одета, и, хотя не обладала броской красотой, однако в её тонких чертах лица, в умных карих глазах и в забавных детских ямочках на щеках я увидел магию обаяния, сказочно нереальную в сложившейся обстановке. Последние годы моей жизни заставили забыть о всякой романтике, но эта нежданная фея показалась мне словно посланницей богов – предвестницей либо спасения, либо, увы, скорой неминуемой смерти.
Я не стал говорить ей о том, что оставаться здесь неразумно, такой вывод был очевиден, и, несомненно, вскоре она бы и сама попросила проводить её в город. Существует ведь древний закон, открытый лишь донжуанам и мужчинам рассудка, к последним я нескромно отношу и себя: ни в коем случае не пытаться управлять женщиной. Ибо если это и удастся на первых порах, то далее всё равно ни к чему хорошему не приведёт. Поэтому я молча достал из портсигара папиросу, щёлкнул спичкой и закурил, с кроткой улыбкой глядя на очаровательную пассажирку. И спустя минуту она решилась сама подойти ко мне.
- Вы курите с таким наслаждением, словно матрос, сошедший на пристань, - промолвила она высоким задорным голосом. – Однако в данной ситуации, когда все вокруг разбежались, это выдаёт в вас отважного человека.
Мы познакомились, но не представились, лишь назвав свои имена; это маленькое изящество этикета, напрочь забытое в последние годы, явилось своего рода нашим паролем, безошибочным знаком принадлежности к образованному кругу общества, более надёжным, чем титулы и заслуги, потому что ведь и поэты, и генералы в ослеплении внезапного малодушия теперь продавались большевикам. Светлана сказала, что все её спутники ушли в лес за Сусаниным, она же сочла безумным такое мероприятие. Я только успел выразить полное согласие с её мнением, как вдруг вечерний осенний воздух пронзил отчаянный паровозный свисток, и сразу же за ним послышался нарастающий стук колёс поезда, подходящего к станции. Светлана вопросительно посмотрела на меня: нужно ли нам скорее убегать с перрона? Я отрицательно покачал головой. Красные в то время нарочито не исполняли правила подавать сигнал перед станцией, стало быть, поезд подконтролен добровольческой армии юга России. Но это оказался не ожидаемый нами пассажирский состав: со скрежетом тормозов, клубя дымом, на станцию ворвался лёгкий бронепоезд, грозно ощетинившийся орудийными стволами. С его первой боевой платформы на перрон сошёл высокий и худой человек лет сорока, в чёрной папахе и в пехотном офицерском кителе без знаков различия и быстрым шагом подошёл к нам.
- Капитан Барсегов, - представился он, обращаясь ко мне. – Вы – начальник станции?
- Увы, господин капитан, - разочаровал я его. – Я – Залесский Николай Сергеевич, дворянин, со мною – госпожа Светлана Владиславовна, которую бросили попутчики. Начальник станции сбежал в город, как только раздался слух, что к станции приближаются красные или подобные им бандиты на захваченном поезде.
- Почти верное сообщение, - сообщил он равнодушным голосом, словно рассказывал о партии в бридж. – Поезд захватили в трёх верстах за Александровском: знали, сволочи, что люди со своим добром будут эвакуироваться в Крым.
Он помолчал немного, рассуждая, возможно ли рассказывать дальнейшее при Светлане. Но её отнюдь не растерянный взгляд убедил его, что вполне возможно.
- Нам было приказано сопровождать их до Джанкоя, но, пока был получен и загружен боезапас, пассажирский состав ушёл, не дождавшись нас: по всей видимости, какому-то чиновному остолопу из пассажиров не терпелось подышать крымским воздухом. А в результате – мы догнали их слишком поздно… Из живых не обнаружили никого, более чем полтораста человек пасажиров, в том числе и дети, и женщины, и поездная бригада с ними, – все до единого порублены шашками, будто тыквы на огороде! Как говорится – со святыми упокой…
Я угостил Барсегова папиросой, располагая к себе: в военное время малейший жест бывает важнее любых документов и объяснений. Он же продолжал своё жуткое повествование тихим бесстрастным голосом, каким может говорить лишь офицер погибшей империи на третий год войны со сбродом, обезумевшим и охмелевшим от крови.
- Продолжили движение, как только смогли перевести разграбленный состав на запасную колею. Да-с, досадно, что начальник станции ретировался, хотя по-человечески его понять можно. Но мне экстренно нужна связь, а в команде телеграфиста нет!
Оказалось, что у бронепоезда возникли проблемы с ходовой частью, поэтому необходимо запросить командование о дальнейших действиях: ожидать ли замены паровоза на нашей станции или пытаться следовать далее на Джанкой, рискуя застрять где-то в степи, кишащей бандами, для которых, если не сам обездвиженный бронепоезд, то его патроны и пулемёты явились бы желанной добычей.
- Ну что же, вам повезло, господин капитан, да и нам со Светланой Владиславовной тоже! – С улыбкой сообщил я Барсегову. – Дело в том, что я – инженер Харьковского паровозного предприятия, стаж работы одиннадцать лет. Полагаю, что смогу установить степень неисправности локомотива, дайте только поговорить с бригадой.
- Конечно же, Николай Сергеевич! Вас сам Бог послал! – Он тут же достал свисток и приказал подбежавшему адъютанту проводить меня к поездной бригаде. Ситуация оказалась трудной, но не безнадёжной; не вдаваясь в технические детали, на среднем ходу можно было продолжать движение до Джанкоя, категорически не допуская перегрузок паровой машины при недостаточно плавном подъёме на возвышенных участках пути. К счастью, главный машинист был хорошо знаком с предстоящей дорогой, и его радость от моего анализа ситуации не омрачила даже предстоящая бессонная ночь.
Несказанно воодушивился моему сообщению и сдержанный Барсегов. В базовой части бронепоезда для нас со Светланой подготовили маленькое, но вполне уютное купе; я оставил свою спутницу осваиваться в новой обстановке и вместе с капитаном вновь поднялся на локомотив, чтобы наблюдать машину в движении. Теория подтвердилась практикой, и я уверенно набросал карандашом в блокноте Барсегова расписание ремонтных работ, которые предстояло немедленно провести в локомотивном депо Джанкоя. И только через два часа, после второй технической остановки, я, наконец, счёл возможным покинуть бригаду и пойти отдыхать в наше купе.
Давно наступила ночь. Я не сомневался, что спутница моя уже спит, утомлённая приключениями минувшего дня.
Но она не спала. Переодевшись в дорожный халат из синего бархата (и как только он уместился в маленьком чемоданчике), она в полумраке, только с одним зажжёным ночным светильником, сидела на постели, вглядываясь в чёрную степь за окном, с редкими и дальними огоньками костров.
Она повернулась ко мне, и я увидел, что её глаза красные и опухшие от слёз.
- Я… Я молилась об убиенных… - Тихо промолвила Светлана, и тут я пожалел, что оставил её в одиночестве: на миру отважная и задорная, она всё-таки была женщиной, ранимой и слабой женщиной.
Присев на свою постель, я рассеянно смотрел на неё, не зная, что говорить и чем утешить. Она коснулась своего лица шёлковым носовым платком, тяжело вздохнула.
- Это так гнусно, так мерзко – убивать детей. И ради чего – ради золота, одежды, фунта муки, - горестно сказала она.
- Этого всего не было, милая моя Светочка, - ласково прошептал я, с той интонацией, с которой рассказывают сказку, убаюкивая ребёнка. – Не было погибших, не было сегодняшнего дня и вообще не было всего этого безумия последних лет. А был лишь дурной сон, который Господь послал нам для испытания.
- Но вы-то, вы, Николай… Сергеевич… - прошептала она. – Вы-то существуете в этом сне, такой милый, светлый, надёжный…
- Вот уж не знаю, существую ли, - я покачал головой. – Во всём этом кошмаре самое страшное и нелепое, что совсем не хочется жить…
Я не хотел рассказывать ей, как тифозной прошлой зимой потерял жену и сына, тоже пребывая на краю смерти: ей было уже и так достаточно чужого горя, которое она сострадательно принимала своим распахнутым сердцем… Но эпоха научила нас слышать даже не сказанное.
- Милый, милый мой Коленька… - Её трепетные тонкие пальцы коснулись моей щеки. – Нужно жить, обязательно нужно жить… Вот увидите, дурной сон расеется, мы проснёмся…
Больше мы не сказали ни слова до самого рассвета. Колёса бронепоезда размеренно стучали по рельсам, унося нас в неведомый Крым, прочь от войны, страданий, небытия. Лаская друг друга под этот перестук, упоённые, ненасытные, удивлённые нежданным счастьем (и ещё более удивлённые воскресшей способности по-прежнему, как в юности, испытывать это счастье), мы действительно просыпались от тяжёлого сна в новом для себя, светлом и безмятежном мире!
… За полчаса до прибытия в Джанкой Барсегов через адъютанта пригласил меня в штабное купе. Он уже был безукоризненно выбрит, встретил радушно, предложил ароматный кофе.
- Николай Сергеевич, выражаю вам благодарность от лица командования за помощь и профессионализм! Но только – поймите меня – я человек военный. Как указать в докладе о вас, понятно. Но ваша спутница, Светлана Вячеславовна – кто она, что вы знаете о ней?
- Святый Боже! - Я посмотрел на него, изобразив крайнее удивление. – Неужто вы так и не догадались? Светлана, конечно же, моя супруга, Залесская Светлана Вячеславовна, она из рода ахтырских малороссийских дворян. Вчера, согласитесь, был не самый подходящий момент раскланиваться и любезничать.
- Безусловно. – Барсегов отвёл в сторону взгляд, как бы прощая мою неправду и благословляя наше со Светой чувство, родившееся и несущееся навстречу судьбе под защитой орудий его бронепоезда. И добавил, уже искренне и даже, как мне показалось, с оттенком зависти:
- Она воистину очаровательна, и вы с нею, Николай Сергеевич, счастливец. Дай вам Бог многие лета радости и любви!
- Благодарю Вас, господин капитан, - я по-товарищески крепко пожал его руку.

Ваше мнение:
  • Добавить своё мнение
  • Обсудить на форуме



    Комментарий:
    Ваше имя/ник:
    E-mail:
    Введите число на картинке:
     





    Украинская Баннерная Сеть


  •  Оценка 
       

    Гениально, шедевр
    Просто шедевр
    Очень хорошо
    Хорошо
    Нормально
    Терпимо
    Так себе
    Плохо
    Хуже не бывает
    Оказывается, бывает

    Номинировать данное произведение в классику Либры



    Подпишись на нашу рассылку от Subscribe.Ru
    Литературное творчество студентов.
     Партнеры сайта 
       

    {v_xap_link1} {v_xap_link2}


     Наша кнопка 
       

    Libra - литературное творчество молодёжи
    получить код

     Статистика 
       



    Яндекс цитирования

     Рекомендуем 
       

    {v_xap_link3} {v_xap_link4}








    Libra - сайт литературного творчества молодёжи
    Все авторские права на произведения принадлежат их авторам и охраняются законом.
    Ответственность за содержание произведений несут их авторы.
    При воспроизведении материалов этого сайта ссылка на http://www.libra.kiev.ua/ обязательна. ©2003-2007 LineCore     
    Администратор 
    Техническая поддержка