Libra - сайт литературного творчества молодёжи Libra - сайт литературного творчества молодёжи
сайт быстро дешево
Libra - сайт литературного творчества молодёжи
Поиск:           
  Либра     Новинки     Поэзия     Проза     Авторы     Для авторов     Конкурс     Форум  
Libra - сайт литературного творчества молодёжи
 Lusi - Горькие строки из-за колючей проволоки 
   
Жанр: Проза: Разное
Статистика произведенияВсе произведения данного автораВсе рецензии на произведения автораВерсия для печати

Прочтений: 0   Посещений: 35
Дата публикации: 26.3.2019

записки

20 февраля 2014 года.
Это самый черный день в моей жизни. Это было начало конца. Хотя в этот день, как казалось, ничего страшного не предвещало. Ну день, как день. Хотя не совсем. Это день моего рождения. Как всегда, банальный шоколадный тортик, любимые цветы, гости, поздравления, пожелания долгих лет, приятные сюрпризы, визиты, подарки. Но сердце мое сжималось в предчувствии чего-то ужасного, и непоправимого. А ночью приснился кошмарный сон. Как будто мой родной поселок заливают потоки черной грязи. Люди захлебываются, пытаются бежать, но безжалостный сель сметает все на своем пути. Я стою, как наблюдатель, смотрю все это со стороны. Но увы, ничем помочь не могу. Пытаюсь закричать, но не слышу своего голоса. Проснулась вся в поту. Жизнь продолжается.
21 февраля.
В столице началась кровавая заваруха, которую назвали революцией. Все, как в дремучем лесу. По верхам буря ходит, вниз шишки падают. В снизу тишина. В провинции все замерли в напряженном ожидании. Самое страшное, так это неизвестность. Что нас ожидает дальше? Многие боятся, говорят, что сюда на разборки едут бандеровцы. Улицы пустые. Лишний раз никто никуда не ходит. Разве что по-быстрому в магазин за самым необходимым.
22 февраля.
Все замерли в напряженном ожидании, точно оцепенели. Самое страшное – это неизвестность. Что нас ожидает дальше? Как мы будем жить? Никто ничего не говорил. Многие люди боятся за своих детей, за себя, за будущее. Все боятся, что сюда приедут бандеровцы. Многие собрались вокруг памятника Ленину, и встали в живое кольцо, чтоб не дать его уничтожить. Ведь с этим местом связано многое. Здесь когда-то принимали в пионеры, и выдавали первые паспорта. Сюда приходили молодожены, и оставляли цветы. Это часть нашей истории, часть нашей жизни. Было холодно, дул ледяной ветер. Сыпал колючий снег. Притащили пару бочек, разожгли костры, чтобы греться. А на ночь выставили дежурных, которые должны были, если что, поднять тревогу. Мы, женщины, старики, дети стали живым щитом, чтобы не дать разрушить часть нашей жизни. Приезжал несколько раз белый микроавтобус. Там сидели угрюмые бородатые и усатые дядьки с оружием. Но в нас никто стрелять не стал. Постояли немного, и уехали. Потом эти лохматые и усатые дядьки ходили по местному рынку, еду для себя покупали. И все удивлялись, какие приветливые и гостеприимные жители нашего поселка, и очень вежливые. Никто им не отказал, не сказал, что ничего не продаст. И если они говорили на украинском, отвечали тоже на украинском. А как еще? Ведь северный степной Крым говорит практически на украинском языке. В наш район приехало много людей из Винницкой, Хмельницкой и Тернопольской области. Это Украина!
23 февраля.
Вся моя мирная жизнь разбилась, разлетелась на три огромных куска. До, во время и после. До захвата, во время и после нее. Я не могу до сих пор прийти в себя, что мой родной дом находится в зоне оккупации. Хотя нужно называть вещи своими именами. До воровства.
И кого мне теперь приходится называть оккупантами? Русских? Тех, с кем мой один и второй дед защищали мою родную землю от немецких оккупантов? А теперь те, кто назвал нас братьями, стал для нас хуже немцев. Хуже проклятых фрицев. Хуже фашистов. Это махровый рашизм. И если бы мои деды встали из могил, они бы не поверили в то, что сейчас происходит у нас. Русские стали заклятыми врагами, иудами, которые всадили нож в спину. По самую рукоятку. Все встало с ног на голову. Все смешалось в один огромный клубок сплошного кошмара. Все проблемы до захвата, или отжима, оказались просто комариным писком по сравнению с тем кошмаром, который я увидела и ощутила под «отеческим крылом» Русского мира. Ведь зачастую мы не ценим, то, что имеем, а потеряв, начинаем горько сожалеть.
26 февраля.
В Симферополе и Севастополе вовсю бушуют стихийные митинги. Одни кричат за Украину, другие за Россию. Там драки, крики, ругань. Даже стреляют, как-никак революция. А в провинции, как всегда, полная тишина. Как говорится, по верхам буря гуляет, шишки вниз летят, а внизу травинка даже не шевельнется. Мы все буквально прилипли к экранам. Ждем. А что мы ждём? Что будет дальше? Кто там, наверху, победит? Чем вся эта кутерьма это закончится? Как нам, простым людям, дальше-то жить?
27 февраля.
Какие-то неизвестные люди в масках захватили Верховную раду Крыма. Они говорят, что это из самообороны. Но почему они прячут свои лица? В чем причина? Даже простому человеку бросается в глаза, что эти неизвестные, или, как потом мы их окрестили «зеленые человечки», уж слишком профессионально вооружены, все с военной выправкой, подтянутые, и поджарые. Они так на самооборонцев похожи, так же, как я на прима-балерину Мариинского театра.
28 февраля.
Обратно якобы «самооборонцы» построили блокпост на перешейке. Все. Нас полностью отсекли от Украины. Точно, как резанули, как по еще живому телу. Прямо и жестко, без всякого обезболивания. Неизвестные вооруженные люди захватили центральный аэропорт в Симферополе.
1 марта.
У нас рядом, в заброшенную воинскую часть, въехала танковая колонна без опознавательных знаков. Рядом, где был «Укртелеком», тоже появилась военная техника, и странные люди в зеленой униформе, или, как мы их потом прозвали, «зеленые» человечки. В сторону Евпатории проследовала колонна танков.
В тот день, в обед, мы были на рынке, когда над ним завис военный вертолет. Он опустился очень низко, что нам пришлось лечь на землю. Он завис над нами, буквально вдавливая в землю. Второй завис, как стрекоза над лужайкой, над самой крышей крытого рынка. Я отчетливо слышала, как свистит ветер в лопастях. Было реально страшно. Малая задрожала всем телом, расплакалась, покрепче прижалась ко мне. «Мама, мне страшно». Я могла ей сказать то же, но промолчала, что мне самой было страшно. Я успокаивала ребенка, как могла. Это было начало вторжения. И реальным концом нашей мирной жизни.
8 марта.
Вроде как праздник. Но нет абсолютно никакого праздничного настроения. Всех угнетает полная неизвестность. Что нас ждет дальше? Украина почему-то молчит. Телевизор принципиально не включаю. Украинских каналов уже нет. Ловятся только одни русские. У кого есть тарелки, тот может смотреть новости с Украины. Но все они одна другой тревожнее. Начало гражданской? Господи, как надоел этот бред параноиков. Иногда кажется, что это какой-то кошмарный сон. Хочется посильнее себя ущипнуть и проснуться. Но нет. Это не кошмарный сон. Увы, это всего лишь на всего жуткая реальность. Вот и в нашем поселке появились оккупанты. Ходят, такие самовлюбленные, такие самодовольные. Чем-то похожие на фашистов из старых фильмов про великую Отечественную. Разве что рукава рубашек не закатаны. Но это не июнь, а март. Не сезон для закатанных рукавов.
Начали клеить местных девчонок. Но наши девчата, не промах. Сразу их сразу намертво обломали. Сама слышала, как один оккупант цеплялся. «Девушка, а девушка, как вас зовут?». А она повернулась, смерила его презрительным взглядом и процедила сквозь зубы: «Пане, я вас не розумiю!». Оккупанты засмеялись, загоготали, как гуси. И ему один говорит: «Это тебе, братан, не Севастополь, где девки сами на твой …… кидались! Это тебе Степной Крым!».
16 марта.
Все закружилось, завертелось. Каждый день – это ожидание, а что дальше? Мы живем, как на пороховой бочке. И не знаем, взорвется она, и когда. Или это простые военные учения. Но сегодня объявили референдум на вхождение Крымской Автономной Республики в состав Российской Федерации. Я размышляла, как лучше. Украинские каналы давно отключены, по телевизору только российское дерьмо. Как лучше поступить? Теперь я понимаю, что нам тогда хорошо промыли мозги. Но тогда нам было реально страшно. На всех телеканалах трепаются, что на Украине гражданская, там бандеровцы могут расстрелять за то, что ты говоришь на русском. Тут пришли российские освободители, защитники. Голосуйте за них. Но я села и задумалась. Тогда же приезжали усатые угрюмые дядьки. Но никто из них не тронул нас, хотя могли устроить мясорубку, забросать коктейлями, расстрелять. Но никто пальцем нас пальцем не тронул. А что Россия? Приднестровский конфликт, образование непризнанной республики. Первая Чеченская война (1994). Вторая Чеченская война (1999). Война против Грузии (2008). Украина не провела за это время ни одной. Меня это заставило крепко задуматься. И я поняла, что сейчас идет грязная игра. Нас подло обманывают. Я пришла на избирательный участок. Ну если можно было сказать, что это выборы, то это скорее, был фарс. При Украине перед выборным участком толпилось много людей, играла музыка, продавались напитки, мороженное, сладости, всевозможная домашняя выпечка. Это был праздник. Но сегодня это был не праздник. Людей не было. Мы зашли, и увидели только членов комиссии, было несколько наблюдателей. Я взяла простой лист бумаги, без защиты. Таких можно было наклепать на ксероксе вагон и маленькую тележку. Но ручкой, что мне предложили воспользоваться, я отказалась заполнять так называемый «бюллетень». В нем было только два пункта. За Украину и за Россию. Третьего, чтобы Крым был независимой республикой, не было. Я родилась в Крыму, но мои корни на Украине. Мой первый язык украинский, и моя родина Украина. Я не Иуда, не смогла предать свою Родину. Я проголосовала за Украину.
Когда я прошлась по другим избирательным участкам, заметила подозрительные микроавтобусы с заляпанными номерами, они кружили по поселку. Это была предвыборная «карусель». Позже я узнала, что 75% населения нашего района реально не пришли на выборы, пробойкотировали его. А из того процента, что пришли, большинство проголосовали за Украину. Поэтому в большинстве крымчане не предатели! Просто все решили за нас. А этот референдум был фиговым листочком, прикрытием грязной игры. Северный степной Крым в большинстве проголосовал за Украину.
А что ЮБК? А Южный берег – это всего лишь узкая полоска. Севастополь и Симферополь – маленькая точка на карте. Большую часть занимает степь. Можно сказать, что Крым «отжали». Заснули в Украине, проснулись в России. И это был не конец кошмарной ночи. А только начало.
17 марта.
По нашему поселку ездила машина с Российскими флагами. Орали, как ненормальные, в мегафон: «Россия, Россия! Мы вернулись в гавань!» я бы сказала, в какую гавань. Но получается слишком грубо. Ну мы, несколько несогласных, собрались в кучку. Набрали побольше тухляков, и гнилья на рынке, да забросали этих крикунов «рыночными сюрпризами». Было прикольно, как эти собаки вытирались, и гнули потом трехэтажные маты. Вызвали местную полицию. Я не успела далеко смотаться. Но меня никто не тронул. Можно ли подумать на такую благовоспитанную даму с сединой, которая так мирно гуляет с маленькой девочкой, что она причастна к этой наглой террористической атаке? Нет, конечно. Меня спросили, что я видела? Я изобразила ангельское выражение лица, и ответила, что мы только вышли на прогулку. А в чем дело? А что такого случилось?
24 марта.
Ввели русскую валюту. Рубли. Цены указывают и в гривнах, и в рублях. Но продукты на рынках продают исключительно за гривны. Попробовала русские продукты. Их есть просто невозможно. Это же гадость несусветная. Особенно конфеты, они больше на мыло похожи. А кетчуп? Сплошной уксус. В кефире комочки соли попадаются. Его пить, это равносильно смерти желудку. Местные не хотят покупать российские продукты. Поставщики психуют, но ничего сделать не могут. На меня наехал один. Начал орать, что я националистка. На что я ответила на чистом русском языке: «Научитесь производить вкусную продукцию, и у вас будем покупать!»,
30 марта.
Какой только дебил только придумал переводить время? Ну ладно, час, это как говорится, уже для нас стало дело привычным. Но тут сразу на два часа!!! Это просто полный капец какой-то. Хорошо, что у меня ребенок маленький, да моей малышке не нужно идти в школу. А так, кому тащиться на работу к восьми, так как большинству жителей нашего поселка? Выходит, по-новому времени идти к шести? Так что за здорово живешь пару часов нашего сна украли. Мне почему-то вспомнились девяностые годы. Когда Крым только получил автономию, и у нас был крымский президент, Мешков. Заварилась точно такая же петрушка. Так же умники перевели местное время на два часа, совсем не подумав о нас, о простых людях. И приходилось вставать в пять по-старому, чтобы идти на работу, и тащить детей в школу. История повторилась. С разницей чуть больше 20 лет.

14 апреля.
Была в деловой поездке в Симферополе. За то, что говоришь на украинском языке, можешь вполне реально схлопотать по физиономии.
Шла по привокзальной площади. Неожиданно для себя ощутила явный запах гниющей плоти. Оглянулась вокруг, но ни дохлой собаки или кота не заметила. Рядом, на тротуаре, сидела девушка, можно сказать, почти девочка. Именно от нее шел тяжелый трупный дух. Ее ноги, опухшие, раздутые, покрытые язвами, воняли дохлятиной. Именно тогда я увидела действие русского «крокодила» своими глазами. Так что уже начинаю еще больше задумываться, в какое дерьмо мы вляпались. По самое немогу.
1 мая.
Пришла пора, когда нужно работать на даче. Высаживать помидорки. Но не в этом году, нет воды. Канал пуст. У кого есть машины, те возят воду из поселка, чтобы полить раннюю рассаду. А если нет своей машины, на велосипеде или на тачке много не навозишь.
9 мая.
Праздник Победы. А для меня черный день. В этот день в мою дверь позвонила беда. Мой муж не вернулся с работы. Он погиб. Оставил боль. Поэтому я в этот день ухожу на кладбище и плачу. Шли по площади. Оккупант, полицай, подошел к малышке, и угостил ее конфетой. Малая раскусила ее, скривилась, выплюнула и сказала: «Я мыло не ем!». Я только пожала плечами, взяла ребенка за руку, и мы ушли.
24 мая.
Капец, приехали. Приватбанк закрыт, «Аваль» закрыт. Плакали мои денежки, что я так старательно собирала на икону святой Матронушки. Ну не так много потеряла, 300 долларов. Но другие потеряли намного больше. Моя знакомая копила на лечение зубов. Пропало 60 тысяч гривен, это намного круче. Бедняга, на себе волосы рвет, Путина проклинает.
24 мая.
Все. Украинскую гривну больше нигде не принимают. Хотя говорили, что процесс интеграции будет продлен до 2020 года. Но увы, как потом выяснилось, что это была очередная ложь.
12 июня.
Прости, моя родная Украина, но мне пришлось взять российский паспорт. Без него нельзя ничего сделать, получить пособие на ребенка, пойти к врачу или стоматологу. Но когда я получала паспорт, то заявила о двойном гражданстве. Сказала, что в России не запрещено иметь двойное гражданство. Паспортистка сказала, что это не приветствуются. Но я сказала, что и не запрещается. Поэтому я с чистой совестью взяла паспорт оккупантов, но только из-за острой бытовой необходимости.



1 августа.
Выпускной бал запретили. Дети в слезах. Особенно расстроились девочки. Они готовили платья, придумывали прически. Но все празднества, связанные с днем флага России, прошли. Но местные его бойкотировали. Пришли только горсточка марионеток, и сами оккупанты.
6 августа.
Чем дальше в лес, тем больше дров. Закрыли работу «Киевстара». Неизвестные блокировали все оборудование. Мой мобильный интернет приказал долго жить. Последним пал «Лайф». И мы остались без мобильной связи. Канал стоит пустой, в нем растет сорная трава. Речушка Чонгар совсем обмелела. Ее может перебежать вброд воробей.
1 сентября.
Продолжение кошмара под названием жизнь в России. Во дворе школы жгли книги, журналы, и учебники Украины. Это мне напомнило фашистов, которые тоже устраивали костры из книг. Так что теперь рашисты для меня те же фашисты. Любой тоталитарный режим начинается с промывания мозгов, устранения неугодных и уничтожения книг. Так оно и случилось. Все табло «их разыскивает милиция» …теперь полиция, увешано фотографиями неопознанных трупов, которые выловили в заливе. Нашли труп молодого татарина, который повесился в заброшенном санатории. Он написал записку что так жить больше не может. Но его родной дядя сказал, что записка была написана правой рукой. А его племянник левша. Все понятно, кто писал. Знакомая сказала мне на ушко, что приходили из ФСБ, и приказали дать список всех, кто читает книги на украинском языке. Мою фамилию внесли в черный список. Я не удивилась. Ввели обязательную школьную форму, но старшеклассники отказались наотрез ее носить. И ходить на уроки истории России, где поливают грязью Украину. и еще. Наш поселок переименовали в какое-то поселение. Полный капец! Точно, как поселение каких-то политзаключенных.
2015 год.
1 января. В силу вступили законы России, хотя нам до референдума говорили, что законы Украины будут действовать до 2020 года, весь переходный период. А как же все договоренности про переходный период до 2020 года? Все попрано и растоптано. Правит хаос и насилие. Прав тот, у кого туже кошелёк и больше боезаряд. Простые обыватели забились в норы, как мыши. Когда идешь по улице, постоянно оглядываешься, чтоб никто не шел сзади, и не подслушал, о чем говоришь. Ведь анонимки в ходу. Возродились доносы на соседей и коллег. Так же начали пропадать неизвестно куда люди. И поражает обилие портретов Сталина. Везде. Разве что в туалетах не повесили. Здравствуй, 33 год! Когда пошла продлевать документы на получение пособия, сказали напрямую – меняйте свидетельство рождения Матрены на российское. Но как это? Мотя родилась в 2009 году, при Украине. А не в России. Это незаконно. Ну тогда ответили, что буду получать пособие только до марта. И все. А дальше живите, как хотите. А так получите материнский капитал. Я ответила, что Родиной не торгую, ни оптом, ни в розницу. И ушла, хлопнув дверью.


20 февраля.
Был мой день рождения. Был торт и цветы. Но не было радости. Я проплакала весь день. На душе было грустно. Но именно в этот день мне было очень грустно. Не потому, что я постарела еще на один год. Нет. Я так не считаю. Я всегда говорю, что не в свой день рождения не старею, а становлюсь мудрее на один год. Моя душа уже в тот день ощутила, что праздную свой день рождения последний раз в родном доме, в родном поселке. И вижу в последний раз своих родных и друзей.
1 апреля.
Социальные выплаты для меня прекратились, потому что я наотрез отказалась переписывать свидетельство о рождении дочери на российский лад. Повсюду идут сокращения. У кого есть пенсионер в доме, это считается за большое счастье. Оросительный канал сухой, как арык в пустыне. Работы нет, и с каждым днем безработных все больше и больше. Как дальше жить, не приложу ума, но нужно искать способ заработать на кусок хлеба. Пришлось бегать, поискать любую возможность заработать. Даже ухаживать за старушкой. Раньше можно было заработать на прополке, уборке и погрузке лука. А теперь нет. Не приезжает никто с Украины, как раньше. Поля стоят пустые, заросшие сухим бурьяном. Нет воды. А это нет жизни. Большая половина деревьев на дачах умерла. Вторая тоже скоро засохнет.
1 мая.
Эти народные гуляния больше напоминают пир во время чумы. Крым постепенно начинает умирать. Без воды второй год, еще немного, и скоро это будет черная, мертвая пустыня. С каждым днем все хуже и хуже. Что нас ждет дальше? Не знаю, но точно ничего хорошего «Русский! Мир к нам не принес. Только разрушение, горе, слезы, и страдание!».
7 июня.
Моя жизнь довольно круто изменилась. Пришла толпа полицейских. Они потребовали открыть входную дверь. Я вышла, сказала, по какому праву, где ордер на обыск? Меня отбросили в сторону, дверь взломали, и все в доме перелопатили. Что искали, я не поняла. Написали протокол, меня с ним не ознакомили, подписать не дали. Но потом я узнала, что на меня пришел анонимный донос, что у меня в квартире хранится оружие. Я в глубоком шоке. Да у меня даже игрушечного пистолета не нашли! Никто не подумал извиниться. Дверь пришлось ремонтировать за свой счет.
21 июня.
Зализываю раны. Но в душе неспокойно. Обратно снился странный сон, что я плыву на корыте, по потоку черной грязи в сторону Перекопа. К чему этот идиотский сон?
Я особо не стала заморачиваться. Куда ночь, туда и сон. День прошел быстро. Вечером я составляла список, что купить на завтрашнем базаре. Увы, человек предполагает, а бог располагает. Этот список так и остался лежать на столе, нереализованный. Все пошло не так, как я думала, потому что вмешался его величество случай.



22 июня.
Раннее утро. Где-то около четырех. Я почти что проснулась. На душе было почему-то было очень неспокойно. Тихий стук в дверь заставил меня подскочить, как сжатую пружинку. Я не стала включать свет, чтобы не привлечь внимание особо озабоченных соседей. Это был мой хороший знакомый, которому моя мама в свое время очень помогла поправить здоровье. Он пришел тихо, как тень. И сказал шепотом, едва за ним закрылась входная дверь – Немедленно уходи. Хватай ребенка, документы, и бегом отсюда. У тебя нет времени собирать вещи. Через десять минут будет поздно. На мой вопрос, что случилось, сухо ответил, - На тебя пришел анонимный донос, и это дело очень серьезно. Ты в черном списке. Я рисковал, чтобы тебя предупредить. Он тихо растворился в ночи. Я схватила ребенка, пакет с документами, и походный рюкзак. И мы, крадучись, вышли из квартиры. Как какие-то воришки, бежали из собственного дома в никуда, где нас никто не ждал. Так за мной захлопнулась дверь, закрываю стабильность и домашний уют. Началась дорога слез, скитаний и боли.

Ваше мнение:
  • Добавить своё мнение
  • Обсудить на форуме


    2019-03-27 21:36:44 Stas Ukraine
    Пожаловаться администрации на комментарий
        Очень хорошо написано, искренне. Спасибо вам.


    Комментарий:
    Ваше имя/ник:
    E-mail:
    Введите число на картинке:
     





    Украинская Баннерная Сеть


  •  Оценка 
       

    Гениально, шедевр
    Просто шедевр
    Очень хорошо
    Хорошо
    Нормально
    Терпимо
    Так себе
    Плохо
    Хуже не бывает
    Оказывается, бывает

    Номинировать данное произведение в классику Либры



    Подпишись на нашу рассылку от Subscribe.Ru
    Литературное творчество студентов.
     Партнеры сайта 
       

    {v_xap_link1} {v_xap_link2}


     Наша кнопка 
       

    Libra - литературное творчество молодёжи
    получить код

     Статистика 
       



    Яндекс цитирования

     Рекомендуем 
       

    {v_xap_link3} {v_xap_link4}








    Libra - сайт литературного творчества молодёжи
    Все авторские права на произведения принадлежат их авторам и охраняются законом.
    Ответственность за содержание произведений несут их авторы.
    При воспроизведении материалов этого сайта ссылка на http://www.libra.kiev.ua/ обязательна. ©2003-2007 LineCore     
    Администратор 
    Техническая поддержка