Libra - сайт литературного творчества молодёжи Libra - сайт литературного творчества молодёжи
сайт быстро дешево
Libra - сайт литературного творчества молодёжи
Поиск:           
  Либра     Новинки     Поэзия     Проза     Авторы     Для авторов     Конкурс     Форум  
Libra - сайт литературного творчества молодёжи
 Турченков Виталий - Сегрегация 3 
   
Жанр: Проза: Фэнтези
Статистика произведенияВсе произведения данного автораВсе рецензии на произведения автораВерсия для печати

Прочтений: 0   Посещений: 63
Дата публикации: 17.10.2018



ЖЕНЩИНА В БОРДОВОМ

Кромешная тьма медленно заполнялась мутным светом. Нестерпимо болела голова и сильно жгло в районе груди.
«Неужели я наконец дома» - ещё теплилась слабой надеждой в моём сознании, единственно приемлемая для меня мысль.
Однако же эту мысль, сильно смущало, неприятное ощущение холодного бетонного пола, вместо привычного домашнего паркета. Внимательно оглядевшись я обнаружил себя запертым в небольшую камеру с железной решёткой во всю стену.
- Долго же вы сюда добирались, - сказал недовольный, но очень знакомый голос из камеры напротив. - Я тут из последних сил держусь, а вы где-то шляетесь.
Слух меня не обманул. Внимательно вглядевшись, я обнаружил своего старого знакомого демона (с его вечно виснувшим рогом), сидящим на полу соседних «апартаментов».
- Нас, между прочим, тут пытают, - продолжал озвучивать свои претензии он. - И пытают, я хочу вам заметить, самыми изощрёнными методами.
- Как я сюда попал? - подымаясь с холодного пола, со стоном произнёс я.
- Полиция притащила.
- Нет, как я вообще сюда попал?
- А, в этом смысли? Тут, конечно же, каюсь. Я подсобил.
- Но зачем?
- Ну-у, как вы видите, всё пошло не по плану. Иначе говоря не так я себе это представлял.
- Так я должен вам теперь в этом помочь? Это чем же? Своим пребыванием здесь.
- Ну… Это вы скоро узнаете чем. А ваше пребывание здесь, изначально не предполагалось. Вы зачем полезли на рожон? Сопротивляться представителям власти, грешно. Разве вы об этом не знали?
- Бред какой-то, - медленно сползая по стенки обратно на пол, точно (как мне показалось) диагностировал данную ситуацию я.
- Ну, это вы знаете, как посмотреть, - не согласился со мной, демон. – Тут на лицо извечная дилемма наполовину полного стакана.
- Какого ещё к лешему, стакана?!
- Как какого? Наполовину полного или пустого. Тут вам решать.
- У меня голова болит.
- Через некоторое время, у вас и вся внутренняя сущность заболит.
- Это с чего вдруг?
- Скоро узнаете.
В эту секунду, послышался громкий звук отпираемого замка и неприятный скрежет несмазанных петель, железной двери.
- Идёт! Он идёт! – закричали, находившиеся в ближайших к выходу камерах, заключённые, а где-то совсем рядом со мной, послышался вполне отчётливый стон.
- Начинается, - безрадостно произнёс демон и прикрыл свою голову руками.
Послышались звонкие шаги и в узком между-камерном пространстве, появился небольшой толстый человечек в сером костюме тройке, с большой тетрадью в кожаном переплёте.
- Сейчас истязать будет, - громко предупредил меня демон.
Человечек, видимо слегка смущённый этим заявлением, быстро достал из внутреннего кармана своего пиджака белый платок, протёр им свою вспотевшую лысину и неуверенно открыв свою большую тетрадь, трагически произнёс:
- Женщина в бордовом! Поэма!
- Иди ты к чёрту со своей женщиной! – послышался отчаянный крик одного из заключённых. – Что мы тебе сделали?!
Но маленький человечек уже начал:
- Женщина в бордовом
Приходит ко мне в ночи.
Сверля своим хищным взглядом
Рвёт не стыдясь на клочки.
Женщина в бордовом
Садится ко мне на постель.
Она горяча как пламя
И холодна как метель.
Здесь человечек осёкся, тяжело сглотнул и продолжил:
- Женщина в бордовом
Шепчет на ухо мне.
Шепчет мне о том,
Как хорошо ей рядом со мной.
Гладит волосами своими
Мою трепетную грудь.
Говорит что впредь её я
И не даёт мне уснуть.
- Вот тут, у меня не очень хорошо вышло, но я потом переделаю, - извинительным тоном заверил всех присутствующих автор, и заголосил дальше:
- Я её смущаюсь,
И тут же восторгаюсь ей.
Так проходят все ночи мои
В отличии от сумрачных дней.
Женщина в бордовом,
Сводит меня с ума.
Женщина в бордовом,
В сердце моём одна.
Она глядит с укором
И я ловлю этот взгляд.
Она мне поёт сладким стоном
И бьёт моим сердцем в набат.
Есть только она в целом мире,
Другие померкли во тьме
Струною поёт моя лира…
В этот момент снова загромыхали и заскрипели двери и в коридор вошли два надзирателя в зелёных мундирах, с почти бульдожьими мордами вместо лиц.
- Новенький! На выход, - громко рявкнул один из них мне, в то время как второй принялся открывать мою камеру.
Прерванный человечек, снова достал свой платок и привычно протерев свою лысину, приготовился читать дальше (и судя по толщине тетради, там было что читать).
С некоторой осторожностью отозвавшись, на предложение покинуть своё временное пристанище, я тут же вышел из камеры, и следуя установки конвоиров, проследовал по коридору на выход. При моём растерянном прохождении к двери, демон, успокаивающе подмигнул мне своим красным электрическим глазом, а находящиеся в камерах заключённые с некоторой завистью прошептали слово: «счастливчик».
- Есть только она в целом мире,
Другие померкли во тьме.
Струной поёт моя лира,
О, будь милосердна ко мне... -
Продолжил свои трагические завывания маленький человечек, заглушаемый скрежетом и грохотом железных врат. Меня же, после запирания их, большим железным ключом, лёгким толчком в спину, направили к уходящей на следующий этаж, узкой винтовой лестнице. Поднявшись по которой, я оказался в большом мраморном зале, с колоннами.
Пройдя чуть далее, по увешанной изысканно оформленными письменными приказами и распоряжениями галерее, мы всей нашей вынужденной компанией, предстали перед бордовой (чувствовалось что у них тут с этим цветом какой-то пунктик) портьерой, за которой с табличкой «Администратор» располагалась резная, из красного дерева дверь. Там же находились и два торжественного вида молодца без лиц но в драгунских шлемах и с саблями наголо.
- Правонарушитель двести семнадцать, к её бордовости, по запросу её, - обращаясь к ним, в унисон гаркнули мои конвоиры.
- Да не потеряют насыщенности, оттенки славы её, - ответили им молодцы и тут же расступились.
«Важная, должно быть, персона» - взирая на весь этот пафос, вскользь подумалось мне.
После этого, бесцеремонно схвативши меня за шиворот, один из обладателей бульдожьей морды, с особо показной (как мне показалось) грубостью, швырнул моё тело в эту самую дверь, от чего та распахнувшись, незамедлительно предоставила мне возможность влететь во внутрь солидного вида кабинета.
- Правонарушитель двести... - войдя вслед за мной, начал было рапортовать конвоир.
- Что же ты паразит, двери ручной работы ломаешь! - тут же перебил его властный женский голос. - Разве для того я её, кто знает сколько времени, по каталогу выбирала, чтобы ты её мордами заключённых бил?!
- Виноват! Ваше бордовость!
- Пошёл вон! - приказным тоном отозвался на это извинение властный голос и я услышал как в ответ на это, хлопнула та самая, ручной работы дверь.
- Идиоты, - злобно прошептала хозяйка кабинета, которую я осторожно поднимаясь с полу, мог теперь рассмотреть в её полной красе слегка приглушённого света.
Передо мной, опираясь крутым бедром на большой письменный стол, стояла молодая красивая брюнетка с густо накрашенными ресницами, а от того почти чёрными (как казалось со стороны) глазами и спадающими на плечи слегка волнистыми волосами.
Одета она была в длинное (конечно же) бордового оттенка платье с весьма вызывающим вырезом в низу. Такого же цвета туфли на высоких шпильках, грациозно возвышали её изящную фигуру над всеми нелепостями здешнего мира (в приделах своего уровня, разумеется). В тонких пальцах она держала вставленную в мундштук дымящуюся сигарету и наверное нет нужды упоминать какого цвета были её губы и ногти, но вот описать её взгляд...
Уверенный (уж простите мне моё временное подобострастие) взгляд её выразительных, но холодных глаз, сильно напоминал обжигающею струю кумулятивного снаряда, проникающего в самые потаённые глубины мечущегося сознания, некоторых, изрядно впечатлительных визави.
Особенно проникновенным он становился в момент поднесения к губам, длинной сигареты, когда прищуривая свой правый глаз, она делала очередную затяжку.
- Не таким я вас представляла, - выдыхая небольшое кольцо белого дыма, разочарованно произнесла она. - Вы бы кушали, что ли больше.
- Спасибо, мне уже говорили… я вообще не отсюда, - рассеянно затараторил я. - Мне бы только...
- Домой попасть. Ага, знаем. Предупреждали.
- Да-да, именно. И кстати, меня зря задержали, ничего противозаконного, я не совершал.
- Не совершали?
- Нет, не совершал.
- И не нарушали?
- Что именно?
- Статью двадцать восемь, пункт третий, параграф восьмой. Несанкционированная передача уровневого жетона лицу, уровню этому не принадлежащему. Это что, по вашему шуточки?
- Я не знал... Я был в сложной ситуации...
- Сложной говорите? Сложная ситуация для вас только начинаются.
Сказав это, она грациозно обошла обшитый бордовым сукном стол и задумчиво опустилась на своё кожаное кресло, удобно располагавшееся перед тяжёлыми (как и при входе) портьерами.
- Насколько я поняла, вы существо неопределённое, по местным стандартам неструктурированное, - продолжила хозяйка кабинета. - И почему прибор определил вас на наш уровень, для меня загадка... но впрочем так даже лучше.
- Для кого лучше? - уже не на что не надеясь, поинтересовался я.
- Для меня лучше. Для вас, кстати тоже, если сделаете всё что от вас требуется.
- И что же от меня требуется?
- Сущая малость. Добраться до десятого уровня и достать для меня Кодекс Благости. Слышали о таком?
- Я думал это сказки.
- А что нынче не сказки? В мире информационного голода, даже наличие информационного голода - сказки.
- А он вам зачем?
- Как это зачем? В благости, милый мой, возрастать хочу. Не век же мне в этом гадюшнике маяться.
- Да, старуха об этом что-то рассказывала, - начал в слух припоминать её историю я. - Только на него даже смотреть, вроде бы, запрещено, а то чтобы в руки брать... Да и к тому же мне на десятый уровень не попасть. Я, как вы сами выразились, на третий определён.
- Я повторяю, вы существо не структурированное и под местные определения подпадать не должны. По крайней мери теоретически… Короче, не знаю как, не знаю чем, а книгу мне извольте добыть. В конце концов, мне вашу эффективность в подобного рода делах, гарантировали.
- Что значит гарантировали?.. А если я не смогу?
- Тогда домой вам не попасть, - не по-доброму улыбнувшись, отчётливо произнесла она. - Тут, лишь ваш приятель помочь может, а какой ему в том резон? У нас с ним всё договорено. Мне Кодекс, ему свободное перемещение по здешнему уровню.
- Нет, ну бред какой-то. Что значит: «не знаю как», «не знаю чем»? Если даже вы не знаете что... А я, хочу вам напомнить, вообще не местный.
- Да, другим я вас представляла, - снова разочарованно закачав головой, заметила любительница бордового цвета и нажав на кнопку коммутатора громко произнесла:
- А ну тащите сюда этого эльфа, недоделанного!
- Вообще-то он демон, - зачем то вставил я.
- Вообще-то он трепло, - зачем то поправила меня она.

Громкий удар с размаху влетевшего в дверь, моего рогатого знакомого, торжественно ознаменовал его появление в бордовом кабинете.
- Правонарушитель сто восемьдесят девять... - начал громко возвещать о доставке заключённого конвоир, но был прерван полетевшей в него пепельницей.
- Я кому про сохранность дверей говорила! - окончательно выходя из себя, закричала на него администраторша. - Идиот!
- Виноват! Ваше бордовость, - как ни в чём не бывало, взял под козырёк конвоир и тут же закрыл дверь.
- Идиоты! - никак не могла успокоится брюнетка. - Кругом одни идиоты!
- Идиотизм, тоже не лишён своего очарования, - быстро поднимаясь, миролюбиво заверил её демон, - Ежели, он разумеется в меру.
- Вы кого мне подсунули?! А?! - обратила весь свой не проходящий гнев на него, её бордовость. - Где, вами обещанный, бесстрашный странник по потусторонним мирам и порталам? Отчаянный авантюрист и находчивый малый...
- Да вот же он, - поправляя свой рог, кивком указал на меня демон. - Скромен подлец, но дело своё знает. Поверьте.
- Кто? Этот дрыщь? - излишне, как по мне, критически отозвалась на это утверждение брюнетка. - Да он разве что не плачет!
- Мастерски бросает в глаза пыль. Молодец. И это он ещё не разошёлся как следует.
- Прекращайте эту комедию, - устало и обиженно обратился к виновнику данной ситуации я. - Решайте свои проблемы сами, а меня... давайте, отправляйте домой.
- Ну вот, я же говорил что разойдётся, - продолжал гнуть свою линию демон. - И это он ещё о Масленичной пятнадцать рассказывать не начинал.
- Мне о ваших масленичных, знать не интересно, - доставая из выдвижного ящика своего стола, бутылку красного вина, заметила женщина в бордовом и быстро откупорив уже начатую ёмкость, плеснула её содержимое себе в бокал.
- Так, никому не интересно, - не стал спорить с ней «эксперт по меж пространственным перемещениям», - потому как, правильно выстроенная легенда...
- Значит так. Либо вы достаёте мне книгу, либо валите на свой первый уровень, в тамошнем мусоре легенды по-правдоподобнее сочинять. Ясно?
- Мы? Вы конечно простите, но мы так не договаривались, - не согласился с подобными вариантами дальнейших действий, демон. - Моя задача в том состояла, что бы вам этого молодца предоставить, а дальше...
- А дальше, пока предмет моей заинтересованности передо мной не окажется, про третий уровень можете и не вспоминать.
- Слушайте, - с мольбою в голосе продолжил я. - Ну неужели без книги этой, никак не обойтись. Ну неужели нет иного способа...
- А вот представьте себе, нет, - сделав большой глоток вина, безапелляционно отмахнулась от меня властная брюнетка. - Я всё пробовала. Всё! И праздник чинопочитания проводила. И новую систему взаиморасчётов поддерживала. И песенные конкурсы воспевания благости, устраивала. И нежелающих культурно развиваться в мусоропровод сбрасывала. И весь уровень в свой любимый цвет стилизовала. И недовольных этим… Всё без толку. Я им на вверх отчёты, а они мне грамоты. Я им копии своих указов, а они мне копии своих. Я им запросы, они мне новые предписания. Всё бесполезно. Всё! Только в этой треклятой книге, точные критерии описаны должны быть. И я бы с удовольствием с ними ознакомилась.
- А если книга эта, всего лишь выдумка? - расстроенно разглядывая свой правый рог в настенном зеркале, между делом предположил демон. - Что если нет её вовсе?
- Есть, нету… Давайте будем работать с фактами, а не с предположениями.
- Слушайте, - внезапно пришла в мою голову неплохая (как мне показалась) идея, - да вам, всего то и нужно, что дырки в потолках по-наделывать. И лазайте себе по всем уровням... разным, сколько хотите.
- Он что, идиот? - удивлённо обратилась к демону, неудовлетворённая своим нынешнем местоположением администраторша. - Он что не понимает, что я тут на то и поставлена, чтобы вещи такие пресекать? Что меня иначе на первый уровень вышвырнут, дабы там отсутствием макияжа крыс пугать?
Демон тут же попытался перевести моё предложение в шутку и поспешил заверить её в моей полной нормальности и подобающей (для данного вопроса) компетенции. Но её бордовость, видимо сильно задетая за живое, успокаиваться этими заверениями не как не желала.
- Он что, не понимает что у меня подобными умниками, все казематы забиты?! Что все мусоропроводы и шахты грузовых лифтов, профилактическим огнём не от нечего делать, выжигаются?
- Понимает, конечно понимает, - продолжал настойчиво заверять её, нарушитель вверенного ей уровня. - Опешил, видимо, от красоты вашей. Залюбовался. Кровь от головы и отхлынула...
- Никуда у меня кровь не от хлынула, - обиженно запротестовал я. – По на придумывали, сами, правил дурацких... Даже не знаете, существует ли этот ваш Кодекс на самом дели. И вообще... вам места обитания на молекулярном уровне, что ли, прошиты?
- А я знаю? – искренни удивилась обладательница пытливого взгляда.
- А кто знает? – продолжал озвучивать свои возмущения я.
- Знаете что. Вот у тех, к кому вы командированы, и спросите.
- Ах это так у вас называется?
- Нет, ну он нормальный? А как вы у меня по ведомости пройдёте?
- Какой ведомости?
- Учётной. У нас тут организация серьёзная.
- Дурдом у вас тут. Ей богу дурдом. Книги, уровни, возрастания. Глупости, честное слова.
- Глупости? Может и глупости, но тогда доказательства этого предположения, неоспоримые, мне лично предъявите, - категорично заявила хозяйка кабинета, кивком головы давая понять, что разговор окончен.
Тяжело вздохнув я направился к резной двери, с сильным желанием с ней (с дверью… и не только) более не соприкасаться. Галантно раскланявшись, мой ново приобщённый подельник, также проследовал на выход
- И кстати, - уже в дверях, с грустной улыбкой обратился к ней он. – Уймите своего менестреля. Ведь это же не гуманно.

Быстрым шагом пройдя мимо молодцов с саблями и портьеры к упомянутой выше галереи, мы, свернув в очередной слабо освещённый коридор, добрели до небольшой площадки с мраморной лестницей, ведущий куда-то в низ. Сперва мне подумалось что мы зачем-то возвращаемся в тюрьму, но все страхи рассеялись как только мы оказались в большой комнате, битком набитой разными существами с папками и бумагами. Чем-то сильно недовольные конторские служащие за деревянным барьером, всем своим раздражённым видом подсказали мне, что мы находимся в приёмной.
- Что ж, срок нашего пребывания здесь, сильно ограничен, - проходя через всю эту толпу, сосредоточенно обратился ко мне демон. - Нужен надёжный источник, хотя бы какой ни будь информации.
- Вы и в правду собираетесь добыть ей эту книгу? – выходя в след за ним в следующие помещение с большими, заплывшими от дождя окнами, искренни удивился я.
- Не я, а вы.
- Мне то, оно зачем?
- Ну вы же хотите домой? Не так ли?
- Вы будете меня этим шантажировать?
- Конечно буду.
- У вас совесть есть?
- Есть. Но на кону законность моего пребывания здесь, которое, прошу вас учесть, мне крайне необходимо.
- Но зачем? Жили бы себе в лесу, как друзья ваши? Сдался вам этот город, с его дурацкими правилами.
- Вот сами и живите в вашем лесу, если он вам так нравится.
- Это не честно.
- Ещё скажите что это не справедливо.
- Конечно. Почему из-за вас должен страдать я.
- Мир жесток.
- Какой мир?.. Я даже не уверен реален ли он, этот ваш мир.
- Тем более успокойтесь. Успокойтесь и получайте удовольствие.
- Что-то не получается. Никак не могу, видимо, осознать своего счастья.
- А вот и зря. Ведь кем вы были?
- Кем?
- Нытиком. Унылым адептом пыльного домоседства. А сейчас вы важная персона. Вы тайный агент на задании.
- Предпочитаю оставаться нытиком, - угрюмо заверил, виновника моего вынужденного пребывания здесь, я
- И я уже молчу о том, - не слушал меня он, - какой шикарный у вас работодатель? Когда вы в последний раз общались с такой женщиной?
- Это, вы видимо про те оскорбления, которые она себе позволяла. Это фамильярное хамство, а не общение.
- Ей можно простить такую несдержанность.
- Вы у нас, видимо ценитель женской красоты… Да, а как у вас тут с размножением?
- Плохо. А вопрос ваш, по крайней мере, неприличен.
- Да у вас тут что ни спроси, всё либо глупо, либо неприлично.
- Это потому, что у вас с толерантностью плохо, - нравоучительно заявил мне демон подходя к ведущей куда-то наружу, раздвижной стеклянной двери.

Обвинения в не толерантности, показались мне необоснованным и я демонстративно закатил глаза к верху. Демон на это внимание обращать не стал и мы, открыв раздвижную дверь, внезапно оказались на небольшом, находящемся во внешнем стеклянном туннели, перроне монорельса.
Перрон этот, доходя до угла здания там же и прекращался, а туннель, повиснув (на метров сто) в воздухе, своими яркими огнями уходил к следующей высотке.
- Мы что, куда-то едим? - заметив подъезжающий к нам остроносый состав местного средства передвижения, безрадостно спросил я.
- Конечно, - заходя во внутрь второго вагона, подтвердил мою догадку демон. - Нам позарез нужна информация и я кажется знаю где её можно добыть.
- Нам же велели отсюда убраться.
- Мы так и сделаем, но не сразу.
- Всех благ! - вежливо обратился он к стоящему при входе существу с тоненькими усиками на сильно зелёном лице, и сделал мне знак рукой.
- Всех благ! - послушно повторил за ним я, слегка поклонившись (видимо) кондуктору в светло синей форме с прибором внешне сильно напоминающий диктофон.
Дверца вагона закрылась и состав, не дав нам возможность усесться на жёсткие пластиковые сиденья, быстро помчался вперёд. Осторожно передвигаясь вдоль поручней, я, опустившись на одно из них, с некоторой опаской огляделся по сторонам. В вагоне кроме нас и кондуктора, находились ещё три существа неопределённого пола и вида с отсутствующими взглядами обращёнными прямо в пол. Бледные, с длинными шеями, в серых балахонах и без всякого намёка на растительность, они напомнили мне странствующих монахов.
- За нами могут следить, - испуганно прошептал усевшемуся рядом демону, я.
- Могут, - кивнул в ответ тот. - Тут все за всеми следят.
- Зачем?
- Традиция. Не кто не помнит кто её породил, но всё равно свято чтут.
- Откуда вам это знать? Вы тут лишь благодаря моему жетону.
- У меня были разговорчивые друзья.
- Мне говорили что на «третьем», друзей не заводят.
- Ну не друзья. Сокамерники. Какая разница.
- А вот такая. Трепались наверное, на право и налево, а мне теперь за книгами мифическими бегать.
- Да ничего я там не трепался. Я на допросе сразу о вас рассказал.
- Зачем?
- Для солидности.
- Какой?.. Кстати, а как вы меня сюда вообще вытаскиваете? Ещё кто ни будь так может? Ведь если может то...
- Да кто его знает. Сие есть извечная загадка общего миро созидания, и нам её глубин никак не постичь.
- Наверняка снова врёте.
- С чего мне врать?
- Да вы постоянно врёте.
- Неправда. Я желаю вам только добра.
- Тогда дайте мне по уху и покончим с этим.
- Покончим? А как же книга?
- Добывайте её сами.
- Я не могу. У меня нет ваших способностей.
- Какие ещё к чёрту способности! - почти прокричал я.
- О-о. Друг мой, не драматизируйте. Вы так склонны безосновательно приуменьшать вашу случайную необходимость, в подобного рода ситуациях, что даже я, начинаю малодушно в вас сомневаться, - поднося свой электропроводный палец с изолентой к носу, тихо заверил меня демон, после чего загадочно повернулся к окну.
Так и не разобрав, была эта ели слышная тирада похвалой или осуждением, я тоже уставился в окно в надежде как следует рассмотреть город. Однако омываемый дождём стеклянный туннель, смазывал всю картинку, не как не желая предоставлять мне такую возможность. Примерно минут через пять, после нашего разговора, мы, спешно покинув вагон (и трёх подозрительных персон в нём), сошли на подвесную платформу следующего перрона, где сразу же оказались перед большими, арочного вида воротами.
- Ну, и куда мы прибыли? - глядя на них, недоумённо спросил я.
- Это, - толкая тяжёлые ворота, кряхтя отвечал демон, - весьма интересное, а главное очень важное... для нас сейчас, учреждение.
Применив некоторое усилия и со скрипом открыв одну из двух деревянных створок, наши тела с трудом, но всё же очутились внутри некого подобия готического зала с многочисленными столами и стульями возле них.
За столами как и полагалось, шумно ели и пили обитатели здешних широт, между которыми то и дело сновали грузные официантки, скрипачи и недопившие до своей привычной нормы посетители.
- Тут, все важные учреждения с общепита начинаются? – с не проходящим сомнением в голосе, спросил я.
- Общепита? - удивился этому определению демон. - Сколько вам лет?
- Достаточно.
- Это хорошо. Это нам пригодится, - язвительно добавил он и стал настойчиво пробираться вперёд, через всю эту густо гомонящею компанию.
Не без труда миновавший первый зал, мы пройдя через ещё одну арочную дверь, попали в следующий, гораздо меньшего размера с отдельными кабинками для отдельных (как это полагается) клиентов. Остановив крупную девушку, одетую на манер официанток с пивных фестивалей, демон шепнул ей что-то на ухо. Та, в свою очередь, быстро закивала головой и осторожно оглянувшись, указала рукой на одну из этих кабинок.
- Нам сюда, - повернувшись ко мне, заговорческим тоном произнёс демон и проследовал в указанном направлении.
Я поспешил следом.
В кабинки, за накрытым (толи к ужину, толи к обеду) столом, обнаружился покрытый глубокими морщинами пожилой джентльмен, с очень реденькой, почти прозрачной бородкой. Красный халат его был сильно засален, а ворот некогда белой сорочки, стыдливо выглядывающей из под него, настойчиво просил утюга.
- Насколько я понимаю, вы и есть белобородый старец? - с поклоном обратился к нему демон.
- Он самый, - наполняя свой стакан пенной жидкостью из глиняного кувшина, не очень приветливо ответил он.
- Вас, нам очень рекомендовали, - подсаживаясь за стол и жестом ноги приглашая меня последовать его примеру, вкрадчиво прошептал мой соучастник. - Мы отблагодарим.
- Было время, я в рекомендациях не нуждался.
- Эти времена могут наступить снова. Мы с моим другом...
- Много времён прошло с тех пор. И никто уже теперь не скажет, сколько именно.
- Скорее всего много. А вот мы с моим...
- Да, знавал я времена и получше.
- Да к чёрту ваши времена, дедушка! - не выдержал наконец, этой долгой прелюдии мой вновь приобретённый «друг». - Я говорю, мы с другом в затруднительном положении оказались! Нам помощь нужна.
- Какая от меня может быть помощь? - слегка опешил от такого напора старик. - Я стар, у меня с головой не лады.
- Да всё у вас с головою нормально...
- Не правда. У меня и справка есть.
- У всех есть, а про то что мы, мол агенты подсадные... так вы о том не переживайте. О таком смешно и подумать даже.
- Оно то может и так... - замялся старик. - Никто и не...
- Да вы, вот на него посмотрите, - изолированным перстом указал в мою сторону демон. - Ну какой из него агент.
На этот раз я не стал обижаться и в подтверждение этих слов интенсивно закивал головой.
- Это же слёзы, а не агент, - продолжал заверять его в моей профнепригодности, демон. - Его ж самого оберегать и спасать нужно.
- От чего? - слегка успокоившись, удивился старик.
- От сомнений, разумеется.
- А в чём он сомневается?
- Сомневается в существовании «Кодекса Благости» и я его в этом не виню...
- Это он конечно же зря. Зря. Он существует. Я лично его, вот в этих руках держал.
- Аргумент, конечно сильный, но... наличие у вас справки...
- Справка, это для отвода глаз! - сделав большой глоток из своего стакана, не на шутку разгорячился старик. - Для начальства. Будь оно трижды не ладно.
- Что, сильно допекает? - участливо осведомился демон.
- Житья от него... точнее от неё, нет. Угнетательница. Всё, всё вокруг в свой гадостный цвет красит. Облагораживает она видите ли... Да если бы только это. Пиджаки носить заставляет. Галстуки. Подтяжки.
- Это ужасно.
- Все приличные заведения на свой манер переделала! Это, чуть ли не последнее осталось. Но дайте срок! Дайте срок и сюда доберётся!
- Что вы говорите? Какое наглое попрание исконных, культурных ценностей.
- Стихи про себя, хвалебные, писать заставляет! А ведь не все могут! Все злачные места, своими дурацкими указами обклеила... Агентуру наплодила. Полицию. И чуть что, сразу же за решётку. Нет, верьте моему слову, раньше так не было.
- Так, а что там, насчёт Кодекса? - аккуратно влез в разговор я. - Нам бы, тоже на него посмотреть.
- Ну, теперь это вряд ли, - немного отдышавшись, тут же засомневался старик. - Последние кто его видел, теперь на мусорках обитают. А туда, скажу я вам, лучше не попадать.
- Да на первом уровне, давно никого нет, - заспорил с ним демон. - Ушли все давно.
- Все, да не все. Молва ходит что Старейшие, некогда распущенного совета, остались. Как пить дать, вернуть своё положение страстно желают и потому не уходят. Так знающие старожилы говорят.
- Да нет. Назад им уже не попасть.
- Наверное не попасть. Разве что... известно им нечто такое, чего нам неведомо.
- Сомневаюсь.
- Как знать. Как знать.
- Ну что ж, - внезапно поднимаясь сказал демон, - тогда всех вам благ.
- Вы эту глупость приберегите для других, - недовольно проворчал «дедушка». - Я предпочитаю по старинке. Монетами.
- Окститесь, друг мой. Ну разве мы похоже на тех, у кого могут быть монеты? - обиженно упрекнул его мой соучастник, настойчиво толкая меня к выходу. - К тому же, вы очень зря не доверяете нововведениям. Нововведения - двигатели прогресса.
Из-за закрытых дверей кабинки, ещё доносились ели слышные хриплые ругательства, когда отягощённые этими сомнительными знаниями, мы быстро удалялись прочь.

- Скажите, друг мой, - проходя мимо столиков с едой, обратился ко мне демон. - А не вкусить ли нам здешних яств? Я например, был бы совсем не против.
- Не хочу, - равнодушно ответил я. - Мне у вас ни пить, ни есть, ни (простите) в туалет не хочется. Что лишний раз подтверждает нереальность всего здешнего мира.
- Вот вы чудак. Как же вам в туалет захочется, коли вы ничего не ели и не пили? Смешно, честное слово.
Пытаться оспаривать подобную логику мне не хотелось и я состроил ему выразительную гримасу сомнения. Нисколько не оценив такого выпада, он окинув взором весь зал в поисках свободного столика, вдруг радостно сказал:
- Смотрите, это же менестрель!
- Внимательно проследив за его взглядом, я действительно увидел того самого человечка из каземат. С грустным видом сидел он за небольшим дубовым столиком и безразлично разглядывал свой наполненный мутным вином бокал. Что-то трагическое читалось во всём его внешним виде, как впрочем (скорее всего) и подобает настоящему поэту.
Вновь подмигнув мне своим красным электрическим глазом, демон направился прямо к нему. Я же, послушно поплёлся следом.
- Разрешите? - с вежливой насмешкой обратился к своему бывшему истязателю, бывший заключённый.
- А? Да-да, конечно, - тут же очнулся от своих печальных раздумий менестрель. - Присаживайтесь.
Мы присели и демон продолжил:
- Вы, видимо нас не узнаёте?
- Нет, - виновато напрягая свой взгляд, ответил тот.
- Как же так, мой дорогой? Почитателей своего таланта, надо знать в лицо.
- Вы что же... читали мою поэму? - радостно удивился менестрель.
- Более того! Мы слышали её в вашем исполнении?
- Даже так. А где?
- Где? Вы что, в гастрольный тур с ней ездили?
- Нет, что вы, я читал её... - тут он осёкся и видимо догадавшись, где именно и при каких обстоятельствах мы могли ознакомится с его творением, вновь приунывши не смело продолжил. - Я не виноват. Меня туда послали.
- Мы тоже вас посылали, но вы ведь не уходили, - справедливо заметил демон.
- Я не мог... вы поймите, она для меня больше чем начальство. Она для меня всё!
- Да, но есть же границы. Принципы. Сострадания наконец.
В этом момент к нам подошла официантка и не очень любезно осведомилась, чего нам «дармоедам» принести.
- Пиво и чего-то мясного, - улыбнувшись, ответил ей демон, а я подумал, что даже приблизительно не хочу знать, что за мясо они употребляют здесь в пищу.
- Вы должны понимать, - продолжал оправдываться автор нашумевшего произведения, - всё написанное, не предполагалась делать достоянием общественности. Это всё очень личное. Вот например:
- Где легла её тень у кровати,
- Где у ложа душа воспарила.
- Я боюсь оказаться некстати,
- И хочу что б теплом одарила...
- Да прекратите юродствовать! - недовольно прервал его демон, принимая свой заказ от официантки. - Тут кое кто, поесть пытается. К тому же, эти строки выпадают из общей стилистики вашего же произведения.
- О, тут вы действительно правы. С этим у меня проблемы.
- Поверьте мне на слово , у вас проблемы не только с этим.
Тяжело вздохнув, проблемный автор, снова отрешённо уставился на свой бокал.
- Она что, действительно заставляет вас, писать ей эти хвалебные оды? - проникшись его печалью поинтересовался я пока любитель пива и чего-то мясного, с аппетитом поглощал принесённую ему еду.
- Ну что вы! - энергично запротестовал он. - Поначалу может быть и да, но потом... потом я это от души. Искренни, так сказать. Но, видимо перестарался, перешёл грань и потому был разжалован и отправлен на общественные работы.
- Общественность вам за это благодарна, - допивая своё пиво из глиняного бокала, поспешил заверить его демон.
- Нет, я всё понимаю, - почти не обиделся разжалованный чиновник. - Но и вы и меня поймите. Она ведь такая... такая...
- Самовлюблённая диктаторша? - вырвалось у меня.
- Нет, ну возможно и у неё случаются перегибы... Но ведь это очень ответственная работа. Там ведь нервы... и всё такое.
- Вы на его подобные выпады, внимание не обращайте, - внезапно между делом обратился к нему демон. - Я давно предполагаю в нём неисправимого сексиста.
- Во мне? - не понял претензии я.
- В вас.
- А что я такого сказал?
- Вы сказали «диктаторша», а это, по меньшой мере не корректно.
- Почему?
- Потому что она ДИКТАТОР, и никто другой.
- Ну хорошо, пусть будет ДИКТАТОР. Какая разница?
- Вам, не толерантному сексисту, этого не понять.
- Вот что я действительно никак не пойму, это издеваетесь вы надо мной специально или оно само собой так получается?
- Друг мой, я не издеваюсь, я вас образовываю, - толи в шутку, толи всерьёз, вальяжно ковыряясь у себя в зубах, ответил демон.
В этот момент перед нами снова появилась официантка, но уже не одна а в сопровождении некого крупногабаритного субъекта, с поистине свиным рылом.
- С вас пять монет, серебром, - угрожающе произнесла она.
- Помилуйте! - изумлённо вскричал демон. - Какие монеты? Монеты это анахронизм!
- Здесь только за монеты, - пробасил крупногабаритный субъект и демонстративно почесал свой здоровенный кулак.
- Ничего-ничего. Я за них заплачу, - поспешил вмешаться в этот неприятный разговор, наш новый знакомый. - Запишите на мой счёт пожалуйста.
Видимо вполне удовлетворившись таким вариантом, представители обслуживающего персонала спешно удалились, оставив разгорячённого противника всякого рода анахронизмов и дальше досадовать о здешних порядках.
- Никак не пойму вашей денежной системы, - обращаясь к нашему спасителю сказал я. - То просто благодарность, то монеты.
- Монеты действительно отменили и уже давно, - стал объяснять мне он. - Очень давно. Теперь устное пожелания всех благ, автоматически заносится в специальный реестр. Тот кто получил таких пожеланий в количестве десяти тысяч штук, получает статус привилегированного жителя первой степени. По достижении десятой степени, он может в числе первых претендовать на возрастании в благости и смену нынешнего уровня на следующий.
- Ага, только вот, таких привилегированных, уже за пару тысяч перевалило, - быстро успокоившись, добавил к всему сказанному демон. - А воз и ныне там.
- Система конечно не идеальная, - не вполне согласился с ним менестрель, - и некоторые, обменивают теперь свои степени на монеты. Даже я иногда... Но... но надо верить.
- Что-то, предмет ваших воздыханий не очень то в это верит, - снова вырвалось у меня. - Она нас за Кодексом Благости отправила.
- Потрясающе! - ошеломлённо вскричал демон. - Тайный агент в действии! Ну что за прелесть?!
- Да бросьте эту вашу конспирацию, - попытался как мог, остудить его критический пыл я. - Нам до него все равно не добраться. К тому же, я официально в учётную ведомость занесён. Какие тут могут быть тайны?
- Нет ну если в ведомость для внутреннего пользованья, тогда… ой, а если всё же доберётесь? - вдруг не на шутку оживился лирический воздыхатель. - Если он ей так нужен, а я... Я же тогда могу... Возьмите меня с собой! Ну пожалуйста.
- Куда? Ну куда вам то ещё с нами? - не пожелал соглашаться на его предложение демон. - У меня уже есть один такой... Нет, двоих мне не потянуть.
- Я могу уступить ему эту радость, - устав обижаться на излишне покровительственное ко мне отношение, попробовал отмазатся от неприятного времяпрепровождения я.
- Ага, сейчас. Тут и так вся надежда лишь на вашу неопределенную структуру... Нет, ну на чёрта он мне нужен.
- Ну хорошо. Пусть просто идёт снами.
- С чего вдруг?
- Он хочет произвести на неё впечатление.
- Напрасно.
- Он оплатил ваш заказ.
- Зачем?
- У вас же не было денег.
- Знаете что, - недовольно оглядев меня с ног до головы, с некоторым вызовом заявил демон. - Если бы вы не были таким бесстыдным нытиком, нам наверняка выдали бы командировочные.

Под напором моих аргументов, менестреля всё же было решено принять в нашу команду вынужденных букинистов и от такой радости, последний предложил всем нам перебраться в более изысканное заведение.
Уязвлённый своим пошатнувшимся авторитетом, демон нехотя но всё же принял его приглашение и мы втроём отправились на станцию монорельсы. Тут же оказалось что ехать нам предстоит в обратную сторону и перрон прилегающий к большим входным воротом, для этого не подходит. Пришлось пройти сквозь всё здание, сплошь перепаханное множеством тёмных коридорчиков и уходящих на верх и вниз лесенок. Все встреченные нами там угрюмые существа, производили гнетущее впечатление и я был очень рад когда мы наконец оказались наружи, на ещё одной небольшой как и в прошлый раз станции.
Дождавшись прибытия нашего поезда и пожелав кондуктору всех благ, мы (памятуя о скорости его передвижения) поспешно заняли свои места среди небольшого количества других пассажиров.
- А эти пожелания всех благ, идут на счёт кондуктора? – от нечего делать, спросил менестреля я.
- Нет, ну что вы, - начал объяснять мне тот, - он на процентах. Этот транспорт общественный и все пожелания идут в фонд администрации уровня.
- То есть ей?
- Нет. Администратор тоже на процентах. Блага из фонда, равномерно распределяются среди всех работников административного аппарата, с учётом надбавок и премий. И она справедливо получает свою небольшую часть.
- А не многовато ли шика, на одну «небольшую часть»? – всё ещё недовольно, пробурчал ему демон.
- Что вы. Ей это жизненно необходимо, - виновато ответил менестрель. – Без красоты вокруг, она нормально функционировать не может. Таково её главное предназначение - нести прекрасное.
- И я вам скажу, это прекрасное она неплохо так носит?
- В каком смысле?
- В самом прямом. В смысле шмоток. Слишком шикарные для третьего уровня.
- Возможно но…
- И это я уже молчу про интерьер, вино и сигареты.
- Что поделать. Она слишком хороша для нас… И ещё от неё прекрасно пахнет.
- Коррупцией тут пахнет, мой несчастный друг. Коррупцией.
- С коррупцией мы усердно боремся и по всем официальным ведомостям, её почти искоренили.
- Что вы говорите! Наверное, на девяносто девять процентов, искоренили?
- На девяносто восемь.
- А почему не на сто? – наивно поинтересовался я.
- Отчёт, абсолютных цифр не приемлет, - поднимаясь и тем давая понять нам, что мы приехали, ответил отставленный чиновник и мы тут же покинули вагон.
На этот раз войдя вовнутрь дома, через матовую с алюминиевой ручкой дверь, мы оказались в большом бордовом зале с коврами на широкой лестнице, которая причудливо изгибаясь вела куда-то на верх.
- Здесь очень приличное место, - принялся расхваливать всё вокруг, наш щедрый друг. – Цвет, общий дизайн и кухню подбирала сама…
- Ну позвольте же нам угадать! – не став упускать такой возможности, принялся ёрничать демон.
- Конечно же вы поняли.
- Вы полагаете?
- Только она, обладая таким божественным вкусом… - тут, почти вновь проснувшийся в нём поет был вынужден замолчать, так как прямо на нас, по лестнице, в сопровождении двух полицейских и двух лиц в штатских костюмах, снисходила женщина в бордовом.
На этот раз, на ней был брючный костюм с бордовой розой в петлице.
- Я разве не давала вам никаких указаний? – гневно бросила нам она поднося ко рту сигарету.
- Давали, и мы… - принялся что-то пояснять ей демон пока я виновато разглядывал свои сапоги, а менестрель восхищённо рассматривал её.
- Если вас не устраивает лифт, могу организовать вам мусоропровод, - властно перебила его носительница бордовых идей.
- Сударыня! – не по обстоятельствам радостно, закричал ей, её лирический воздыхатель. – Я всё знаю! Знаю про ваше желание и решил сделать это для вас! Я иду с ними!
Никак не ожидавшая подобных признаний сударыня, удивлённо кашлянула в нашу сторону густым сигаретным дымом.
- Ну что ж вы за трепло? – с укором обратилась она к демону. – Вы на секретное задание пошли, или отправились себе апостолов собирать.
- Это не я, - указывая на меня, стал оправдываться перед ней демон. – Это всё он.
- Он сам захотел, - указывая на несдержанного воздыхателя, в свою очередь стал оправдываться я.
- Что бы через пять… не знаю чего, вашего духа тут и близко не было, - сверкнув своим острым взглядом, сквозь зубы процедила нам женщина в бордовом.
- Мы с радостью и немедля… - начал было торжественно заверять её менестрель.
- А вам, служащий двести пятнадцать, - резко прервала его она, - надо бы знать что отстранение от работы, ещё не даёт вам право бездельничать. Отчёты сами собой не составятся! И от общественных работ, кстати, вас тоже никто не освобождал.
С этими словами она величественно развернулась и твёрдой поступью своих бордовых туфель, стала быстро подниматься на верх.
Не дожидаясь уточнений мы с демоном дружно попятились к выходу, а служащий двести пятнадцать, быв вынужденный оставить нас, обречённо поплёлся на верх за своим категорично настроенным начальством.

- Я же вам говорил, - уже на перроне обратился ко мне мой, теперь единственный сообщник. – Зачем вы потащили его с собой?
- Подумаешь, - постаравшись напустить на себя безразличный вид, стал как мог, оправдываться я. – Её величество недовольны. «Чтобы через пять не знаю чего…»
Да, кстати, а у вас что, действительно даже часов нет.
- Нет.
- А почему?
- Их нет почём сверять.
- Даже песочных?
- Даже.
- А как же у вас поезда ходят?
- Хаотично. Слушайте, давайте в следующий раз, во избежание подобных недоразумений я буду решать, берём мы с собой кого-нибудь или нет.
- Подумаешь, недоразумений. Да только от нас зависит получит она эту книгу или нет.
- Что же вы ей об этом не сказали?
- Она вздорная бабёнка. Зачем ей что либо объяснять.
- Бабёнка? Вы замечали, что когда вам сильно не по себе, - не то спросил не то констатировал демон, - вы тут же переходите на упрощённую лексику?
- Неправда, - задумавшись соврал я и мы в ожидании поезда, молча уставились в длинный стеклянный туннель.

На вновь прибывшем поезде, мы проехав ещё минут десять в том же направлении, вышли на куда более вместительной (по сравнению с остальными) станции сильно уходящей в глубь здания. По её перрону деловито прохаживался полицейский с радаром, а в перпендикулярно распложенном от него (на этот раз пешеходном) туннели, стоял очередным охранник. Именно туда, перейдя в соответствующем для этого месте через монорельс, мы и отправились.
- Мы идём к лифту? – нарушив затянувшиеся молчание примирительно спросил я.
- А куда ещё? – сухо вопросом на вопрос ответил демон.
- В прошлый раз я по другому коридору шёл.
- Какая разница. Тут этих коридоров…
- Мы что обратно на первый уровень спускаться будем?
- Ну уж точно не подниматься на следующий.
- А дальше?
- Белобородый что-то об оставшихся из прежнего совета рассказывал. Попробуем проверить.
Пройдя мимо охранника который не обратил на нас никакого внимания (должно быть проверка работала только на в ход), мы двинулись вдоль пешеходного туннеля в конце которого виднелась уже знакомая мне дверца лифта. Дойдя до неё, демон велел мне достать мой жетон и приложить его в углубление
- А где же ваш? – выполняя его распоряжение вскользь поинтересовался я.
- Разумеется отобрали.
- И первого уровня тоже?
- Да этот то кому нужен? На него всё равно автоматика не реагирует.
- Сложная система, а вы её не пробовали взломать?
- Нет, вас дожидались! Ну конечно пробовали.
- И как?
- Как видите.
Лифт открылся и мы кое как втиснулись в тесную кабинку предназначенную лишь для одного пассажира, где я приложил свой жетон и на его панель.
- Третий уровень, - громко произнёс женский голос. – Едим вниз.
Дверца закрылась и мы быстро поехали в направлении указанное лифтом.
- Да уберите же свой локоть, - пытаясь занять положение поудобней, недовольно запричитал демон. – Для того кто «ни есть ни пить, не хочет», вы занимаете слишком много пространства.
- Теперь мне уже не надо больше кушать, да? - также недовольно возразил я. – И вообще, ваша альтернатива в данной ситуации, лишь мусоропровод.
- Ценю ваш юмор. Он как нельзя кстати.
Моё желание что-нибудь возразить и на это, было отложено на потом, ввиду того что мы приехали и лифт распахнув перед нами всю прелесть нижнего уровня нравоучительно провозгласил:
- Не отчаивайтесь! Своим ревностным участием в делах обустройства города, вы обретаете почётную возможность, неминуемо возрастать.
- Иди ты лесом! - Выходя, раздражённо ответил на это демон и лифт тут же закрылся.
- Куда теперь? – спросил я.
- Пока вперёд, а там видно будет.
Подставляя свои головы проливному дождю, мы безрадостно двинулись вперёд, но на этот раз не к воротам города, а в совершенно противоположную от них сторону.
Пройдя метров сто в этом неопределённом направлении, мы вдруг услышали у себя за спиной громкий крик и обернувшись увидели что к нам, перекатываясь из стороны в сторону, с трудом семеня своими короткими ножками бежал менестрель.
- Подождите! Подождите меня! – кричал нам он.
- Это ещё что за дела? – изумлённо сказал демон. – Что ж вам дома то не сидится! Неуёмный вы мой.
- Я убежал, - подбежавши к нам, запыхавшись сказал менестрель. – Но она поймёт. Обязательно поймёт и простит. Я ведь это всё ради неё… Она простит.
- Ну, или на худой конец, выкинет вас в мусоропровод, - не стал слишком сильно обнадёживать его я. – С другой стороны, вы ведь всё равно уже тут.
- Чудесный коллективчик у нас образовался, - печально глядя в верх, куда уходили своими непреступными стенами бездушные но вожделенные высотки, подвёл промежуточный итог наших злоключений демон. – Но не будем отчаиваться, как и советовал нам тот дружелюбный лифт. Впереди нашего тёмного туннеля наверняка есть свет и нам всего лишь предстоит его отыскать.
Что ж, слова были утешительными и в это действительно хотелось верить, но…
Но холодный (и наверное от того, показавшийся мне особенно циничным) дождь, крупными каплями влаги стекая по нашим вдохновлённым этой речью лицам, лишь бесстыдно пророчил нам ещё куда более сложные времена.









Ваше мнение:
  • Добавить своё мнение
  • Обсудить на форуме



    Комментарий:
    Ваше имя/ник:
    E-mail:
    Введите число на картинке:
     





    Украинская Баннерная Сеть


  •  Оценка 
       

    Гениально, шедевр
    Просто шедевр
    Очень хорошо
    Хорошо
    Нормально
    Терпимо
    Так себе
    Плохо
    Хуже не бывает
    Оказывается, бывает

    Номинировать данное произведение в классику Либры



    Подпишись на нашу рассылку от Subscribe.Ru
    Литературное творчество студентов.
     Партнеры сайта 
       

    {v_xap_link1} {v_xap_link2}


     Наша кнопка 
       

    Libra - литературное творчество молодёжи
    получить код

     Статистика 
       



    Яндекс цитирования

     Рекомендуем 
       

    {v_xap_link3} {v_xap_link4}








    Libra - сайт литературного творчества молодёжи
    Все авторские права на произведения принадлежат их авторам и охраняются законом.
    Ответственность за содержание произведений несут их авторы.
    При воспроизведении материалов этого сайта ссылка на http://www.libra.kiev.ua/ обязательна. ©2003-2007 LineCore     
    Администратор 
    Техническая поддержка