Libra - сайт литературного творчества молодёжи Libra - сайт литературного творчества молодёжи
сайт быстро дешево
Libra - сайт литературного творчества молодёжи
Поиск:           
  Либра     Новинки     Поэзия     Проза     Авторы     Для авторов     Конкурс     Форум  
Libra - сайт литературного творчества молодёжи
 Александр Пышненко - Слизни 
   
Жанр: Проза: Рассказ
Статистика произведенияВсе произведения данного автораВсе рецензии на произведения автораВерсия для печати

Прочтений: 0   Посещений: 43
Дата публикации: 13.8.2021



Слизней в этом году много. Они оккупировали подполье, погреб, водопроводный колодец и яму, в которую сливается вода из умывальника и со стиральной машины. Это были любимые места скопления слизней в эти жаркие дни. Большие черные, с коричневыми, кракелюровыми узорами на мясистых и склизких телах (неприятно липкими), оставляющими на пальцах некую слизь, когда о них приходилось заботиться – выбрасывать из мест их постоянного обитания; если под руку не попадалось чего-то, чем можно было подцепить и выбросить, чтоб тут же растоптать на земле; они не представляли особой тревоги за урожай, когда их было – в прежние годы – не так уж много; они обитали в своем, почти что, укромном царстве, лишь ночью выползая на поверхности, оставляя на них неровные, блестящие следы от высохшей слизи – к утру, будто бы, испарявшейся на солнце. Лишь в пору созревания помидоров, которые с грядок доставлялись поближе к дому, кучками наваливая на листе шифера, что закрывал вход в водопроводный колодец; слизни, что жили в нем, пользовались случаем, по ночам высасывали то место, которым овощ крепится к плодоножке. Зиму слизни переживали в каких-то щелях, – в подполье, - делая «набеги» на коридор (на этих тоже приходилось устраивать ночные облавы). Но, этих слизней было немного, и с ними можно было легко управиться.
Весна в этом году выявилась влажной и холодной. Было много затяжных дождей и неприветливой волглости, поэтому слизней развелось столько, что их можно было легко сравнить с китайским населением; они встречались повсюду. Маленькие, светло-коричневые тельца их, наблюдались на капустных грядках ( потрава помогала лишь на непродолжительное время), да и к тому времени уже был сформирован вилок; из-за чего, лишний раз, не хотелось обрабатывать его химическими препаратами, понимая, что это придется, потом, употреблять в пищу. Особенно страдала ранняя капуста сорта Дитмаршер фрюер. Нижние листья, ее, уже в средине июля превратились в ажурную салфетку. До восхода солнца, паломничество слизней наблюдалось к пяти нетолстым шелковицам, сорящих своими сочными ягодами, пятная садовую дорожку чернильными разводами. Эти шелковицы были, словно скатерти самобранки для всего садового товарищества. Ежедневно на ней собирались, обитающие в саду, горлицы, скворцы (иногда отмечались залетные вороны и, даже, заскакивали белки). Слизни сползающиеся на этот бесплатный банкет со своих потаенных обиталищ, были совсем еще юные: светло-коричневые, без кракелюровых разводов; эти погибали в огромных количествах – но от этого их отнюдь не становилось меньше. За этими, активно охотились молодые скворцы. Слизни прятались под камнями, под щепками и под расставленными скамеечками по саду – везде там, куда не проникали солнечные лучи, в эту ясную, июльскую, жаркую пору. Слизни, на любой взгляд, неприятны своим соседством, и автор вынужден был истреблять их, как можно больше, - но терял только время.
Стихи, возникающие ежедневно, как пролог к творческому наполнению нового дня, которыми, появилась привычка, тренировать свой мозг, мысли и память, во время утренних разминок, не принимают слизней, игнорируют их во время этих медитаций. Стараешься, как бы не замечать их, как уродства, чтоб не портить себе настроя, как привыкаешь к неприятным, и невнятным изувеченным людям, в которых не видишь никакой пользы, как и вреда и стараешься проскользнуть мимо, чтоб не отягощаться эмпатией. Задавая определенный ритм пришедшему дню, - после медитаций и поднятий настроений, - бывает, что ты всего лишь отправишься на рыбалку (не уловив за хвост вдохновения), ловить жирных карасей, которых в этом году расплодились слишком много по залитым вешней водою озеркам и болотцам. Но соединить количество слизней и карасей никак не удавалось хотя бы по той причине, что карасям слизни пришлись не по вкусу.
Шел пятый год на периферии, вдалеке от насыщенных, киевских будней; когда творческий настрой и медитации «нагуливались» в центре столицы, во время посещений великолепных церквей. В древней столице всегда можно отыскать прекрасные места, где можно отдохнуть душой и телом, впитывая в себя дух времени, который всегда можно воплотить в творчестве. В столице многое видишь иначе, чем в провинции. Это не значит, что нынешняя жизнь не заслуживает всяческого описания. Можно переплести все это с любовью к своей возрождающейся отчизне, с любовью к женщине, к матери давшей тебе жизнь, которая десять лет как умерла в эти дни. Многое из этого, делает человека причастным к этой земле, стране и народу.
Но народ, еще не прошел свой тернистый путь, избирает лишь политических слизней. Нет в нем доминирующего, государственного начала, когда, словно в насмешку над здравым смыслом, на высший пост в государстве выбирается вор или шут, от которых остается лишь неприятный след в истории, как от слизня. Это, скорее всего, завербованные агенты влияния; в них нет живого, жизнеутверждающего духа; они его не заслужили в политической борьбе. Они, просто, чей-то вымысел, который исполняет, механически, чужие хотелки. Это - политические слизни.
Творческий человек, поселившись в провинции. Много ли понял, уехав со столицы?
Жизнь в селе, многим отличается. Здесь все зримее и отчетливее, но в очень уж уменьшенном виде, словно под микроскопом. Начинается с детства, которое течет медленно, опыт приходит нескоро, мало дает понятие об этом сложном мире, в котором лгут и пытаются обмануть друг друга, спрятавшись за личиной добропорядочности . Ложь оставляет в душе такие же следы, как и слизни на земле. Это проникает в память, начиная с детской.
Со временем, приходит настоящий, накопленный, опыт. Можно уже говорить о мудрости. После этого, об этом пишешь несколько романов, получив за это пусть и небольшие, но все-таки деньги от редакции и достаточное внимание со стороны читателей. Начинаешь осознать, что твой литературный труд чего-то, да и значит, не только для тебя. Это начало исследования следов слизней?
Вне собственной государственности, народ обречен, и очень скоро превратится в исторических слизней. В СССР, в формальной, брутальной форме, любой житель империи, мог чувствовать себя свободным, по духу, гражданином. Была провозглашена власть пролетариата (рабочего человека), чтоб слово «национальность» завуалировать. Зачем это было сделано? Когда в начале века Российская империя развалилась, а народ, - который российский, - потерпев сокрушительное поражение от Германии, и, в частности, Людендорфа ( для нынешних россиян такая трактовка исторических событий неприятна, поэтому они стыдливо придерживаются мнения, что это поражение было тактическим, хотя ход войны и дальнейший развал империи красноречиво говорит об обратном) , захотел остаться тем, кем он был до этого, не превращаясь в слизней. На обломках империи, должна была возникнуть новая форма его существования, где, «державный народ», создал бы абсолютную новую модель своего воплощения, Мировую империю пролетариата. Но… вышло… как-то так… как вышло… ибо не хотелось давать свободу другим (особенно украинцам), что противоречило самому менталитету по-имперски сформированного (скроенного) населения, потому что: имперцы сами по себе знают, как тяжело превращаться из состояния слизней в державный народ, и, поэтому, появился СССР. Они, будучи еще обреченной на вымирание, мерью, в древней Руси, с помощью менталитета золотоордынцев, который достался им, в состоянии слизи, долгими веками «ставали на ноги»; пока получили возможность использовать порабощенных «слизней» для захвата жизненного пространства: от калмыков (считай монголов) и до самых украинцев (считай русичей), отобрав у них историческое название. Превращая покоренные народы в арсенал для захвата новых народов, – в свое оружие: украинцев для захвата турецких и ляцких территорий. Украинское село, так и не вылезло из состояния слизней. При любой возможности из него убегали люди – к городской свободе, к ощущению выбора. В селе – сгущался мрак. В 60-х оно уже влачило жалкое существование в форме колхоза. Село не заимевшее даже приличного названия колхоза – ибо числилось бесперспективным, подлежащим исчезновению с карты уже тогда, когда в нем еще имелось до полутысячи колхозников. Счастливые колхозы могли позволить себе называться именами Ленина или Жданова ( с обязательными бюстами вождей в центре села). Огромный процент стукачей и сексотов в селе, говорил только о том, что эксперимент удался – люди потонули в колхозных интригах, больше, чем в работе. Хотя еще чувствовалась начальственная, сталинская хватка, во всех делах. Мужики ходили в основном по наряду, женщины в ланку. Интеллигенция существовала, как прослойка, в виде школьных учителей и продавщиц (в основном: креатуры сексотов). Жизнь молодежи концентрировалась возле клуба. Много пьяных, от которых несло самогоном. Фильмы крутились только на военную тематику ( если «про шпионаж», киномеханик Б., делал отдельный анонс) и с пропагандистскими киножурналами. При брежневско-андроповскому дуумвирате, система достигла самого мрачного изнеможения, когда с села бежало все, что могло, – села обезлюдели с получением паспортов.
Живущая по соседству, особа, спустила злобного пса, сделав это, как всегда исподтишка, словно слизня, чтоб можно было отмазаться, если вдруг собака загрызет, наврав: еетамнебыло. Зашел к соседу, - одногодку, чтоб позвать его на улицу, а, она, затаившись в сарае, держала пса за ошейник, дожидаясь пока вышел, – а, потом, спустила: собака сбила и стала грызть ноги. Начал кричать, отбиваясь и ползя к калитке, за которой, застиг в нерешительности, ошарашенный, одногодок. Потом, в медпункте замазывали укусы и ссадины – 14 на одной ноге и 8 на другой, - зеленкой; фельдшерка предупреждала, чтоб не ехали в поликлинику, а то: «Як дадуть 25 уколив од столбняку. Собака ж, не бєшенна...», - говорит она.
Слизни, везде слизни.
Со временем понимаешь все. И то, что любое село в Украине давно уже превратилось в форму выживания слизней. Слизни существуют в формах жизни, которые ведут к исчезновению.

2021-07-26
Ваше мнение:
  • Добавить своё мнение
  • Обсудить на форуме



    Комментарий:
    Ваше имя/ник:
    E-mail:
    Введите число на картинке:
     





    Украинская Баннерная Сеть


  •  Оценка 
       

    Гениально, шедевр
    Просто шедевр
    Очень хорошо
    Хорошо
    Нормально
    Терпимо
    Так себе
    Плохо
    Хуже не бывает
    Оказывается, бывает

    Номинировать данное произведение в классику Либры



    Подпишись на нашу рассылку от Subscribe.Ru
    Литературное творчество студентов.
     Партнеры сайта 
       

    {v_xap_link1} {v_xap_link2}


     Наша кнопка 
       

    Libra - литературное творчество молодёжи
    получить код

     Статистика 
       



    Яндекс цитирования

     Рекомендуем 
       

    {v_xap_link3} {v_xap_link4}








    Libra - сайт литературного творчества молодёжи
    Все авторские права на произведения принадлежат их авторам и охраняются законом.
    Ответственность за содержание произведений несут их авторы.
    При воспроизведении материалов этого сайта ссылка на http://www.libra.kiev.ua/ обязательна. ©2003-2007 LineCore     
    Администратор 
    Техническая поддержка