Libra - сайт литературного творчества молодёжи Libra - сайт литературного творчества молодёжи
сайт быстро дешево
Libra - сайт литературного творчества молодёжи
Поиск:           
  Либра     Новинки     Поэзия     Проза     Авторы     Для авторов     Конкурс     Форум  
Libra - сайт литературного творчества молодёжи
 Александр Пышненко - В ЛЕСУ НА ДОНБАССЕ. Почему уходят из армии? 
   
Жанр: Проза: Рассказ
Статистика произведенияВсе произведения данного автораВсе рецензии на произведения автораВерсия для печати

Прочтений: 0   Посещений: 76
Дата публикации: 15.7.2019

окончание

3

Стало известно время демобилизации «шестой волны». Это событие не афишировалось до самого последнего срока. Произошло слияние двух дивизионов. В их дивизион вливались остатки личного состава и техника дивизиона выводимого из-под Волновахи. Их самоходки отправлялись на базу. С ними уехал Шило и Сольвар, как сопровождающий.
В батарею вписалось чуть больше дюжины бойцов из доблестной ?? бригады. Судя по шевронам, они занимались там обслуживанием каких-то летательных аппаратов. Отбывали наряды, стояли на постах и КПП.
…В один прекрасный сентябрьский вечер, у костра появилась стайка молодых ребят…
Большинство, судя выговору и манере держаться, были из Западной Украины.
Автор подошел к костру, за которым они сидели, сбившись в кучу. Автору надобно было пополнять свой экипаж машины боевой, так как предыдущий растащили по другим машинам. Всех толковых замковых и наводчиков, которых автор готовил себе.
Даже Эдик Б., законченный напарник Снопы, слыл к тому же непревзойденным разгильдяем, оставил автора, вернувшись в пункт постоянного дислоцирования, в Деточки. Эдик запомнился еще и тем, что, попавшись в лесу с водкой, которую нес в пакете, написал в своей объяснительной записке: «Я заказал себе минеральную воду, а таксист привез мне водку». Чем порадовал весь личный состав дивизиона.
…Среди новеньких выделялся один мегаломан, Жруй.
Плохо было в этой истории то, что подобные, «замечательные люди», думали о своей собственной исключительности, на самом деле являясь больными мнимой «гениальностью». Хотя, если смотреть непредвзято на их работу, то они не были лишены многих достоинств. Им легко давалось то, к чему люди шли годами. Это развивает в них самых болезненное самомнение, которое порождает непомерные амбиции подобных типов. Это, к сожалению, не лечится; с этим невозможно бороться, кроме как постоянно потакать их прихотям. Со временем, это перетечет в них в маниакально-депрессивный психоз. Этот служил еще в милиции, скорее всего, в Ч…кой области. Приходилось много слушать его выступлений на эту тему. Он работал участковым; занимался наркотиками, пристрастившись там к марихуане.
С появлением Снопы, оба, с первого взгляда поняли друг друга без слов. Ушли за палатку. Там хранился бульбулятор. Что и не говори: а рыбак рыбака видит издалека.
…Переменчивость настроения характерна для протекания мегаломании. Возникает потребность иметь при себе «обслуживающий персонал», который мегаломан тщательно подбирает под свои, диктаторские, мании.
« - Сорока, мне сегодня твои перья не нравятся. Я убью тебя – и закопаю вон в том углу палатки. Ты сегодня умрешь. Я поссу на твою могилку. А, перед этим, я насру тебе в рот». – Мегаломан продолжал третировать свою жертву до тех пор, пока не выбивает из нее остатки человечности. Как это делали еще «деды» в советской армии. Тогда человека попавшего в СА, начинали третировать, в том числе и словесными эскападами: «Вешайтесь духи», « Я твою мамашю е…бал», «Ты мой сын», и т.д., пока жертва не превращалась в чмыря, в послушное животное.
Нынче же, ситуация, в корне поменялась. Выражение: «Это армия сынок», - часто произносимое старослужащими, скорее всего, произносится в шутливом тоне. Жруй зашугал высокого, и крепкого на вид, Сороку. Он третировал этого высокого парня до тех пор, пока не превратил его в свою законную прислугу. Жруй не случайно выбрал себе эту жертву. Тот слыл устоявшимся уже алкоголиком, от которого избавились в предыдущей бригаде. Как и он больного на всю голову, Жруя.
С Жруем прибыли не только алкоголики, но и залетчики всех мастей. Но этот мегаломан, потянул за собой в батарею только алкоголиков, которыми легче было понукать. Они стали безобидными исполнителями его воли.
- Солдат должен идти туда, куда пошлет его сержант, - просвещал автора Жруй: – Солдат должен сражаться за сержанта, но думать так, что он сражается только за себя.
Через неделю, Жруй, уже управлял своею командою. Втираясь в доверие к начальству.
Ожидалось прибытие женского контингента. Надо было, срочно, утеплить палатку и настелить в ней полы. Жруй, сам напросился на это. Взяв одного из своих подопечных, он легко справился с поставленной задачей. Дальше все пошло как по маслу. Жруй умел общаться с деревом: с толком, используя свой несомненный талант. Скоро во всех палатках были насланы полы из ящиков от снарядов. Возле штаба, сразу же появились навесы и столики для проведения занятий.
Жруй имел диплом какого-то института (по его словам), что-то связанное с педагогикой и историей. В числе каких-то групп, он участвовал в археологических раскопках. Диплом, похоже, помог ему устроиться в милицию. О барыгах и наркотиках, с его рассказов, можно было узнать о жизни в Украине в 90-х годах. Скорее всего – его выгнали из милиции; в полицию таких не принимают. С женой он развелся. С тестем не сложилось; тот заставлял его ухаживать за вьетнамскими свиньями. Короче, все ему были не рады, с его темпераментом, - и ему пришлось убегать на фронт. Здесь его тоже не жаловали, оставив где-то на позиции. Товарищи, обычно, быстро избавляются от таких. Тем не менее, они упорно искали место, где можно устроиться жить со своими психическими болячками. Это место, похоже, он нащупывал.
Здесь надо сделать одно отступление. Служил, на офицерской должности в батарее, лейтенант Роман Борисович, Середа. Он проворонил ящик из прицелом от одной самоходной гаубицы, и эту машину закрепили за автором. Прицел Середа выпросил где-то, с уже затертым номером. Но, как быть с ящиком?.. Он «повесил» ящик на автора. «Тихо «спиз…л», и ушел, называется - нашел». – Автор не рассматривал этот вариант, которым владели многие. Тем более: все знали, что у этой самоходки кто-то приделал ноги прицелу. «Найди!», - приказал, старший лейтенант. – «Где же я его найду?», - спросил автор. – «Вы…еби, и скажи, что нашел», - предложил Роман Борисович. – « Мне он в х..й не впирался», - ответил автор. - «Тогда в приказном порядке». - «С этого, и надо было начинать…»
С этого момента, подобными диалогами заканчивался практически каждый день. Лейтенант канючил, автор отмахивался от него. Мегаломан обещал сделать автору ящик. Начал, но сразу же бросил, как только поговорил с авторитетами.
Автор довел эту до ума заготовку – и передал Середе готовый ящик.
…Пришел красавец-сентябрь, с его обволакивающей, бархатной теплотой…
…Пугач, однажды, организовал уборку в одном из проезжаемых сел. Иногда они отправлялись в какой-то глиняный яр, чтоб расстрелять мишени, сделанные из мешков, наполненных песком. Поддерживая себя в состоянии войны.
На обратном пути, заметили заросший, неухоженный, обелиск. На памятных плитах были высечены фамилии и инициалы погибших в 1941-1945 годах сельчан.
Пугач устроил там субботник. Три часа они чистили пространство памятника от пожухлой травы; вырубали не в меру разросшийся шиповник.
Село некогда было большое. Инфраструктура - в советском формате. Без пропагандистской накачки, ватники оказались не в состоянии поддерживать свои архаические пантеоны. Не один из путинских кошельков, не раскошеливался на эти цели деньгами. Обелиск оброс, в человеческий рост, бурьянами.
Украинские ратники вычистили его от мусора, и вывезли весь хлам на своем транспорте.
…Были порыты окопы на опушке леса, в твердом, как камень черноземе. Грунт, спрессованный летней жарой, не поддавался лопате...
…Блиндаж только начали, но так и не довели его до ума...
Стараниями все того же командира Шила, автор постоянно терял экипажи, – но выезжая, с новым составом, он справлялся с задачами.
Внутренняя рутина держала автора в напряжении, заставляла думать, и что-то постоянно решать.
Сорвалось давление; автор почувствовал сильное недомогание – среди ночи на третьем посту. Сердце вырывалось из груди; его пронзала какая-то тревожащая боль; будто что-то мешало ему нормально трудиться на благо организма. Очень много неудобств доставляла испорченная молния в спальнике. Полученный автором еще в Деточках, без нормально функционирующей молнии, спальник оказался непригодным. Однажды, во время сна, автор оказался с непокрытыми ногами, после чего пришлось обращаться с ревматическими болями к врачу: от боли у него отнимались ноги. Автору повезло лишь в одном, что после полученного укола: боль, как рукой сняло.
Время проходило в нарядах и нечастых выездах на позиции. Они крутили пушки.
Молодежь попыталась использовать достоинства Мегаломана, чтоб доставать автора. Иногда у них что-то из этого получалось. Иногда они использовали, даже, Пугача, и это у них тоже получалось; и тогда компания оставалась удовлетворенной своими интрижками. Обычная жизнь в замкнутом коллективе.
Пугач появлялся в расположении батареи, с проверками подготовки к зиме. В это время все занимались благоустройством быта. Они целый день обделывали клеенкой кухню; делали навесы. Пилили дрова и убирали территорию от опавших листьев и хвои.
Мегаломан «сдал» кастрюлю рисовой каши, которую автор сварил из каких-то объедков. Дело в том, что курящих коноплю одолевал жор после сеансов возле бельбуляторов, и они, заскакивая на кухню, сжирали все съедобное, что попадало им на глаза. Некоторые, спешащие на дембель, оказывается, тоже любили бланшированные в банках сардины. Бычки любили не очень, но и эти банки трудно было отыскать уже на третий день, после получения. Тех продуктов, которые отпускались на десять дней, хватало от силы, лишь, на пять-шесть. Оставались: морковка да рис. Ячку они не кушали, от слова: вообще. Откуда у бывших колхозников, от нищего в первом поколении совка, появились это презрение, в общем-то, к нормальным ситным продуктам? Автору трудно комментировать всякие странности поведения молодого поколения совков. Эти орлы предпочитали заказывать себе пиццу с таксистами, и харчевались ею.
Кто-то объявил себя заядлым рыбаком. У него, случилось однажды, накормить всю батарею щучатиной.
Однако, это была капля в море. Надо было кому-то возится на кухне, что-то готовя из того, что осталось.
Так и появился этот неудачно сваренный рис с обилием моркови и мучной подливы. Мегаломан запретил прикасаться кому-либо к этому вареву – и пригласил Пугача.
Пугач пришел в сопровождении старшины Голуба, от которого автор получил тут же взыскание. Голуб поручал ему: «привести в порядок палатку, после исхода из нее «шестой волны»», - но автор отнесся к этому «по-наплевательски», «распознав» якобы очередную интрижку Жруя. Автору, как командиру орудия, собственно, не хотелось таскать в одно место кровати.
Это было время, когда мегаломан Жруй пытался командовать всеми. Это был его звездный час! Это стало время больших перемен в жизни дивизиона.
…Мы отправляли все манатки дивизиона на станцию, погрузили военное имущество на эшелоны, в тентованные фуры, и отправили на базу.
С самоходкой уехал Снопа, из авторского экипажа; «дедушка Куку», он же - Сольвар. Уехал и старший лейтенант Шило; и старшина Гетман. Стало тихо… и непривычно.
Началось формирование двенадцатой батареи, под командованием Марчука. С расформированного дивизиона, прибывала старая новая техника и остатки личного состава.
Началась зима.
Дрова пилили в лесопосадках и привозили к палаткам. Сырая акация и слитая солярка с самоходок, как правило, создавали в палатках видимость уюта, - но ненадолго. Надо было поддерживать огонь, - но это никак не получалось. Люди работали на износ: днем работа или выезды, два-три построения и бесконечные наряды. Одетыми валились в спальники, и засыпали…
…На волне своей популярности, Жруй, метил уже, на командирскую должность. Он развернул бурную деятельность, словно родившись заново. Это, постоянно, происходит из людьми, которым приходится часто начинать все с нуля: эти резкие толчки вверх по карьерной лестнице, после крутого пике вниз, по причине своей крайней психической неуравновешенности. Жруй создает свою группу (из прибывших с ним) внутри самой батареи. Они контролируют автотранспорт. Этому способствовал Марчук. Ему важно было, чтоб Жруй приобретал вес и силу. Жруй превосходил в это время, даже сам себя. Доставал бензопилы и пилил дрова. Очень злился, если кто-то вмешивался в его пространство. Он старался выглядеть незаменимым в батарее. Это делалось для того, чтоб Марчук, в конце концов, выжил меня из командирской должности.
Когда автор отбыл в отпуск, Жруй повздорил, и, если не врали, устроил победную драку с офицером – отвечающим за воспитательную работу с личным составом батареи (что-то типа, советского замполита). Это досадное происшествие замяли сразу, поскольку Марчук старался довести свое намерение до конца. Без Жруя, ему казалось это, тогда, сделать будет совсем непросто.
Автор давно вел переговоры со своим товарищем по начальному этапу. Саня М., попал на «акацию» (2С3), идя бойцом в 30 бригаду. Со временем, они созвонились. Саня поучаствовал уже в боях. Рассказывал по телефону о своих внутренних ощущениях: после боя. Жили они в заброшенном коровнике; поставив там палатки. Автору, действительно, надоела эта навязчивая возня с Марчуком, в этом лесу. Автор попросился перевестись к нему. Саня был совсем не против этого. Он поговорил со своим командиром. Его командир, дал согласие. Автору предстояло пройти свою часть дистанции – с разговора с Пугачем.
Пугач, сказал:
- Даже если я тебя отпущу. Что, совсем, не так. Тебя не отпустит Командир. (командир бригады). Без его подписи, никакие переводы невозможны. Так, что оставь пустую затею. С этого ничего не выйдет.
Дело, практически, остановилось. Было еще несколько звонков: с той и другой стороны – и, только, после этого, окончательно заглохло. Тогда, автор решил здесь долго не задерживаться. С Марчуком, автор уже не смог бы планировать своего будущего. У Марчука были свои планы – сюда рвался один командир из демобилизованных, Чолпан. Он расчищал ему место.
- Ты можешь уходить хоть на все четыре стороны. - Сказал Марчук автору во время построения батареи: – Я буду только рад.
Автор с ним был согласен. Пугач был, похоже, в курсе дела. Эта возня с Магаломаном, накануне, подсказывала ему внутренний расклад в батарее.
Они обрели друг друга - Мегаломан и Марчук. В батарее, быстрыми темпами, воссоздавалась атмосфера заточения (тюремной камеры), при которой возможно существование только одного вида коммуникации – холуев, мужиков, изгоев и авторитетов.
Одного Мегаломана хватило на замену ушедшего с шестой волной всего зоновского шалмана?
Автор понимал, что послужит всем отличным стимулом для сплочения коллектива; но только на время этой интрижки. Автор уже знал, как он сильно разочарует Марчука. Автор тянул лишь время, чтоб они, поглубже, втянулись в свою же интригу. Мегаломан Жруй, стал приглашать в палатку каких-то известных ему авторитетов из водителей; пил с ними, приглашал Вадима. Это выглядело со стороны, как организация нового бандитского шалмана. Видно, по-другому, Марчук не смог бы утверждать свой авторитет. Автор ему мешал в этом?..
…На какое-то время, автор закрепился на третьем посту. С которого доставлялось в расположение дивизиона марихуана и алкоголь.
…Темные ночи, со звездами. Мыши в хибарке, поедающие все, что они находили от продуктов до сигарет. Особенные прожорливые, донбасские мыши. Говорили, что их вывели в российских лабораториях?..
…Кот Барсик, ловил их десятками и которых не съедал, игрался с ними. Вскоре, этого замечательного кошака, убил шлагбаум: деревяшка свалилась ему прямо на голову.
…Тем временем в палатке уже организовалась группировка на подобии той, в которой происходило становление Марчука как командира.
…Вадим и Жруй, пьянки каждую ночь; в другом углу другая кодла. Компания каждые выходные отправлялась в сауну.
Шесть-семь человек заказывали сауну по телефону; вызывали такси.
…Однажды магаломан уговорил-таки и автора. Автор не увидел в этом никакого подвоха; хотя этого следовало бы ожидать. Со временем это прояснилось. Мегаломану потребовалось подметить какой-то изъян в физической форме, чтоб найти сравнения в животном мире. Малейший намек на это сходство. Автор имел больше ста килограммов боевого веса. Это все и подсказало Жрую направление атаки:
«Кнур!», - « Ты в нас, оказывается, специалист по свиньям?».
Именно, после этой поездки Жруй впервые проорал на всю палатку: «Кнур!». Автор не почувствовал себя уязвленным, поскольку его вопль касался обычных толстяков. Доставала сама манера исполнения этого – «КНУР!». Автор, сразу же, отослал его: «На йух!». И, так продолжалось, около месяца. Стало видно, зачем Марчук держит этого больного мегаломана у себя в батарее.
Марчук, в это время, дожидался Челпона, ушедшего с шестой волной командира орудия, с которым у него сложились хорошие отношения.
- Приедет Чалпон. Он станет командиром первого орудия. Ты не справляешься у меня, - сказал Марчук.
- Пусть будет Чалпон, - сказал автор.
- Договорились, - сказал Марчук.
… Они встречали Новый год. Это была хорошая встреча. Марчук больше не требовал от Мегаломана устраивать с автором внутри палаточных перепалок.
Автор был далеким от мысли, что бы Жруй бросился на него с кулаками, как на этого на офицера, по работе с личным составом. Ограничившись с ним только словесными баталиями. Агрессивный неврастеник, умел просчитывать допустимую степень своих рисков. Несмотря на все свои психические болячки.
…Автор решил здесь не задерживаться...
Организм его ощущал близкий момент развязки. К этому вело: общая неустроенность, жизнь в холодных палатках, неисправная молния на спальнике, копание окопов и блиндажей, рубка подлеска для защиты периметра от вражеских диверсионных групп, круглосуточные дежурства на постах, выражаемое словами: «тяготы армейской жизни». К этим же, рутинным факторам, можно относить, и спровоцированное напряженное состояние в отношениях с командиром батареи, с Марчуком. Уставший от постоянного напряжения немолодой организм автора, и сытное питание, сделали свое дело: у него сорвалось давление. Оставаясь, в одиночку, на всю ночь на посту №3, автор сидел в обнимку со своим другом-автоматом, и дожидался инфаркта. Сердце напряженно стучало в груди: в эти минуты, автор не был уверен, что дотянет до утра. Но приходило долгожданное утро, приходила смена, и он отправлялся в палатку с ощущением, пока что, выполненного долга. Жизнь снова налаживалась. До следующего срыва.
Марчуку не нравилось его устойчивость. Он пытался усложнять автору жизнь, на сколько ему хватало воображения. Ему бы в советскую армию. Случалось так, что он даже в день нарядов, умудрялся запихать автора еще и на копание блиндажей.
Однажды он отправил автора в кухонный наряд; командира самоходки. Обычно в этих, кухонных делах, использовались обычные номера экипажей; проштрафившиеся или «избранные» по каким-то иным критериям «профнепригодности». Это можно было расценивать, как очередное унижение, но автор к такому поведению командира уже стал привыкать, и учился жить по библейной мудрости: «Все, что не убивает – делает нас сильнее». Он сделал эту работу на кухне без особого рвения, показывая всем видом, что не обязан это делать. Следственно и спрашивать у него нечего. Как следствие: каша получилась недоваренной, и что-то там еще получилось не так как надо, и, очевидно, все это дошло да начальства: Марчуку было приказано не повторять подобных экспериментов.
Впрочем, уже на следующий день, автор отбыл в отпуск.
Снова смурое, неприглядное донбассовское небо. Они, втроем, стоят на трассе, и дожидаются попутного автобуса на Покровское.
- Нет ничего запрещенного? – спрашивает Попик, один из командиров.
- Есть, - говорит автор. Достает, надежно спрятанный, патрон. Один из неучтенных, с «левой» партии. Это зенитчики подбросили автору: так, на всякий случай. Автор мог использовать его, в непредвиденных обстоятельствах, о которых не хотелось бы распространяться.
Попик выбросил этот патрон: от греха подальше. Он обязан был бы обыскать автора?..
В полдень, они добрались до Покровского; пересели еще на один автобус и уже на нем попали в Днепр. С Днепра – в Киев.
…Столица встречала автора предпраздничными хлопотами. На Крещатике стояли уже привычные, нарядные лавки, в которых продавались всякие мясные деликатесы, в большие емкости был разлит глинтвейн. Здесь торговали сладостями; создавая атмосферу приближающегося праздника. Войны совсем не ощущалось. У автора даже появилась мысль, что людям сознательно вживлялось праздничное настроение. Раз войны нет – потому и нет агрессора; страна воюет не с Россией, а с какими-то демонами (одним словом – сепаратистами). Украинские телеканалы транслировали всякую чепуху; враг был не дегуманизированный и не расчеловеченный. Искаженность мышления наших правителей, обуславливалась веками отрицательного генетического отбора. Они вышли из тех, кто служил в колониальной администрации; они привыкли бояться за потерю лояльности. Они выросли из страха своих родителей, перед мнимой российской имперской мощью. Но, большая часть украинского народа, завоевавшая недавно свою свободу на баррикадах, защищая ее от наседавшего врага, оказалась впереди идущей, у тех, кто захватив власть в свои руки, теперь судорожно пытался достичь понимания глубины, оказавшейся у народа свободы. Руководить свободой, свободными людьми, всегда труднее, чем управлять при тирании; здесь и векового опыта нет. Это все непривычно, а для большинства колхозных рабов, привыкших жить в патерналистском обществе обезлюдненных сел, это вообще кажется дикостью; зачем им свобода, когда они играли с барином в кошки мышки, добывая еду по ночам. Советская интеллигенция к числу понимающих людей, вообще не имеет никакого отношения. Из воспитанных на коммунистических лозунгах людей, удачно сложившейся карьерой могли гордится только надсмотрщики в концентрационных лагерях, поскольку у них появилась настоящая власть.
Страна училась пользоваться своей свободой, которую надо было еще отстоять. Патриоты отстаивали ее в лесах на Донбассе.
Автор поселился в племянника на Дарницком районе; ходил по Киеву.
…Через два дня он отправился в Киевский госпиталь, разобраться со своим сердцем...
Измерили давление. Оно было во многом повышенное. Причина была установлена. Врач, женщина, посоветовала автору меньше обращать внимания на эти вещи, продолжать службу. Об отношениях со Жруем и Марчуком она не могла догадываться – поэтому автор должен был решать сам: как ему поступать дальше.
Автор не привык защищать свою родину, защищая только себя. Или, – или.
Вернувшись на Донбасс, автор оказался в теплой атмосфере предпраздничных приготовлений. Да уже все было готово. Получили подарки от волонтеров. Распределили все по палаткам. И даже Жруй с Марчуком, в этот период, не вызывали в авторе отторжения и неприязни. Иногда автор отправлялся на зимнюю рыбалку; выпрашивал удочку и давал мастер-класс местным рыбакам (ему подарили старенькую, удачливую удочку). Рыбы было много и ловилась она отменно.
Неожиданно для автора, перед самим празднованием Нового года, отозвали с должности командира дивизиона Пугача. Он казался автору незаменимым и надежным командиром. Пугач пытался создать особую атмосферу, - и это ему удавалось. С такой командой, в которой чуть ли не половина состава – это откровенное социальное дно, расположенное ко всякого рода социальным болячкам современного города: к наркомании, если таковой считать постоянное курение канабиса. В сочетании с регулярными попойками, это стало настоящей проблемой дивизиона.
Устав бороться с этими болячками, начальник штаба, скромно попросил: «Если нельзя прекратить, то пейте, хотя бы, без фанатизма».
Чтобы оставить как можно меньше времени на пьянки, построения дивизиона теперь проводили в девять часов вечера.
Служба без привычного Пугача, потеряла для автора всякий интерес. Я___ко, начальник штаба, заменил его, уже, перед своей собственной демобилизацией.
- Съели-таки своего командира, - обратился он в сердцах, к дивизиону.
Начали отстреливать собак; в том числе и Бушлата – собаку который служил еще зенитчикам на третьем посту. Я___ко, мстил им, как и подобает, за хорошего офицера.
Автор не видел уже командиров в начавшемся бедламе. Он перестал контролировать себя, как командир орудия. Все реже выезжая, в подобном качестве, на имитацию учебных стрельб.
А, однажды, допустил подсознательную ошибку. Им разрешили не снимать чехлы со стволов пушек. Автор видел, как к его самоходке, скрадом, приближается старшина Голуб.
- У тебя, почему чехол на стволе? – спросил Голуб, уже похлопывая себя по плечу, за проявленную бдительность. Он поглядывал на начальство, которое руководило стрельбами.
Автор дал команду опустить ствол орудия и снять чехол. Кто такой этот старшина, во время учений, когда рядом командование стрельбами?
Марчук вдохновился этим случаем, и стал редко допускать автора к орудию (автор отмеривал последние дни в расположении дивизиона). Давление менялось уже по несколько раз на дню. Особенно это было заметно, в те глухие зимние ночи, когда обкурившиеся гопники, не являлись на смену, и приходилось выстаивать лишние часы на постах.
Это была установка Марчука? Однажды, он отправил к автору в наряд Вадима.
Автор никогда не знал, что ожидать от непредсказуемого гопника. Этот – был настоящим продуктом, примерно воспитанным подворотней. Был очень мнительным и завистливым юношей. Любил, чтобы с ним считались, не заслуживая на это никакого права. Свой авторитет, он пытался навязать излишней жестокостью. Сначала он сам предложил автору, взять власть в палатке. Автор, шутливо, отказался. Тогда Вадим начал искать ее в союзе с Жуем.
На этот раз Вадим притащил бутылку коньяка, и предложил автору: распить ее на посту. Что была провокация, автор должен был догадаться. Иного от Вадима ждать не приходилось. Марчука? Зачем?
Зачем ему подсунул Марчук этого подонка? Иногда, Вадим напоминал автору затравленную крысу. Он брал свою жертву на испуг. Тогда будут и восхищаться такой крысой. Он бравировал своей наглостью, лихостью, блефом (загрызть кого-то крыса не могла, - но всегда блефовала). Умение прыгнуть на врага с криком: "Убью гада! Век воли не видать! Я - психованный!" Жить скрытно и побеждать – незаметно, у этого крысеныша не получалось. Приходилось закатывать истерики. Случалось, что он в открытую пытался противостоять офицерам на построениях. Получал от них, но с присущим ему настроем, он снова и снова искал приключений.
Забегая вперед. Однажды обкурившись вместе, Вадим открыл стрельбу на посту по своему напарнику. Выпустив по нему пол магазина патронов, – тот чуть было не зарылся в землю, словно крот. Случай произошел в феврале месяце, когда автор был далеко - на Яворивском полигоне, на сержантских курсах. Об этом случае ему рассказали те, кто поддерживал связь с Марчуком. Отличная иллюстрация его невменяемости.
Марчуку, знавшему, что автору предстоит поездка на Яворивский полигон, решил действовать таким образом, что попытаться упредить этот случай: приставить к нему в наряд Вадима с бутылкой закупленного им коньяка. Автор немного выпил – впервые? – чтоб не прослыть стукачем. Это было бы хуже. Впрочем, эти провокации, ничего не могли дать, положительного, Марчуку.
Зимой, после Нового года, стало больше работ на блиндажах и вырубки подлеска. Командир бригады распорядился передислоцировать технику со снарядами в выбранное им место: подальше от дороги, по которой шастают все кому не лень, а таксисты подвозят алкоголь и марихуану.
…В эти дни, всем командирам орудий, присвоили звания «старший солдат». Они праздновали этот успех, приподнятым настроением. К автору, они оставались снисходительны целый день. Он не получил звания: «ефрейтор».
Трудно даже определить, кто из них покажет себя сильным в бою; очевидно, уходя из должности командира дивизиона, Пугач не видел в них настоящих командиров. Его легко можно было понять: он уже прошел эту войну и видел намного больше чем остальные. Впрочем, оценку можно было сложить, только вывалившись из палатки. Возле каждой, стояло по несколько сломанных уже бензопил. Но большинство безупречно верили в то, что умеют с ними обращаться. Великая актриса, Мерил Стрип, завоевавшая целых три «Оскара», восемь «Золотых глобусов», две премии ВАFТА, удостоенная собственной звезды на «Алее славы», как-то проговорилась: что в свои 25 лет, она считала себя крупнейшим специалистом о том, как надо играть все роли в Голливуде. С годами, по ее собственному признанию, она становилась меньше быть уверенной в этом. Эти же высказывали свое мнение обо всех и обо всем, зная как все надо делать, - но делали, обычно, из рук вон плохо, или не делали вовсе.
Взрослый, интеллектуально развитый человек, после двадцати пяти, уже обязан обзавестись какой-то духовной начинкой. К этому времени, формируется определенный жизненный опыт, помогающий ему ориентироваться в окружающей обстановке. Он обязан предполагать последствия от своих поступков. Но, с курильщиками марихуаны, дела обстоят иначе…
Автор, накануне отзыва Пугача, стал невольным слушателем его разговора с заместителем командира бригады, который прибыл сюда с инспекцией. Пугач и инспектирующий, как сейчас заведено, обедали за одним столом с автором. Пугач давал краткие характеристики подчиненным офицерам, не тяготясь присутствием постороннего человека, который делает вид, что увлечен гречневой кашей.
- После демобилизации, (Викторовича), я не вижу, кем его можно заменить, - говорил Пугач. – Марчук? – так себе. Остальные? Еще – хуже.
Автор не вправе передавать весь услышанный разговор, поскольку это касается лишь боеспособности.
Участие в боевых действиях, должно было бы расставить все точки над «і». Стрельнуть-то смогу все; на полигоне получалось, а вот, потом… Здесь надо иметь холодную голову; что-то от настоящей личности. Что практически, нельзя рассмотреть среди невоюющего воинства. Офицеры были слишком молоды; едва только закончилось формирование психики. Это сложный процесс… по-настоящему человек может воевать только сознательно.
…Однажды, вечером, автора вызвали в штаб, начались уговоры, чтоб он не ехал на Яворивский полигон учиться на сержанта. Отказался в пользу Юры П,.
Автор знал, что Юру вряд ли пошлют, поскольку Юра закончил Политех; что он весь нарядный, словно праздник. Юра хочет попасть в офицеры; все делает для своей карьеры. Новая, сепаратистская «горка», ладно смотрится на нем. Каждый вечер, он приносит в палатку умывальник и моется, чистой подогретой водой. Он не пьет водки, и не курит анашу. Он очень примерный командир уже главного орудия; Марчук поставил его на место автора этих писательских заметок. Только вот командир бригады, тоже, не видит в Юре будущего офицера; срывает с Юры все прибамбасы, украшающие его грудь. Им надо боевые командиры; а не отличники боевой и политической подготовки. Чтоб в грязи и в мыле, пахали здесь, как лошади. Имея лишь представление о чистоте и порядке своего орудия. Чтоб у бойца был боевой внешний вид, а не гламурный, словно человек направляется на вечеринку. Не с флагом Волыни, как мотается на учебные стрельбы Марчук, повешенном на свою «моталыгу» (не хватало только этой разновидности сепаратизма). Землячество явилось последней степенью разложения в советской армии.
В каком-то смысле автор представлял для них ценность. Автор не отказался – и заехал, сначала в Штаб, в Деточки, а потом, отправился на Яворивский полигон.
Встретив его в Штабе, Пугач спросил:
- Ну, что? выбрался с леса?
- С давлением, - ответил автор. – Теперь надо в госпиталь. Я не готов ехать на Яворивский полигон.
- Там и полечишься, - утешительным тоном, сказал Пугач. Автору трудно было определить по выражению его лица, что он хотел сказать этими словами. Возможно, - это была примитивная месть Марчуку, и таким же, как он, молодым оболтусам, из-за которых ему пришлось уехать из Донбасса.
…Давление, по-прежнему, не отпускало автора…
Почему увольняются с рядов украинской армии?.. Очевидно, что каждый патриот УКРАИНЫ, намеревается воевать не где-нибудь в лесу на Донбассе, а лишь на передовой позиции. В таких случаях не говорят о собственной выгоде. Не в спровоцированной болезни, автор отказался от службы. Автор столкнулся с унижением собственного достоинства, которое смог компенсировать уходом. Жизнь уже побросала автора, но, каждый раз, встречаясь с человеческой подлостью, автор делает собственные выводы: поступает по своему опыту. А как же служба родине? Не гоже так воевать. Постоянно находиться в стрессовой ситуации; настаивать себя на выживание. Уходя на гражданку, автор готовиться к новой войне. На всем протяжении своей кровавой истории, Россия доказывала, что ей нужны только территории и рабы. Только наличием головорезов, не осилить такого врага. Финны, в развязанной СССР войне, воевали за собственный дом, за свою родину. У патриотов Украины, тоже, нет иного выбора…
…Автора дождались-таки: Яворивский полигон и холодная палатка. Марат, который очень обрадовался их новой встрече.
- Я же говорил… Говорил, что мы еще встретимся! – говорил Марат, пожимая руку.
- Кажется, это уже… в последний раз, - сказал автор. – У меня подскочило давление. Я решил, не задерживаться в армии.
Они сидели в столовой, и мирно разговаривали. Здесь всегда много солдат и сержантов; это скопище настраивало автора на хорошие мысли. Есть, значит, кому защищать Украину.
- …Со мной проживает жена. Детей у нас, к сожалению, нет, - делится подробностями своей жизни, бравый сержант. – Я уже смирился, и привык к этому положению. К чему, по сути, привыкнуть очень трудно. Скоро отправляюсь на учебу. Будут учить по натовским стандартам…
…Автор уже не ходил на занятия…
…Автор ходил в санчасть, и ждал отправки в госпиталь…


2017 - 2019


Ваше мнение:
  • Добавить своё мнение
  • Обсудить на форуме



    Комментарий:
    Ваше имя/ник:
    E-mail:
    Введите число на картинке:
     





    Украинская Баннерная Сеть


  •  Оценка 
       

    Гениально, шедевр
    Просто шедевр
    Очень хорошо
    Хорошо
    Нормально
    Терпимо
    Так себе
    Плохо
    Хуже не бывает
    Оказывается, бывает

    Номинировать данное произведение в классику Либры



    Подпишись на нашу рассылку от Subscribe.Ru
    Литературное творчество студентов.
     Партнеры сайта 
       

    {v_xap_link1} {v_xap_link2}


     Наша кнопка 
       

    Libra - литературное творчество молодёжи
    получить код

     Статистика 
       



    Яндекс цитирования

     Рекомендуем 
       

    {v_xap_link3} {v_xap_link4}








    Libra - сайт литературного творчества молодёжи
    Все авторские права на произведения принадлежат их авторам и охраняются законом.
    Ответственность за содержание произведений несут их авторы.
    При воспроизведении материалов этого сайта ссылка на http://www.libra.kiev.ua/ обязательна. ©2003-2007 LineCore     
    Администратор 
    Техническая поддержка