Libra - сайт литературного творчества молодёжи Libra - сайт литературного творчества молодёжи
сайт быстро дешево
Libra - сайт литературного творчества молодёжи
Поиск:           
  Либра     Новинки     Поэзия     Проза     Авторы     Для авторов     Конкурс     Форум  
Libra - сайт литературного творчества молодёжи
 Михаил Рудин - Агония 
   
Жанр: Проза: Фантастика
Статистика произведенияВсе произведения данного автораВсе рецензии на произведения автораВерсия для печати

Прочтений: 0   Посещений: 66
Дата публикации: 25.4.2018

Синдром Ван Гога - Часть третья

Проникнувший в убежище свет с непривычки резал глаза. Отражаясь от серых стен с лоснящейся краской, он проникал в глубь коридоров, заставляя меркнуть жалкие попытки шестидесяти ватной лампы осветить тьму. Исчез он, правда, так же быстро, как и появился. Тяжелая гермодверь с лязгом закрылась, пропустив внутрь человека облаченного в старый, местами потрепанный костюм химзащиты. Зашумела громче обычного фильтрационная система убежища, очищая воздух от возможного заражения. Секунд через двадцать, фильтры перешли в обычный режим, тогда пришелец и снял с глаз очки с затемненными линзами. Щурясь от перемены света, он прошел внутрь, попутно стаскивая с головы респиратор и расстегивая куртку. В первую очередь нужно было зайти к коменданту убежища — рассказать, что на поверхности творится, а потом уже в медпункт.

Кабинет коменданта, был переоборудованной кладовкой. За темно зеленой стальной дверью скрывались оставшиеся с прежних времен прикрепленные к стенам стеллажи, пара кресел и стол, затесавшийся в глубь комнаты. Бледного света лампы не хватало на все помещение, и так как стол находился в тени, определить с порога на месте ли комендант было невозможно. Кашлянув и увидев, как за столом дрогнула тень разведчик кивнул хозяину кабинета.
-Егор, ты? Заходи, - комендант вышел из-за стола, пожал гостю руку и сел в кресло указав собеседнику на другое.
-Здравствуй, Семен Матвеевич. Как в убежище, тихо?
Комендант снял очки, положил их на стол и потер уставшие лаза. Затем вздохнул и глядя куда-то в сторону, сказал: «Еще немного, и будет тише чем в могиле.»
Мелкая улыбка сползла с лица Егора. В кабинете был стойкий запах спирта. Семен Матвеевич редко прикладывался к бутылке, хотя, благодаря Иващенко, местному разведчику, его запасов всегда хватало.
-Нам конец...Еще месяцев восемь, может, если повезет, десять мы протянем, а дальше, - Семен Матвеевич вздохнул и поднял глаза к потолку. - Сначала закончится еда, затем медикаменты, и все… Нас просто не станет, - комендант опустил глаза на разведчика. - Хоть ты порадуй.
Егор залез в набольшую наплечную сумку и достал оттуда небольшую потрепанную карту города. Затем, разложив ее на столе ткнул в нее пальцем, после минуты поиска:
-Здесь, в подвале многоэтажки, за гаражами есть небольшой склад. В основном продукты консервации. Об этом месте мало кто знает, залезть туда не просто, но оно того стоит. Я много на горбу не унесу, вам стоит собрать группу и наведаться туда рано утром.
Комендант долго смотрел на карту, затем поднял глаза на ее владельца.
-Не волнуйся, Семен Матвеич, «скрещенные» там не растут. От новостройки только подальше держитесь, туда часто прутся пораженные бедолаги, как голову поднимешь сразу видно — кладбищенская роща. Лучше будет обойти здесь, через соседний двор. Там всего один выход, но так было до того, как улетели «ковчеги». Стены там от части рухнули, так что мародеров можете не бояться.
Семен Матвеевич долго рассматривал карту, затем сказал: «Это же один из них? Из тех схронов, что добровольцами на самый черный день собирались?»
Егор кивнул.
-Только вряд ли хозяевам он еще понадобится. Убежище за Васильевским парком давно сгинуло, и с тех пор схроном пользовались, в основном, Ерема Крот и Андрей Мятежник. Только с тех пор, как Ерема умер после встречи с мародёрами, которые хозяйничали на Кузнечном тупике, Андрей пошел его искать. Он все говорил, что Крот так просто не помрет. Беднягу, наверное, уже оголодавшие псы растаскали, но Мятежника это не останавливало. Раньше Мятежник еще выходил в радиоэфир. Хоть и с помехами все чаще, а сей час вообще пропал. Я думаю парни не сильно, обидятся что их запасы за зря не пропали.
Семен Матвеевич несколько минут внимательно изучал карту, затем вернувшись к разведчику сказал:
-Хорошо, вечером я соберу совет по этому поводу. Мне бы хотелось, чтобы ты тоже присутствовал, и сам рассказал обо все этом. А пока, поспи, поешь, только сначала не забудь медпункт навестить. Без обид, но не хватало мне еще людей чем заразить, когда медикаментов почти не осталось.
Егор кивнул, пожал руку коменданта и, подхватив рюкзак, вышел из кабинета. Медпункт находился чуть дальше, через две двери. Здесь было несколько по светлее. Комнату площадью в шесть квадратных метров обрамляли все те же бледно-зеленые стены, но частично они были завешаны плакатами о вирусных и инфекционных заболеваниях, вреде радиационного и химического воздействия на человека, и иллюстрациями по оказанию первой помощи. Поразительно, но в такое маленькое пространство смогли, каким-то чудом, втиснуть ростовую модель скелета человека, кушетку, стол, два стула и тумбочку с медпрепаратами. Как раз за пересчетом оных разведчик и застал местную хранительницу здоровья. Услышав скрип двери, девушка, присевшая напротив тумбочки, отвлеклась от своего занятия, и узнав гостя с удивлением воскликнула: «Надо же! Живой!» Егор улыбнулся, и подходя к кушетке ответил: «А ты, Оля, все моей смерти не дождешься?» Девушка, взяв из тумбочки стетоскоп, тонометр и еще несколько предметов приступила к осмотру пациента.
-С твоей то жизнью, поражаюсь как ты еще ходишь... Помнишь, как тебя стая собак покусала, и ты у нас две недели отлеживался?
-Да помню, помню, - вздохнул Егор, и тут же добавил, - И о своем обещании тоже помню. Загляни в рюкзак.
Оля застыла с тонометром в руках, недоверчиво глядя на разведчика. Тот улыбнулся и кивнул на сумку взглядом. Девушка, хоть и с опаской, все же рискнула и медленно подобравшись к сумке, попробовала ее на вес. Рюкзак был довольно увесист, было похоже, что там лежит несколько картонных коробок. «Средняя молния» подсказал Егор. Оля, хоть и с некоей неохотой, медленно открыла рюкзак, отвернувшись на всякий случай в сторону.
-Да быть того не может! – закричала девушка на всю комнату, так и застыв с сумкой в руках, глядя в ее бездну расширенными глазами. – Где ты и это все достал?
-Поверь мне, так такого больше не найдешь.
На стол погрузилась коробка с хирургическими инструментами, разведчик же, пока девушка рассматривала ее содержимое прибавил: «Знаю, не самые стерильные, но думаю пузырек, завернутый в тряпку, поправит дело».
После этой фразы, вслед за инструментами, из сумки на свет был извлечен большой моток посеревших от грязи тряпок, за которыми скрывалась бутылка нераскрытого медицинского спирта.
-Я надеюсь Иващенко нет поблизости?
-Плохая шутка, - Оля отставила в сторону сосуд и вернулась к осмотру пациента.
-Прости. Ты же знаешь, там, наверху с людьми туго, вот и теряю навык общения. Доктор, скажите честно, я буду жить?
-Ну, пациент, здесь все зависит только от вас. Медицина дальше бессильна. Вы здоровы.
Подхватив несколько полегчавший рюкзак, Егор поблагодарил доктора, и еще раз извинился за неуместную шутку.
-За инструменты, конечно, спасибо. Но в убежище держи язык за зубами ладно? Здесь и так, жизнь в последнее время к чертям катится.
За медпунктом находился лазарет, который давно переполз за пределы одной комнаты и стремительно завоевывал новые рубежи убежища. Оно пополнялось почти каждую неделю, по большей степени людьми у которых нет шансов на выживание. Иногда находились альтруисты или безумцы, которые решали не откладывать неизбежный факт смерти и выходили на улицы города без средств защиты дыхательных путей. Кто знает какая участь была для них лучше: умирать в муках от недостатка медикаментов рядом с близкими людьми, или от превращения в скрещенного, в одиночестве, но быстрее. Их жертва увековечена не только в народно памяти, но и в извращенном разуме природы. Тринадцать (пока что) деревьев с красными цветами стоят стражей на крыше многоэтажки ведущей во двор, где находится убежище, тому доказательство.
Эта часть коридора очень походила на предбанник кладбища: хрип, кашель, болезненный стон и не самый приятный запах. Смотреть на лица обитавших там бедняг было не просто, даже не от того, что они исказились болезнью, скорее от того, что в них отчетливо читалось то, что ты всеми силами пытался спрятать от себя. Они знали, что это конец, что им не выбраться из этой ямы. Не сегодня, завтра они умрут. Здоровые же еще питались надеждой на скорое возвращение одного из ковчегов, который захватит оставшихся в этом аду людей или что-то подобное. И хотя все прекрасно понимали, что ничего подобного не произойдет, жить без надежды – сродни самоубийству. Больные видели мир несколько иначе, без пелены иллюзии, и это пугало куда больше, чем сама смерть.
А сразу за царством Аида, находился асфодеев луг. Разномастная толпа единым движением сновала из стороны в сторону, от двери к двери, от человека к человеку, лишь бы занять себя, чем ни будь. Но такое время препровождение приносило радость только детям. Они с криками и воплями носились по всему убежищу, изредка останавливаемые своими родителями. Напутственного увещевания хватало минуты на три, затем все начиналось по новой. Завидев разведчика гул недолго поутих, люди стали вглядываться в него, будь то надеясь найти в госте решение своих проблем. Егор, проходя холл, поздоровался с некоторыми людьми кого знал, перекинулся парой слов и направился к группке людей, оккупировавших ряд скамеек у стены. В основном это были старики, частью бывшие разведчики.
-Здравствуйте товарищи, как оно в земле живется?
-Да уж всяко лучше, чем в дереве, - грустно ответил седой одноглазый старик.
-С какими вестями пожаловал бродяга? – спросил мужчина чуть моложе, с седой бородой и блестящей лысиной. -Как оно там, на верху? Многое поменялось?
-Да все по-старому: воруют, убивают, предают, людей только чуть меньше стало.
-Тоже мне, юморист, - буркнул одноглазый со шрамом через правою щеку.
-У вас тут койки свободной не найдется, пока от робота убегал, устал как собака.
-Они что еще не издохли?
-Ну, видимо. Улиц через десять отсюда отирался старый Гроган, с залитым кровью корпусом. Черт его знает, что в этой металлической головне сейчас творится. Кстати, может показалось, но у него к корпусу полицейский жетон прилип.
-Восстание машин, не иначе, - сказал одноглазый. -Койку мы найдем, а вот с пищей, обломись. Сами последнего пса доедаем.
-У вас что разведчики филонят? Как же хваленый Иващенко? Неужели старик совсем плох?
-Ты его не трожь, у мужика вся жизнь поломалась с этой эпидемией. Ты помнишь, как люди только начали в деревяшек превращаться?
-Смутно, я тогда в разъездах был, на новости времени не было.
-Так вот когда это началось, вояки придумали препарат, который, вроде бы, должен сдерживать заразу.
-И как тогда мы до такого дожили?
-Ты дослушай. Его стали принудительно раздавать всем солдатам, которые тогда сдерживали толпы от дебоша. Что у него побочки есть уже позже узнали: галлюцинации, потеря сознания, привыкание. Так вот Иващенко это на своем опыте узнал. Жена его одной из первых скрещенных была. С неделю лежала в больнице с горячкой, потом просто вышла на улицу, вылезла на крышу и проросла… А когда эвакуация массовая была, ну еще до ковчегов, один из солдат отцепления словил приход, и застрелил его пятилетнюю дочь.
Егор молчал. Он знал его только как эгоистичного алкоголика, не более. Истории о разведчике, который выбирался из убежища только что бы найти бухла, и напиться в хлам в разных вариациях разлетелись по всему городу. Как всегда, у реальных событий то вырастали крылья, то рога, и действительность просто уходила в фарс. Истины, как оказалось не знал никто.
-Это он сейчас из запоя в запой ходит, - лысый бородач, будь то прочел мысли Егора. -Иващенко был первым, кто решил нос наружу высунуть. Тогда, как и сейчас, запасы подходили к концу, и он, что б занять себя хоть чем-то, взял химзу, открыл гермодверь, и через два дня вернулся с тремя коробками тушенки.
Сквозь мрак коридора начала прорисовываться заросшая фигура, в заношенном до дыр брезентовом плаще, с висящим на шее противогазом, от которого отходил гофрированный шланг, ведущий к прикрепленному к поясу фильтру. Чуть позже свет выхватил черную сумку, из которой было слышно звуки стекла. Не обращая ни на кого внимание человек просто прошел в свою комнату и захлопнул дверь.
-Беда, - протянул одноглазый. -Опять в запой ушел…
-Хоть вернулся, - бородач почесал затылок. -Думали помер уже. Неделю пропадал где-то.
Егор все это время смотрел на закрывшуюся дверь. В обитавшем там, за стеной человеке он увидел что-то знакомое, но искаженное как в кривом зеркале. Пытаясь забыть старый мир, Иващенко, как и Егор бежал из спасительного подземелья. Бежал до тех пор, пока мог. Затем возвращался обратно, под удар воспоминаний, наваливающихся от безделья. Вновь и вновь вырываясь наверх, Иващенко надеялся найти что-то, что может вернуть его жизни смысл. Обременяя себя горем всего убежища раз за разом, он подставлялся по удары мародеров и клыки одичавших животных, вырывая необходимые для людей припасы… До тех пор, пока не нашел одному ему ведомый склад алкогольной продукции. С тех пор, он стал подниматься с кровати лишь за тем, чтобы выбраться за очередной бутылкой.
-Ладно, я, пожалуй, пойду. Где я могу упасть?
-Иди на лево, и выбирай там любую койку.
За серой дверью находилось просторное помещение, большую часть которого занимали панцирные кровати. Выбрав ближайшую, Егор сбросил рюкзак, повесил куртку на спинку кровати и попытался заснуть. Но застоявшийся теплый воздух и шум, исходивший из коридора и от соседних кроватей, помешал задуманному.
Нависший над головой потолок, напоминал о том чувстве, которое постоянно толкало его выходить наружу. Возможность просто вдохнуть холодный свежий воздух без средств защиты этого стоила. А вид, открывающийся с высоты четырнадцати этажей, компенсировал многие негативные части вылазки. В городе была одна высотка, куда, по странным обстоятельствам, скрещенные не взбирались. Бродя по городу в рейдах, которые порой затягивались на неделю, Егор заметил, что ни один зараженный, как бы хорошо не освещалась крыша здания, не поднимется выше восьмого этажа. С тех пор он не мог расстаться с мыслью, что на высоте воздух может быть чистым.
Каждый раз проходя мимо высоток, он чувствовал непреодолимое желание взбежать на крышу и сорвать противогаз, но здравый разум напоминал о почти гарантированной смерти. Но все же, это случилось. В тот день шел проливной дождь. Егор пережидал его в одной высотке, недалеко от центра. Природа оживала, зачуяв приближение весны, отхватывая у человека все больше территории. Молодые деревья пробивались через асфальт, ломали подземные коммуникации и создавали собственные – корневые системы, к которым перенаправляли все выпадающие осадки. Постепенно в город стали приходить дикие животные и увидеть в центре убегающего от волка оленя, стало обычным делом.
Сидя на продавленном диване, в квартире на девятом этаже, Егор смотрел как потоки воды уносили в расщелины дорожного покрытия старый скутер. Стихия разгулялась в серьез, так что спешить было некуда: фильтров еще хватало, а до ближайшего целого убежища пол дня пути. Поэтому разведчик ознакомился с бедственными остатками интерьера квартиры в виде дивана, холодильника, телевизора, пары шкафов и столов, взялся за найденную в морозилке книгу «Отец Браун». Но даже после последней истории в этой книге дождь не решил прекратиться и тогда Егор попытался уснуть.
Проснулся он под вечер, когда дождь уже закончился и дождевая вода стекала с крыш. В квартире образовалось несколько небольших луж. Егор, потянувшись от сна, подхватил рюкзак и засуну в него прочитанную книгу, направился к выходу из квартиры. Подъезд заливало водой. Стекая по стенам, она образовывала огромную лужу у входной двери, которая затем медленно перетекала в подвал. Взглянув вверх, чтобы оценить масштаб катастрофы, разведчик увидел, что дверной проем ведущий на крышу пустует. Тут то глупость и задавила инстинкт самосохранения.
Перехватив по крепче рюкзак, Егор зашагал вверх по лестнице, пока не добрался до самой крыши. Закатное солнце осветило горизонт красным светом, и когда лучи проходили сквозь окна заброшенных зданий, казалось, что в домах горит свет. Внизу почти весь город терялся под сводом деревьев. Было слышно, как вода все еще стекала с листьев. Взглянув в другую сторону, Егор примерно представил, где затерялось убежище, к которому он добирался. Надвигалась ночь - уже не успеть. Придётся ночевать здесь. Посидев еще какое-то время на крыше, разведчик осознал, что со вчерашнего вечера ничего не ел. Выбор был не велик: либо терпи пока не доберешься до хорошо вентилируемого помещения, либо умри. Еще раз осмотрев округу в поисках зараженных, Егор, недолго думая, сорвал с лица маску и вдохнул свежий холодный воздух.
В тот момент он ощутил странное чувство. С одной стороны, это было облегчение. Совершив задуманное, он сбросил с плеч бремя неопределенности. Но тут же взвалил новое. Взглянув на часы, он засек время и дал себе сутки. Обычно в такой срок проявляются первые симптомы заражения, после чего приступил к трапезе из сух пая, впервые глядя на гибнущий город без помех.
С наступлением ночи он все еще лежал на крыше, глядя на звездное небо и вслушиваясь в звуки бушующей внизу природы. Егор спустился в ту же квартиру только через пару часов, когда на улице заметно похолодало. Спать совсем не хотелось. Но делать тоже было нечего. В который раз измерив всю квартиру шагами и пошарив во всех шкафах и шухлядках, он упал на скрипнувший под весом диван и уставился на высыхающее на потолке пятно. Прошло всего три часа, хотя разведчику казалось не меньше пяти. Он решил остаться в квартире до утра, если не проявятся первые симптомы заражения. О худшем варианте думать не хотелось. Да и думать тогда уже не нужно будет, Егор просто потеряет контроль над телом и взобравшись на крышу, станет пищей для прорастающего в нем растения. Закрыв глаза, разведчик видел по началу пляшущие цветные пятна. Постепенно они уходили в темноту, со временем туда погрузился, и он сам.
Следующее утро началось с лая собак, гнавшимися за енотом. Егор первым делом всмотрелся в зеркало выискивая лопнувшие капилляры в белках глаз. Голова не болела, не бросало в жар, не было тремора конечностей… Вздохнув с облегчением, разведчик вышел из квартиры и перепрыгивая через лужи в подъезде добрался до проржавевшей стальной двери. Из проема хлынул ослепляющий дневной свет. Во дворе было тихо, но разведчик по привычке старался передвигаться по тише.
-Да пошло оно, такое будущее - на соседней койке сидело два человека и громко спорили. -Кода Иващенко еще не был овощем он и группу мог вывести, и на мародеров напасть в одиночку. Чем мы то хуже старого алкала? Забились в эту нору и ждем пока передохнем по одному. Ну найдем мы припасы, победим болезни, дальше то что? Нам кранты. Планета нас хоронит.
-И что ты предлагаешь? Вырыть ямы и всем дружно играть в кладбище?
-Нет, зачем? Один хрен, даже после смерти эта зараза возьмет твою тушу и вытянет все соки чтоб накормить дерево.
-Ты уже проснулся, - в комнату вошел еще один человек. -У коменданта собрание, только тебя ждут.
Егор протер глаза и нехотя поднявшись достал из рюкзака флягу. Сделав на ходу несколько глотков, он поместил сосуд на пояс, о чем тут же пожалел. Оказалось, что разведчик проспал по вечера и в опустевших коридорах звук бряцающей фляги звучал несколько громче ожидаемого. Освещение заметно потеряло в яркости. Самопальная линия низко вольтовых ламп, протянутая в первые месяцы после эвакуации, не давала достаточно света, для безболезненного передвижения по убежищу. Пару раз Егор запнулся о порог и чуть не упал, наткнувшись на стальную трубу.
Наконец добравшись до кабинета, он нащупал дверную ручку и пробрался внутрь. Сгрудившись над столом в свете старой керосиновой лампы, сидело пять человек. Они тихо переговаривались. Подойдя к столу по ближе, Егор попытался разглядеть собравшихся в комнате.
-А вот, собственно, и виновник, - сказал Семен Матвеевич. -Я тут поверхностно рассказал товарищам о твоей идее, но думаю, тебе стоит изложить все лично
Егор подошел к разложенной на столе карте и временами указывая на улицы, переулки и сделанные от руки пометки (которые, иногда, корректировал по ходу) начал излагать свой план.



Ваше мнение:
  • Добавить своё мнение
  • Обсудить на форуме



    Комментарий:
    Ваше имя/ник:
    E-mail:
    Введите число на картинке:
     





    Украинская Баннерная Сеть


  •  Оценка 
       

    Гениально, шедевр
    Просто шедевр
    Очень хорошо
    Хорошо
    Нормально
    Терпимо
    Так себе
    Плохо
    Хуже не бывает
    Оказывается, бывает

    Номинировать данное произведение в классику Либры



    Подпишись на нашу рассылку от Subscribe.Ru
    Литературное творчество студентов.
     Партнеры сайта 
       

    {v_xap_link1} {v_xap_link2}


     Наша кнопка 
       

    Libra - литературное творчество молодёжи
    получить код

     Статистика 
       



    Яндекс цитирования

     Рекомендуем 
       

    {v_xap_link3} {v_xap_link4}








    Libra - сайт литературного творчества молодёжи
    Все авторские права на произведения принадлежат их авторам и охраняются законом.
    Ответственность за содержание произведений несут их авторы.
    При воспроизведении материалов этого сайта ссылка на http://www.libra.kiev.ua/ обязательна. ©2003-2007 LineCore     
    Администратор 
    Техническая поддержка