Libra - сайт литературного творчества молодёжи Libra - сайт литературного творчества молодёжи
сайт быстро дешево
Libra - сайт литературного творчества молодёжи
Поиск:           
  Либра     Новинки     Поэзия     Проза     Авторы     Для авторов     Конкурс     Форум  
Libra - сайт литературного творчества молодёжи
 Турченков Виталий - Сегрегация 4 
   
Жанр: Проза: Фэнтези
Статистика произведенияВсе произведения данного автораВсе рецензии на произведения автораВерсия для печати

Прочтений: 0   Посещений: 62
Дата публикации: 20.10.2018



В ПОИСКАХ РАЗУМНОЙ ЖИЗНИ


Быстро передвигаясь вдоль заваленных мусором стен в поисках укрытия от дождя, мы случайно обнаружили незапертую дверь ведущую в абсолютно тёмные недра первого этажа очередного огромного дома.
В мрачном помещении стоял тяжёлый запах сырости и гнили, но выбирать не приходилось и мы решили организовать здесь свой первый привал.
- Вам не холодно? - глядя в сыром полумраке на задумчивую фигуру демона, тихо спросил его я.
- Нет, и уже давно, - отозвался из тёмного угла его мрачный голос. – А вы? Что ж вы так остервенело кутаетесь в свой плащ, если это всё не реально.
- Мозг иногда удивляет своими иллюзорными…
- Да-а? Какой у вас замечательный мозг. Вы его иногда включайте.
- Да перестаньте вы дуться! Не как не успокоитесь из-за глупых претензий этой диктаторши… пардон, диктатора.
- Мне до её претензий дела нет, просто… не люблю ронять свой авторитет.
- О-о, из-за неё я ронял свой авторитет не единожды, - подал из дверного проёма свой голос, поэт на общественных началах. – Не то что бы он у меня был…
- Что ж вы тогда роняли? – не понял демон.
- Я ронял всё. В прямом смысле. Папки, ручки, стулья, тарелки и даже… слезу.
- Зачем же вы такой впечатлительный в чиновники пошли?
- Не помню. Наверное из-за папок. Красненьких таких. Я страсть как папки люблю.
- Ну так и писали бы стихи им.
- Нет, ну что вы, это другое…
- Другое?
- Она, это моя жизнь. Мой воздух.
- Как интересно.
- Единственное, что заставляет меня безмолвно брести по этому чудовищному миру, в поисках смысла.
- Так уж и безмолвно?
- Это аллегория.
- А-а, понятно.
- Одна печаль, одна и радость. Она пройдёт, казалось б малость…
- Послушайте, менестрель, - теряя своё терпение, обратился к нему демон.
- Я не менестрель – категорично возразил тот.
- А кто?
- Служащий двести пятнадцать.
- Послушайте, менестрель, - продолжил демон, - начинайте мыслить конструктивно. Мы здесь для чего?
- Чтобы доставить ей радость.
- Мы здесь, для того чтобы доставить ей книгу. Вы понимаете? Книгу!
- Понимаю. Книгу.
- Хорошо. В таком случае предлагаю составить план наших дальнейших действий.
- Облазаем весь уровень в поисках мифических существ? - решил предугадать «эти» дальнейшие действия я.
- Да, если придётся, - не одобряя моей не уместной иронии, с неподдельной серьёзностью сказал демон. - Живые существа, всегда оставляют за собой след из продуктов своей жизнедеятельности. Но как обнаружить их здесь, где этих следов на целый город...
- Не знаю кого мы ищем, но можно ведь просто выйти и громко покричать, - внёс своё предложение менестрель.
- Хорошая идея, - внезапно согласился с ним демон. – Идите и покричите.
Окрылённый своей догадливостью, тот быстро покинув наше прибежище выбежал на середину улицы и только там вдруг сильно задумался.
- А кого нужно звать?! - крикнул от туда он.
- Библиотекаря! - подсказал в ответ ему демон и улицу огласили громкие призывы к библиотекарю не прятаться и показаться где он есть.
- Зачем вы над ним издеваетесь? - неодобрительно спросил демона я. - Он ведь и вправду старается.
- Он мешает мне думать. К тому же, ему не помешает охладится.
- Он вполне может охлаждаться и переохлаждаться и здесь.
- Может. Может и здесь. Но лучше там.
- Идите сюда! - махнув рукою (не согласившись с подобной аргументацией), громко крикнул я менестрелю.
- На редкость скрытное существо, этот ваш библиотекарь, - вытирая платком своё мокрое лицо, доложил нам он. - Кстати я тут прикинул и так не понял зачем он нам. Ведь Кодекса Праведности у него быть не может. Кодекс в единственном экземпляре, на десятом уровне хранится.
- Ага. – скептически произнёс я. - Со слов представителей десятого уровня.
- Не только. Также есть придания и легенды. Они врать не могут.
- Вы же бюрократ менестрель. Опирайтесь на документы, – внезапно нарушил свои очередные раздумья демон.
- У нас из документов только ссылки на отдельные его главы были. Там о неизбежности всяких бед говорилось. О необходимости свято почитания упоминалось. Даже о правильности стремления к возрастанию отмечалось. А механизмы этого самого возрастания указаны небыли.
- Значит книга всё таки есть? – поочерёдно глядя на своих соучастников, осторожно предположил я. – Чёрт знает где, но есть.
- Это расизм, - сделал мне замечание демон.
- Прекратите. Я не имел ввиду лично вас. Или вы всё же знаете - «где»?
- Увы, но это «где» я только предполагаю. И пока что, будем исходить именно из этого, единственного предположения, - загадочно ответил демон. – И нам, вот сюрприз, всего то и надо что в это «где» попасть.
- Ну так давайте уже будем попадать, - радостно заторопился менестрель. - Кстати, а как мы это сделаем?
- Да кто его знает. Впрочем, не стоит забывать, что с нами легендарный и бесстрашный покоритель порталов и нарушитель границ и пределов «нереальных» миров, с их сомнительными цивилизациями. И пока что, это наш единственный козырь.
- Вообще-то, специалист по подобного рода нарушениям, у нас вы, - поморщившись от очередной высокопарности парировал я.
- Перестаньте, - отмахнулся от моей претензии демон. - Если бы всё зависело только от меня, я выбрал бы напарника посмекалистее.
- Только не говорите, что я тут по своей инициативе!
- Конечно нет. Но это лишь только по тому, что вы безынициативный.
- Кстати об этом. В нашу первую встречу вы рассчитывали с моей помощью попасть аж на пятый уровень. Как? Я ведь не имел… и не имею к этому городу не малейшего отношения.
- Чего тут непонятного? Вы были новоявленным. В конфликте с городом не состояли. Прибор должен был показать усреднённый результат. По крайней мере, я так полагал.
- Почему же тогда он показал - третий?
- Да от куда я знаю. Что вы пристали. Вам уже все кто мог сказали, что этого не знают.
- Но ведь кто-то же эту систему придумал. Он то точно должен знать.
- Вот его и будите донимать. Если до последнего доберётесь, разумеется.
- Как-то уж больно просто у вас всё получается.
- Друг мой, упрощение сложностей ещё ни есть их отрицание.
- Вам как и прежде кажется, что если вы будите говорить сложными и туманными фразачками, то это сойдёт за правду?
- Пока что единственная правда которая должна вас интересовать, это сможете ли вы обмануть систему и попасть на десятый уровень.
- О-о, меня это очень интересует.
- Вот и правильно. Ведь на кону законность моего пребывания…
- Вы уже говорили. Да и ещё. Ну допустим, с третьего уровня вас попёрли…
- Не допустим, а попёрли.
- Хорошо, попёрли. Но почему бы вам не попытать своё счастье на втором?
- Во-первых, там хуже, а во-вторых… где я возьму жетон?
- Возьмите мой! С третьего на второй это же понижение. А значит, никакого незаконного возрастания.
- Так нельзя, - энергично запротестовал не до конца отставленный чиновник и бюрократ. – Во-первых у них радары тоже имеются. Во-вторых, чисто теоретически, понижение допустимо лишь с постановления совета и по личному предписанию Великого Прислужника, с изменением личной опознавательной структуры провинившегося и заменой его жетона местной администрацией. В-третьих, практически, этого уже давно никто не делает.
- Почему?
- Последние нововведения привели к общему сбою в системе. Не всё стало понятно. Потому и приходится импровизировать с… мусоропроводом.
- Так ваша ненаглядная, в мусоропровод неугодных жителей по предписанию этого… прислужника, сбрасывает? – совсем запутался я.
- Нет, - стыдливо отведя глаза, ответил менестрель. – Таких случаев я не припомню. Это она по собственной, так сказать инициативе… К тому же, если они легальные, то всё равно назад возвращаются. Новый жетон им, коль он советом не аннулирован, у стены выдадут.
- Ерунда какая-то. Никто ничего не знает. Импровизация. Мусоропровод… Это же больно.
- Но ведь это гуманнее, чем тюрьма.
- Не знаю. Наверное.
- У второго уровня, возле стены… вообще-то грузовой подъёмник есть, - очевидно всё таки просчитывая и этот рискованный вариант, тихо, как будто бы сам себе, произнёс демон. – Но да ведь он всё равно охраняется.
- Ну… дайте им взятку.
- Чем? Менестрелем?
- Я против, - испуганно заупрямился менестрель. – Да и дорого это, а гарантий ни кто не даёт. Под месячник борьбы с нелегалами попадёте и тот кто вам разрешение давал, вас же и назад выбросит. А может и его вместе с вами.
- Ха! – взглянув на демона, воскликнул я. – Вот видите никакой гарантии!
- Ну, если вы не администратор, разумеется, - стыдливо добавил менестрель. - Но это очень дорого!
- Менестрель дело говорит, - уверенно согласился с ним демон. – Менестрель лицо аппаратное, он точно знает.
- Ну, в таком случае… Не хотелось бы на этом настаивать, - поднимая мокрый воротник своего плаща, решительно произнёс я, - но давайте уже что ни будь делать.
- Такой настрой мне нравится больше, - демонстративно взбодрившись до ироничной стадии «не всё уж так и плохо», отозвался на это предложение демон. – Тогда, мои мокрые изгнанники, следуя логике разрушенных коммуникаций, отправимся к озеру.
- Меня со служащим двести пятнадцать, ни кто, ни откуда, не изгонял.
- Учитесь быть солидарным, - пристыдил меня демон и испытывающее посмотрел на менестреля.
- А какая тут логика? - не совсем понял его тот.
- Логика прямая, она же главная. Для жизни нужна вода, дождевая не в счёт. Экология подкачала.
- Озеро для питья тоже не годится. Если бы не очистительная станция...
- Я знаю. Ведь это ваш уровень заведует очисткой?
- Наш. Но там высоко и трубы...
- Друг мой, нет таких труб к которым нельзя было бы присосаться, - нравоучительно произнёс демон целеустремлённо выходя из нашего затхлого укрытия на улицу.
Продолжив наше странствие в уже вполне понятном направлении, мы вышли на небольшую улицу уводящую нас слегка в лево от центрального проспекта. Быстрым шагом обходя кучи (ставшего местной достопримечательностью) мусора, практический руководитель нашей тайной миссии, уверенно и со знанием точного месторасположения очистительной станции, вёл нас к озеру.
Стараясь не отставать от нашего ведущего члена команды, я на ходу заметил, что чем дальше отходили мы о центральной площади, тем однотипные оказывались дома. Нет, это были почти те же высотки, но без каких либо архитектурных излишек и рекламных проекций, вроде тех на которой красивая блондинка в белых одеяниях, желала всем неминуемо возрастать. Лишь ровные, красно кирпичные стены унылых зданий с небольшими квадратами окон, относительно небольшой этажностью и настолько близким расположением друг к другу, что между ними оставалось лишь маленькое пространство тесного проулка.
- А что, ваше озеро это единственный водоём в округе? – остановившись что бы подождать слегка увязшего в зыбучем полиэтилене менестреля, поинтересовался у последнего я.
- Насколько я знаю да, – наконец поравнявшись со мной, ответил он.
- А вы не боитесь, что и-за дождей, его уровень поднимется до критичного?
- Нет. За всё время существования города, его уровень остаётся неизменным. Озеро очень велико и история формирования этих берегов, весьма древняя.
- Зачем же вы его загрязняете?
- Таковы правила развития цивилизации. Так, говорят, в Кодексе записано.
Улица заметно пошла вниз и вторые освещённые тусклым светом этажи следующих зданий внезапно оказались почти на уровне первых, абсолютно тёмных этажей предыдущих. И только сейчас я вдруг сообразил, что на втором уровне монорельса нет. А есть только сплошные, обитые ржавым железом переходы.
Увлечённый этой мыслью, я внезапно, краем глаза заметил выходящее к нам из тёмного проулка существо в чёрном плаще с капюшоном полностью закрывающим его лицо.
- Не желаете ли приобрести? - хриплым голосом произнесло оно и протянуло нам вытащенную из под плаща ножовку по металлу.
- Нет, - отходя от него на пару шагов назад, настороженно ответил я. - Нам это не надо.
- То есть как не надо? - удивилось существо. - Всем надо.
- Это зачем же?
- Переход пилить, - пояснил он указывая ножовкой на небольшой железный переход от дома к дому, на втором уровне.
- Нет. Что вы... Нам не надо.
- Почему?
- Мы здесь не для этого.
- Глупости. Все мы здесь не для этого, но пилить надо.
- Да… Но мы пока от этого воздержимся.
- К чёрту это ваше воздержание! Все мы, кто явно, кто тайно, но желаем пилить.
- Но лично мы нет.
- Ну хорошо. Ну давайте пилить переход вместе.
Не зная что ещё на уме у этого существа и о чём с ним дальше разговаривать, мы с менестрелем растерянно переглядываясь друг с другом вынужденно замолчали.
- А-а! А вот и первые признаки разумной жизни! - радостно произнёс вернувшийся назад (ввиду нашего отсутствия рядом с собой) демон и тут же уточнил. – Ну, я надеюсь что разумной.
- Разумнее было бы не орать, - недовольно ответило ему существо, - а по тихому пилить себе лучшее будущее.
- Пилить будущие, это мы как ни будь потом, - отмахиваясь от этой идеи, тут же не согласился с ним наш предводитель. - А сейчас нам было бы интересно узнать обо всех оставшихся обитателях здешних курортов.
- Нету здесь никого. Я, да крысы сволочи. Всю питательную часть мусора сжирают, гады.
- А как у вас тут с водой? - помня о цели нашего передвижения, как бы невзначай поинтересовался я.
- Воды много, но пить лучше у очистительной станции. Я там трубу подпилил, - ответило существо, ласково поглаживая свою ножовку. - Высоковато было, но я всё равно подпилил.
- Нам как раз туда и надо… - с опаской поглядывая на предмет его ласки, осторожно сказал менестрель. - А вы точно уверены, что здесь больше никого нет?
- Ну, вы вот ещё есть.
- Это понятно...
- Ну так как? – видимо не желая больше отвечать на наши надоедливые вопросы, заторопился обладатель слесарного инструмента. - Будем и дальше ерундой страдать, или всё таки за переход возьмёмся?
- Возьмёмся. Обязательно возьмёмся – торжественно пообещал ему демон, - но в другой раз. Нам на очистительную станцию надо.
- А что там пилить? – не вполне поняло его, существо. – Нет. Там больше пилить нечего. Решительно нечего.
- Ну тогда, всего хорошего.
- Разве что, кабель электрический… но это больно.
- Мы учтём! – уже в процессе движения в намеченном ранние направлении, крикнул ему демон.
Мы с менестрелем, никак не желая быть втянутыми в сложную схему местного распила, конечно же быстро последовали за ним.
- Вы думаете этот тип сказал нам правду? – отойдя как можно дальше от непонятно кем обитаемого проулка, поинтересовался у демона я.
- Про кабель? – не сбавляя своего быстрого шага, толи сострил, толи не понял тот.
- Про то, что нет больше здесь никого.
- Да кто его знает? – на секунду задумавшись ответил демон. – Как говорится, лучше убедится лично.
- Мне он тоже сразу же не понравился, - набегу решил поделится своими сомнениями менестрель. – Мутный какой-то. Городское имущество портит. Посадят его. Непременно посадят.
- Куда?!
- Ну… под домашний арест… В крайнем случае.
Горячо увлечённые подобными соображениями, мы резко свернули вправо и пройдя расстояние в один дом, оказались на узкой, сильно захламлённой набережной.
Озеро представшее перед нами, было бескрайнее словно море и сильно угнетало своей серостью. Весьма живописным водопадом впадала в него река мусора из соседней, более широкой улицы, а прямо в водоёме, в метрах ста от берега на больших бетонных сваях стояли два уродливых строения из железа и бетона с мостиками ( по одному от каждого здания), ведущими к ближайшей высотке.
Один мостик с большой трубой вёл на четвёртый этаж, другой с толстым кабелем на шестой. Труба заходившая на четвёртый, имела небольшое ответвление вниз, на третий. Там к ней с первого этажа подходила сделанная из кусков пластика, жести и резины, кустарного производства трубка с широкой лейкой в которую под сильным давлением распылялась вода.
- О, глядите! - показывая в сторону трубки восхищённо прокричал демон. – А ведь таки и вправду подпилил!
- Как он туда забрался?! – неодобрительно закачал головой менестрель. – Это же какая потеря в системе!
- А что, для первого уровня подача не предусмотрена?! - вновь попытался вникнуть в здешние порядки я.
- Когда первый был обитаем, в очистительной станции потребности не было! - пояснил менестрель. – Лишь водозаборное сооружение берегового типа, с насосами и лёгкой фильтрацией!
- А эта дымящееся громадина рядом?! Это что?!
- Электростанция! Когда-то давно, город обеспечивали электричеством с помощью солнечных батарей, а теперь… Но это уже забота четвёртого уровня!
Оба уродливых строения издавали такой грохот, что приходилось говорить громче обычного.
- А что они там сжигают?! – продолжил нашу познавательную беседу я.
- Не знаю?! Это не в моей компетенции!
- А почему бы не сжигать там, весь этот мусор?!
- Чтобы мусор сжигать, - отвлёкшись от созерцания самодельной трубки, весомо сказал демон. – Надо, что бы было кому его собирать.
Устав наслаждаться этим живописным пейзажем, мы в поисках сухого укрытия проследовали в тот самый дом, в который несанкционированной веткой уходила самодельная трубка, и к удивлению оказались в на редкость чистом и просторном фойе. В нём конечно всё так же пахло сыростью, но к этому неприятному запаху подмешивался и другой, непонятный и менее отталкивающий.
В целом в помещении было почти пусто. Исключение составляли лишь стоявший возле входной двери большой письменный стол, приставленный к нему кое как отремонтированный деревянный стул и драный пуфик.
- Уютненько - осторожно усаживаясь на стол сказал демон, внимательно осматриваясь по сторонам.
- Наверное это жилище... того, ну который с пилой, - плюхнувшись на пуфик устало предположил менестрель.
- С ножовкой, - поправил его я, но сесть на ненадёжный стул так и не решился, отчего и отправился потерянно бродить по этому самому фойе.
Стены с обшарпанной штукатуркой, массивные холодные плиты на полу, шесть узких вытянутых к верху окна с фальшь-колоннами, всё здешнее убранство, не давало мне основание предполагать в этом помещении чьё-то жилище. Слишком официально чисто было там.
Ещё немного пройдясь в полутьме и немного подкорректировав своё зрение (иначе говоря попривыкнув к этому полумраку), я обнаружил в углу дверь.
Нажал на ручку и легонько толкнул. Дверь тут же поддалась и тихонько скрипнула. Сквозь образовавшуюся шёлку до меня долетел отчётливый запах горелого масла. Не рискнув полностью открывать этот ящик Пандоры, я возвратил дверь в её прежнее положение и вернулся к своим, о чём-то спорившим товарищам.
- Старое здание, - уверенно заявлял менестрелю демон. - видите плохо закрашенный квадрат на потолке? Скорее всего там была лестница.
- Здание с до перестроечных времён? - глядя в верх, с служебным сомнением удивлялся тот. - Такого просто не может быть.
- Ещё как может. В городе много таких зданий.
- Много?
- Достаточно.
- Тогда это обстоятельство внушает нешуточное опасение, ведь у нас и так с жилым фондом просто беда.
- С чем там ещё у вас беда?
- С ветхостью городских зданий.
- Ой да бросьте. Столько стояли и ещё простоят.
- Там дверь, - тихо прервал их спор я. - Там в углу.
- Успокойтесь друг мой, это ведь дом, - насмешливо произнёс демон. - Тут тысячи дверей. Спросите у менестреля.
В подтверждение этого факта менестрель с сознанием дела сочувственно закивал мне головой.
- Но она открыта и там пахнет гарью, - не пожелал успокаиваться я.
- Да? А может быть это гарь из электростанции?
- Нет, - настаивал на важности своего открытия я. - Так пахнет горелое масло.
- Сливочное? - с несмелой надеждой уточнил менестрель.
- Нет. Вроде бы машинное.
- А вы что, часто машинное масло нюхаете? - привычно стал ёрничать демон, но всё же отправился осматривать мою находку.
Менестрель, не желая оставаться один на один с никак не проходящей мыслью о жаренных на сливочном масле блинах, последовал за нами.
Аккуратно приоткрыв ту самую дверь по шире, мы обнаружили за ней лишь густую темноту и уже упомянутый мною запах гари. Скорее всего это был коридор лишённый всякого намёка на окна.
- Идите за мной, - прошептал нам демон, электрические глаза которого засветились ещё ярче, и медленно двинулся вперёд.
Нам с менестрелем пришлось передвигаться практически на ощупь.
Через некоторое время, в течении которого мы поочерёдно натыкаясь друг на друга и наступая на всё время оказывающуюся под ногами чью ступню, на ощупь добрели до жалобного скрипа следующей двери. Открывая которую демон наставительно на нас зашикал. Притихнув до испуганно уязвлённого состояния, мы тихо вошли в чем-то тускло освещённую комнату.
То что мы увидели там в следующую минуту, представляло собой ни то архив, ни то библиотеку, ни то и первое и второе вместе взятое. Вся, очень вместительная комната была сплошь заставлена высокими стеллажами с книгами и папками для бумаг. Не подшитые листы, бланки и документы большими хаотичными грудами лежали по пыльным углам. На заваленном подобной макулатурой журнальном столике напротив, опасным огоньком горела закопчённая керосиновая лампа.
- Да тут, никак административной организацией попахивает! – восторженно заметил опытный в этом деле менестрель.
- Это просто лампа чадит, - внимательно рассматривая на столе документы возразил ему демон. – Так и до пожара не далеко.
И только я было открыл рот, чтобы напомнить всем, что был прав, как из дальнего угла послышался звук падающих бумаг и чьё-то чертыханье.
Настороженно переглянувшись, мы тихо направились на звук. Прижав первую попавшуюся на глаза папку к груди, последним шёл менестрель. Пройдя расстояние от стола до последнего стеллажа и завернув за него мы тут же обомлели. На нас из дверного проёма, с кипой бумаг в своих лапах, с интересом смотрела огромная в человеческий рост крыса в красной, местами сильно потрёпанной и рванной мантии.
- Вам кто в режимное учреждение, без пропуска заходить позволил? – по деловому строго спросила она и как ни в чём ни бывало проследовала к столику.
- Как интересно, - изумлённо произнёс демон. - Предсказуемо но интересно.
- Интересно бумаги в папки подшивать, - перелистывая документы недовольно заявила крыса, - а тут режимное учреждение.
- Вы нас конечно простите, - опомнившись от удивления обратился к ней менестрель, - но где же нам этот пропуск получать?
- Как где? На проходной.
- Но там никого нет.
- И что, это даёт вам право, вот так просто заходить в специальный объект?
- Какой объект?
- Специальный.
Видимо слово «специальный» произвело на служащего двести пятнадцать, сильное впечатление и потому он понимающе замолчал.
- Послушайте милейший, - перехватил у него инициативу демон, - а вы вообще кто?
- То есть как кто? – удивилась крыса. – Делегат Великого Совета, раннего и последнего легитимного созыва. Ныне член фракции «Умеренно Непреклонных», глава Комитета по работе с резолюциями.
- Мощно, - одобрительно закачал головой демон. – А нас, как раз к вам и направили.
- Кто направил? – не совсем понял его делегат.
- Общественность.
- Какая общественность?
- Возмущённая.
- Чем?
- Халатной бездеятельностью.
- Хм. Мы этого так не оставим. Я подготовлю и вынесу этот вопрос на ближайшем заседании.
- Конечно… но нам бы у вас справочку получить.
- Потом коллеги. Все справки и заявления потом. Заседание вот-вот начнётся.
- А как же наш вопрос?
- Не так сразу. Его ещё надо подготовить.
- Но мы…
- Вы можете пройти со мной и поприсутствовать в гостевой ложе, - торопясь заверил нас член фракции «Умеренно Непреклонных» и прихватив лампу направился к стеллажу, возле которого мы его и обнаружили.
Пройдя за необычной крысой прямо из архива, вниз по шаткой деревянной лесенке (очевидно в подвал), мы обнаружили себя в видимо когда-то бывшем винном погребе с низкими сводами на потолке. О винной его принадлежности говорили три пустые двухсот литровые бочки и пыльные стойки для хранения игристых вин.
Поперёк погреба стояли ряды длинных лавок в количестве десяти штук, а у дальней стены располагался большой стол с тремя стульями и одна из упомянутых выше бочек. Две остальные находились в самом начале и как оказалось потом и были гостевой ложей и местом для прессы. Освещалось всё это пространство чрезмерно чадящими чем-то лампами.
Уже догадавшись на какое действо попали, мы втроём устроились (как могли) на лежащей и подпёртой с обеих сторон кирпичами бочке и с интересом принялись ждать.
Зал, через большую каменную лестницу, медленно наполнялся крысами в красных мантиях, почти полностью идентичными с нашим знакомым делегатом. Ложа для прессы тоскливо пустовала.
Когда некоторые, самые ответственные делегаты расселись по своим местам, в зал торжественно вошла ещё одна крупногабаритная крыса с рыжим оттенком шерсти и заняла председательствующее место. По бокам от неё расположились ещё две особи помельче. Одна с древней печатной машинкой, другая с пластиковой бутылкой.
- Коллеги! Заходим, заходим в зал! – громко закричала крупногабаритная особь. – Прекращаем, прекращаем жрать всякую дрянь и занимаем свои рабочие места! Живее, живее коллеги. Делегаты игнорирующие свои прямые обязанности будут лишены ведомственного столования!
Последний аргумент очевидно произвёл сильное действие и зал стал наполнятся куда быстрее.
- Прошу заседание считать открытым! - громко произнесла крыса с бутылкой и сильно застучала ею по столу. – Председательствует достопочтенный Старейший из Первейших!
По залу прокатились вялые аплодисменты. Старейший неодобрительно окинул взглядом присутствующих и приподнимаясь произнёс:
- Коллеги! Все мы, хранимые святостью старых заветов, блюдём их непреложные истины. Кто больше, а кто и меньше. Увы, но таковые тоже имеются.
По залу пронёсся неодобрительный гул.
- Но мы, - продолжал председательствующий, - на них зла не держим. Мы их сочувственно терпим.
По залу вновь прошёл гул, да такой, что первый помощник Старейшего был вынужден опять забарабанить бутылкой. Второй же внимательно стенографировал всё происходящее, отчаянно стуча своей раздолбанной клавиатурой.
Председательствующий хлебнул из стоящего рядом стакана и продолжил:
- Коллеги! На наше рассмотрение во втором чтении (смилуйся над нами Творящий) выносится законопроект главы фракции «Неприкрытых Популистов», под номером восемьсот семьдесят девять девяносто, о замене нынешнего состояния дел на другое. Слово имеет член фракции «Неприкрытых Популистов» из Комитета бытовых условий, Старейший пятый слева третий ряд. Прошу на трибуну.
Вновь раздались жиденькие аплодисменты и на бочку возле стола залезла демонстративно недовольная чем-то крыса.
- Коллеги! – начала свою эмоциональную речь она. – Как мы уже не единожды утверждали, многие из нас… Да что там многие, почти все – жаждут прежних времён. И оно и понятно! Нам там было хорошо. Хорошо же есть противоположность плохому. И это тоже понятно. Будит ли кто ни будь из присутствующих, это утверждение оспаривать? Не думаю, коллеги. Коллеги, я так не думаю! Так вот о плохом. Плохого, коллеги, нам не надо. Что же нам надо – спросите вы и будите правы. Ибо нам нужно, чтобы было хорошо!
Половина зала одарила оратора бурными аплодисментами.
- И это понятно, - жестом своей когтистой лапы расставил все точки над «и» пятый Старейший слева, а председательствующий настоятельно призвал всех к порядку.
Член фракции Неприкрытых Популистов продолжил:
- Коллеги! Что там скрывать… скрывать нам нечего. И мы это понимаем, коллеги. Понимаем что правду не сокрыть! На то она и правда. На неё накидку обмана не набросишь, тем более что они у нас драные. Это не допустимо, коллеги. Дошло до того, что этими (с позволения сказать) мантиями, уже невозможно прикрыть то, что прикрывать в приличном обществе полагается. Это предел, коллеги. И потому, мы – фракция «Неприкрытых Популистов», требуем подобное положение дел немедленно прекратить, всё что полагается немедля прикрыть и поддержать наш законопроект под регистрационным номером восемьсот семьдесят девять девяносто, о замене нынешнего состояния дел на другое. Или говоря проще, о немедленных изменениях к лучшему. Комитет законопроект одобрил, коллеги. Прошу поддержать.
Делегат закончил и половина зала вновь взорвалась аплодисментами.
- Перед тем как поставить на голосование законопроект восемьсот семьдесят девять девяносто, - возвысил свой голос председательствующий, - прошу озвучить поправки если таковые имеются!
- Поправка номер один, от фракции «Благословенный Город», - зачитал по бумажки первый помощник. – Старейший второй справа пятый ряд, вам слово.
- Я скажу с места, - тяжело поднимаясь с пятой лавки, объявила не в меру упитанная крыса. – Коллеги! Кто из нас не хочет вкусно есть? Правильно, хотят все. Хотят все, но не всем достаётся. А тем кому достаётся, скажу я вам, это уже не в радость. А без радости жить… ущербно. Увы. Но что такое, коллеги – радость, и что такое коллеги, вкусно? В мире где всё относительно, этот вопрос не простой.
- Коллега, давайте уже по существу вопроса, - нетерпеливо заторопил его председательствующий.
- Теперь по существу, - пообещал тучный коллега. – Я, изменениям к лучшему не враг! Это подтвердит каждый. Но! Есть – «но», коллеги. Где переходный период? Где, я вас спрашиваю? Ответьте! Хорошо, отвечу я, коллеги. Переходный период в законопроекте не прописан! Не прописан и всё тут! А любая внезапность, она ведь недруг радости. Так какая нам в том радость, коллеги? Такие переменны, скажу я вам, не каждый ведь выдержит. Прошу учесть мою поправку о переходном периоде и отправить законопроект на доработку!
- Что вы несёте?! – возмущённо обратился к нему председательствующий. – Опять мазуту из ламп жрали? Стыдно коллега, стыдно. Поедать технические ресурсы в наше непростое время это… это диверсия! Коллеги! Данная поправка объявляется мною бредом и на голосование выносится не будет. Идём дальше.
- Поправка под номером два, - сверяясь со своей бумажкой вновь объявил первый помощник, - от внефракционного делегата, Старейшего первого справа десятый ряд. Вам слово.
Старейший из десятого ряда прошёл к бочке, забрался на неё и разрываемый негодованием истерично заголосил:
- Коллеги! Законов подобного характера принято уже столько, что на них жалко тратить дефицитную бумагу! Пустые листы в мусоре попадаются крайне редко! Приходится писать и печатать поверх старых букв. Коллеги! Разобрать написанное на них уже невозможно. Я настоятельно требую конкретизировать законопроект точными цифрами отправив его в архив… то есть на доработку.
В зале поднялся гул недовольства. Особенно недовольными были члены фракции Неприкрытых Популистов, которые кричали, что это не поправка, а позор и попрание основ парламентаризма.
Председательствующий, под стуки пластиковой бутылки призвал всех к порядку и за неимением других поправок, объявил голосование. Поправку отклонили, а законопроект, большинством голосов был всё-таки принят и отправлен на третье чтение. Сам же глава совета, голосовал против. Сказалась его сильная не любовь к главе фракции, внёсшей этот законопроект. Не довольно фыркнув он вновь обратился к присутствующим:
- Коллеги, на обсуждение выносится законопроект восемьсот семьдесят девять девяносто один, о переименовании нашего города. Слово имеет член фракции «Благословенный Город» из Комитета вымученных формулировок, Старейший третий справа пятый ряд.
С пятого ряда вышла совсем тощая (в отличии от своего соседа) крыса и легко запрыгнула на бочку. Вдохновлённо окинув зал взглядом она начала:
- Собратья! Друзья! Сотрудники! Все мы питаем тёплые и нежные чувства по отношению к нашему любимому (хоть и не всегда благодарному) городу. Питаем и нечему тут стыдится. Но друзья мои! С позволением сказать – коллеги! Не долго думая, при основании его, назван он был - Метрополия. Красиво? Да. Величественно? Да. Но разумно ли?
Зал неодобрительно зашумел.
- Да, я понимаю ваше возмущение, - честно признался выступающий, - но поймите и то, что у нас тут полное несоответствие. Где колонии? Где? Нету! Экспедиционный корпус отправленный нами (ещё кто знает когда) в целях рекогносцировки и состоящий из двух членов фракции «Воинствующих Доброжелателей», в полном составе фракции так и не вернулся. Ходят слухи, что они осели в фермерских землях и промышляют там самогоноварением. Позор скажите вы? Да. Позор. Но сейчас не об этом. Город оставленный без правильного названия – это грустный город. А грустный город провоцирует жителей его на не понимание их внутренней сути. Посему предлагаю переименовать его в Благословенополь! И да пребудет с нами благость его.
Не слишком многочисленные аплодисменты тут же потонули в громком гуле недовольства.
- Что там насчёт поправок? – устало поинтересовался председательствующий у своего помощника.
- Поправка под номером один! – вновь сверяясь с бумажкой, огласил тот. - от Старейшего четвёртого слева первый ряд, фракция «Умеренно непреклонных».
На трибуну взобрался уже знакомый нам делегат из Комитета по работе с резолюциями. Он был не многословен и объявив, указывая пальцем в нашу сторону, что в зале находятся представители общественности (чем немало удивил всех присутствующих) приступил к делу. Основной посыл его речи был в том, что нужно уважать историческую глупость и «оную» почитать. Затем член известной нам фракции призвал законопроект конечно же принять, но с обязательным условием - название города оставить прежним и более на него не покушаться. В конце он предложил составить хотя бы какую ни будь резолюцию и под одобряющие возгласы довольных делегатов, удалился на своё место.
Немного посовещавшись, делегатами Совета было принято решение закрепить в новой резолюции следующие пункты:
1. Непреложной и не оспоримой истиной является тот факт, что нынешний состав Совета в числе всех составителей всех пунктов данной резолюции, является единственно легитимным органном и по праву именует себя Великим Советом.
2. Все лица посягнувшие на это право, но право такого не имеющие – объявляются самозванцами и должны покинуть город по первому требованию Великого Совета, без права на возмещение убытков и требования каких либо компенсаций.
3. Все граждане города обязаны - единственно легитимный Совет любить и уважать, потому как печётся он (Великий Совет) о них денно и нощно в явный ущерб делам и хотениям (всяким разным) своим.
4. Не допускается впредь, скидывания на головы (любимому и уважаемому) Совету, отходов и иного рода тяжёлых предметов без наличия в них явных частиц любого питательного вещества (настоятельно рекомендуется помнить о сильной любви членов уважаемого Совета к колбасным и сырным объедкам).
5. Отныне и до срока неопределённого пока, всем горожанам следует вести нумерацию уровней в обратном порядке. Рассматривая самый нижний уровень как десятый, а самый верхний как первый.
6. В связи с вступлением в силу пункта 5, горожанам временно, на неопределённый пока срок (по причине невозможности установления временных рамок) рекомендуется не слишком тому удивляясь, возрастать исключительно в низ.
7. Последним пунктом, по настоянию большинства членов Совета, напоминается о доброй любви всех членов Совета (смотри пункт 4) к колбасным и сырным объедкам.
Составленная резолюция была тут же успешно проголосована, и к всеобщему недовольству делегатов (разошедшихся в своих фантазиях о сырных и иных объедках), Совет был вынужден вновь вернутся к законотворческой деятельности.
Узнав, что всего внесённых поправок по предыдущему предложению больше сорока, председательствующий разразился ругательствами по поводу производственного шлака и тут же вынес на голосование только одну, уже озвученную.
Все, включая и самого инициатора вопроса, проголосовали за, а законопроект в целом (как опасную тенденцию) признали вредным и вернули на доработку.
Далее слово имел член фракции «Простых мещан» который от имени этих самых (непонятно откуда взявшихся) мещан, потребовал принудительного либерализма консервативных устоев и социальной открытости во всех незакрытых учреждениях. Затем он возмутился отсутствием на заседаниях прессы и призвал нас троих, ничего не боятся.
Из зала ему стали горячо возражать, он стал пламенно отвечать. Послышались бранные слова с переходом на личности и потому, председательствующий, запустив пластиковую бутылку в зал, вновь настоятельно призвал всех соблюдать регламент и процедуру.
Оставшийся без орудия производства, первый помощник сразу же приуныл и принялся ковыряться у себя в ухе. Атмосфера в зале накалялась и положение спасло лишь заявление второго помощника о том, что у него закончилась бумага, а значит до оставшихся законопроектов дело так и не дойдёт.
Вполне предполагая подобную провокацию заранее, все делегаты вставши спели песню о славном городе Метрополия (в которой призывалось не забывать кем бы ты был, если бы не его ввысь уходящие шпили), после чего председательствующий торжественно объявил заседание закрытым.
С чувством хорошо выполненного долга, делегаты стали быстро покидать помещение. Какое-то время ещё слышны были некоторые отголоски ожесточённых споров и недосказанных речей, но в целом зал опустел довольно быстро. К нашим скромным и случайным персонам никто не проявил ни малейшего интереса, а делегат призывавший нас ничего не боятся, уходя, лишь окинул нас испуганным взглядом и тут же затерялся в толпе.
Наконец, подошёл наш знакомый член Комитета по работе с резолюциями и предложил нам всем вернутся в помещение архива. Куда мы, отягощённые не вполне полным пониманием произошедшего на наших глазах действа, тут же и направились.
- У вас, на редкость хорошо организованное делопроизводство! - прохаживаясь среди длинных стеллажей с папками подшитых документов, восхищённо произнёс менестрель. – Сразу же чувствуется профессиональный подход.
- Это естественно, - приглашая нас присесть на груды бумаг на полу, ответила крыса-делегат. - Ничем другим, многие из нас никогда и не занимались.
- Но ведь все эти заседания, документы и резолюции, по сути не имеют никакой юридической силы, - рискнул предположить я.
- Сила документа в его зафиксированной форме существования, - не согласился со мной член ( некогда распущенного) Совета. – Придёт время и юридическая сторона вопроса к ней (форме) обязательно подтянется.
- Никаких сомнений у нас по этому поводу нет, - поспешил вмешаться в этот разговор демон, мимикой своего лица всячески призывая меня оставить всю эту правовую казуистику на потом. – Но нас, в данный момент, тревожит вопрос несколько иного характера.
- Это вы, о возмущённой общественности?
- Именно.
- И в чём предмет этих возмущений?
- Как в чём? В несправедливости нынешней системы.
- Хорошо их понимаю.
- А мы, вот чего понять не можем. Как можно соответствовать критериям книги, которою никто в глаза не видел?
- Если это вы о «Кодексе Праведности», то…
- О нём самом, разумеется.
- …то тут вы не правы. В глаза, сам Кодекс (было время) наблюдали многие, а вот увидеть его сейчас, конечно же не представляется никакой возможности. Из общего употребления книга, за исключением одного оставшегося экземпляра, изъята.
- Неужели не осталось ни одной копии?
- Нет. И к сожалению, мы также приложили к этому свои усилия.
- Излишне радикальные, как по мне, меры.
- На тот момент они казались оправданными.
- А я слышал историю о том, что книгу эту, пытались восстановить по памяти, - вспомнив слова старухи в лесу, аккуратно возразил я.
- Было дело, - подтвердил мои сведения член бывшего Совета, - но это оказалась слишком сложная задача.
- Почему? – напрягаясь спросил демон.
- Книга написана сложным языком правовых коллизий и спорных толкований, с поправками на непредвиденные обстоятельства. Запоминать всё это, на тот момент не было никакой необходимости. А потом… Да и к тому же, подобного рода попытки, чреваты серьёзными репрессивными действиями со стороны власти. Лжевласти – если быть точнее.
- Значит единственная возможность её увидеть, это попасть на десятый уровень?
- Даже если вы туда попадёте, Кодекс надёжно охраняется и доступ к нему имеет лишь этот… мерзкий самозванец. Что б ему с последнего этажа рухнуть!
- И всё же. Есть ли способ на уровень этот попасть?
- Навряд ли. Система утратила былую гибкость и застыла на последнем, единственно приемлемом для Прислужника моменте.
- А если я вам скажу, что с нами абсолютно неструктурированное по местным порядкам существо?
- Такого не может быть в принципе. Новоявленные закончились на Нежданных и с тех пор другие уже не появлялись.
- И всё же вот он, - указав на меня рукой, таинственно провозгласил демон.
От неловкости такого торжественного момента, я вдруг потерял дар речи и стыдливо уставился в пол.
- Вы в этом точно уверенны? – с сомнением (ставшим для меня слишком привычным) в упор глядя на меня спросила крыса в красной мантии с крупными дырами по бокам. – Уж больно он неказист.
- Поверьте мне на слово, всё именно так как я и сказал.
- Так значит он внеуровневый… Но тогда как он попал в город.
- Вообще-то у меня третий уровень, - почему-то почти с гордостью сказал я.
- Третий? Но тогда он вполне уровневый, - с некоторым непониманием глядя на нас, возразил член Совета.
- Нет-нет, он ведь не отсюда, - продолжал настаивать на своём демон. – Прибор видимо идентифицировал его по ошибке.
- Коллега. Послушайте меня внимательно. В этой системе ошибок, конечно же предостаточно, но что касается прибора, тут сбоев быть не может. Агрегат разработан на совесть и ошибаться просто не может.
- Но он оказался здесь лишь благодаря мне! Вы даже не представляете, каких усилий мне это стоило.
- Тогда, на вашем месте я бы озадачился иным вопросом. Не как он сюда попал, а как он отсюда выбрался.
- Ух ты! А как вы отсюда выбрались? – с детской непосредственностью обратился ко мне менестрель.
- Да неоткуда я не выбирался, - искренни возмутился я. – Я из совершенно другого места и могу вернутся туда в любую секунду!
- Каким образом? – с настойчивым интересом поинтересовалась крыса.
- Вот он, - я указал на демона, - даст мне, вот сейчас прямо по уху, и я дома.
- Всё именно так, - подтвердил мои слова демон.
- Ну так дайте. Любопытно будет пронаблюдать.
- И не подумаю. Он мне ещё здесь нужен.
- Жаль. А для чего он вам нужен.
- Чтобы помочь достать мне Кодекс.
- А зачем вам Кодекс?
- Он мой билет в лучший мир.
- И как же он, - указывая на меня своим когтистым пальцем, поинтересовалась крыса, - вам в этом поможет?
- Вот именно! Как? – уцепился за эту скользкую нить я.
- Послушайте, - понемногу восстанавливая своё пошатнувшееся самообладание, обратился к делегату демон. – Ваш прибор, это всего лишь технологическая разработка. Любая техника даёт сбой…
- Его разработчик сейчас бы очень обиделся, - с укором перебил его Старейший.
- А вы знаете разработчика? – вновь оживился менестрель.
- Когда-то давно знал.
- Как интересно! – восторженно воскликнул менестрель. - Неужели вы и в правду стояли у истоков перестроечных времён?
- Конечно. Вот как сейчас помню…
- А не подскажите ли где его можно найти, - никак не пожелал вникать в эти воспоминания демон.
- Кого? Разработчика?
- Его самого.
- Ну это сложно.
- Почему?
- Он ведь из числа распущенного Совета был. А далеко не все из нас захотели здесь оставаться.
- Так он ушёл?
- Да. Говорят он новый город основал. Где-то там в пустынных землях.
- М-да. Задача осложняется и осложняется слишком непропорционально нашему общему настроению.
- Ну неужели и вы не знаете, как можно попасть на этот ваш дурацкий… десятый уровень, - безошибочно предположив дальнейший план наших действий, почти с мольбой обратился я к уважаемому члену Великого Совета.
- Стали бы мы тогда здесь сидеть и резолюции эти составлять, - резонно ответила мне крыса, деловито почесывая когтем свой серый подбородок.
- Так мы что, на десятый уровень не попадаем? - не очень-то отдавая себе отчёт во всём происходящем, обратился к демону менестрель.
- Видимо, пока ещё нет, - безрадостно ответил ему тот.
- Что ж, коллеги, - кашлянув сказал нам член Совета. – Было приятно вас послушать, но мне на заседания Комитета пора. Так что…
С большим пониманием относясь к его «несомненно важной» работе, мы втроём, дружно расстроившись отправились на выход.
- Никогда бы не подумал, что здесь может кипеть такая полезная деятельность, - снова выходя под дождь поделился с нами своим открытием менестрель.
- Что полезного в этой… с позволения сказать деятельности, вы обнаружили, - совсем без настроения бросил ему я.
- Ну как же? А процедура?
- А что процедура?
- Процедура - основа порядка. И она у них есть.
- Даже не знаю, что мне в вас больше нравится, - устало глядя на менестреля, внезапно отвлёкся от своих (блуждающих по пустынным землям) дум демон, - ваша поэтическая ипостась или чиновничья? У вас внутри наверное идёт славный мордобой сущностей. Вы, кстати, ставки принимаете?
- Какие ставки? – не понял его менестрель.
- Неважно. Это я так. Размышления в слух.
- Я правильно предполагаю, - игнорируя остроумные размышления нашего предводителя, обратился к последнему я, - что мы отправляемся на поиски этого самого… разработчика?
- Правильно, - как ни в чём небывало ответил мне демон. – Я всегда верил в вашу сообразительность.
- А вам не кажется, что ваша гениальная затея терпит крах?
- Нет. Не кажется.
- По-вашему переться в эти пустынные земли, непонятно к кому, это нормально?
- Почему это «непонятно к кому»? Нам нужен автор и творец прибора. Этой полезной, «безотказной разработки» и мы его найдём.
- Зачем? Что бы он нам сказал, что его детище ошибаться не может?
- Откуда такой пессимизм?
- А вы не слышали, что говорил вам член этого… Великого Совета?
- Это тот который рыщет среди мусора и нечистот, в поисках чистой бумаги и сырных объедков? Я вас умоляю. Он всерьёз полагал, что вы отсюда.
- Полагал, и вот этого момента я совсем не понял.
- И немудрено. Он видимо совсем поехал головой от этих своих дурацких резолюций.
- Вести делопроизводство в таких условиях это подвиг, - уважительно отозвался о «коллеги» менестрель.
- Вот, - нравоучительно обратился ко мне демон. – Менестрель не теряет расположение духа. Он любит приключения и в отличие от вас жаждет их продолжение.
- Я? – как всегда не понял его юмора менестрель. – Да. Я люблю.
- Ну, что я вам говорил. Учитесь у него самоотверженности.
- Я его самоотверженность понимаю, - никак не желая соглашаться с идеей тащится в какие-то дальние земли, продолжал упрямится я. – У него хотя бы есть чёткая мотивация. У вас кстати она тоже есть. А вот у меня нет.
- Как нет? А возможность вернутся домой?
- А мне для этого никуда идти не надо. Тут мне достаточно вашей доброй воли, хорошей оплеухи… и никаких пустынных земель.
- А пустынные земли, к моей доброй воли прилагаются.
- Ну вот! Циничный шантаж. Так откуда же, скажите пожалуйста, здесь взяться правильной мотивации?
- А вы её себе придумайте. Так легче будет.
- Моя фантазия, как-то вдруг иссякла.
- Конечно иссякла. Вы безвольный нытик и это ваша главная проблема.
- Неужели главная?
- Самая что ни на есть главная. И нас с менестрелем это обстоятельство очень огорчает.
Услышав подобное утверждение, менестрель прекратил сморкаться в свой платок и изумлённо заморгал своими мокрыми ресницами.
- К тому же, временами нам кажется… - продолжил свою «ободряющую» речь демон.
- Да вам постоянно что-то кажется, - не выдержав этих дурацких издевательств, грубо перебил его я, - а результата, извините – нет.
- Неправда. Мы уже на два шага ближе к цели чем были раньше.
- На целых два?
- Даже на два с половинной.
- Короче говоря, нас ждёт дальний путь. И это без вариантов.
- Именно так.
- А что, эти пустынные земли действительно так далеко? – начиная хоть что-нибудь понимать, озадаченно глядя на нас поинтересовался менестрель.
- О да, мой чётко мотивированный друг, - высокопарно объявил ему демон. – Нас ждёт трудный и долгий путь. Но не отчаивайтесь, когда-нибудь об этом путешествии сложат легенды и имя ваше останется в веках.
Менестрель вполне оценил всё историческое величие этой глупой (как по мне) затеи и горделиво задрав свой пухлый подбородок к верху, приготовился стать легендой.
Я же, слишком утомлённый всей этой здешней белибердой, почувствовал себя лишь бесправным заложником и твёрдо решил всеми правдами и не правдами отсюда по-быстрому свинтить. Как именно я ещё не знал, но приготовился воспользоваться любым, вполне подходящим для этого обстоятельством.
За воротник затекал дождь. Промокшие сапоги противно хлюпали изнутри влагой. Мы, осторожно перепрыгивая через мусорные ручьи и речки, слегка растянутой цепочкой, легендарно двигались по направлению к древним воротам города.
Красивая блондинка в белых одеяниях (с почти детским озорством во взгляде своих бездонно-голубых глаз) с огромной рекламной проекции, уже привычно пожелала нам в след - неминуемо возрастать.

Ваше мнение:
  • Добавить своё мнение
  • Обсудить на форуме



    Комментарий:
    Ваше имя/ник:
    E-mail:
    Введите число на картинке:
     





    Украинская Баннерная Сеть


  •  Оценка 
       

    Гениально, шедевр
    Просто шедевр
    Очень хорошо
    Хорошо
    Нормально
    Терпимо
    Так себе
    Плохо
    Хуже не бывает
    Оказывается, бывает

    Номинировать данное произведение в классику Либры



    Подпишись на нашу рассылку от Subscribe.Ru
    Литературное творчество студентов.
     Партнеры сайта 
       

    {v_xap_link1} {v_xap_link2}


     Наша кнопка 
       

    Libra - литературное творчество молодёжи
    получить код

     Статистика 
       



    Яндекс цитирования

     Рекомендуем 
       

    {v_xap_link3} {v_xap_link4}








    Libra - сайт литературного творчества молодёжи
    Все авторские права на произведения принадлежат их авторам и охраняются законом.
    Ответственность за содержание произведений несут их авторы.
    При воспроизведении материалов этого сайта ссылка на http://www.libra.kiev.ua/ обязательна. ©2003-2007 LineCore     
    Администратор 
    Техническая поддержка