Libra - сайт литературного творчества молодёжи Libra - сайт литературного творчества молодёжи
сайт быстро дешево
Libra - сайт литературного творчества молодёжи
Поиск:           
  Либра     Новинки     Поэзия     Проза     Авторы     Для авторов     Конкурс     Форум  
Libra - сайт литературного творчества молодёжи
 Рина Разина - Initium. Легенда одной Души.  
   
Жанр: Проза: Фэнтези
Статистика произведенияВсе произведения данного автораВсе рецензии на произведения автораВерсия для печати

Прочтений: 0   Посещений: 16
Дата публикации: 18.9.2021



«Нет книги, написанной без помощи Дьявола.»
Андре Жид


Глава 1.


Летнее утро согревало лучами ласкового Солнца. Лес за моею спиной стоял тихий, словно не слетели с него следы ночного сна. Пшеничные, ещё не вызревшие колосья, с частыми вкраплениями алых маков, мягкими волнами покачивались на едва ощутимом ветру. Порой из этого моря трав вспархивала маленькая птичка: жаворонок, щурка или черноголовый чекан. Легко пролетая над зелено-серебристыми полями, они вновь прятались среди колосьев, словно и не появлялись никогда. Едва заметная тропа, поросшая немного примятой травой, виляла между полей.
Мало кто заходил сюда — только я, да изредка люди, работающие в поле, или направляющиеся в лес за хворостом. Поэтому тропу я считала своей, равно так же, как и этот огромный дремучий лес, полный болот, буреломов и хищников. То, чего боялись местные жители, для меня было домом. Я знала, как выжить в этих неприветливых местах. Могла пройти по коварной топи или остаться незамеченной волками. Впрочем, мне иногда казалось, что они принимают меня за свою и от этого не трогают, а вовсе не благодаря моей ловкости. Ведь в жизни мне пришлось больше времени проводить рядом с ними, чем с людьми. И пусть мы всегда оставались в стороне друг от друга и были совершенно разными, рядом с ними было спокойнее, чем с представителями моего вида.
Помню, как однажды дед нашёл маленьких волчат. Медведица разорвала их мать — видимо, та слишком близко подошла к её детёнышу. К счастью, малыши были достаточно взрослыми, что бы есть мясо. Так вот, мы выкармливали их до поры, до времени. Помню, как дед ворчал сам на себя, упрекая в том, что вмешался в жизнь леса. Ведь спасая малышей-волчат он вынужден был убивать других животных и птиц. «Не послушал голос разума» — говорил он. А я восхищалась тем, что он поступил так по-доброму и любовалась на зверьков, что были похожи на серых собачек. Они казались мне такими безобидными, не то что люди! Я тогда мало думала о последствиях такого, на первый взгляд, хорошего поступка. Для меня волчата были просто милыми зверьками с чёрными блестящими глазками. Мне хотелось потискать их, погладить. Но это могло бы им навредить: зверь должен быть зверем, что бы жить в условиях леса. Привыкать к человеку для них опасно. Так объяснял дед. И пусть тогда я не понимала этого, но его слова запомнились мне. А теперь вот наконец осознала: иногда, чтобы помочь, нужно «отойти в сторону». В итоге, мы лишь приносили волчатам еду, да иногда дед разрешал погладить их или почесать за ушком. Когда же щенки подросли и окрепли, старик запретил ходить к малышам.
— Они же могут умереть от голода! Они ничего не умеют!.. — переживала я.
— Голод всему научит. — дед был непреклонен и абсолютно прав. Спустя месяц я увидела, как молодые звери загоняют большого зайца: четыре волка и волчица, которую я про себя называла Ёлкой, за привычку всегда щетиниться. Она была самой крупной из малышей и самой бойкой — видимо, первая в выводке. Волки росли и крепли. Через два года в стае появился более взрослый самец, а ещё через некоторое время Ёлка привела щенков. Стая росла, но жили они по-прежнему недалеко от нашего дома и были для меня такими вот странными товарищами — на расстоянии. Серые, дикие, молчаливые. Лишь в лунные ночи я слышала их пение, заунывно разносящееся над лесом и пугающее жителей окрестности.
Есть у меня ещё один верный, старый друг — кот Уголек. Именно с ним связано моё самое приятное воспоминание детства, скорее похожее на сон: ласковые солнечные лучи струятся сквозь кроны деревьев. Лужайка около дома залита их золотом, солнечные зайчики мелькают на белой стене, на листьях и гроздьях зреющего винограда. У окна сидит красивая молодая женщина. Светло-рыжие волосы мягкими волнами лежат на её плечах, рассыпавшись по немного вылинявшему зеленому платью. В руках женщины книга, опущенная на колени, а взгляд задумчиво направлен вдаль. В воздухе витает аромат розмарина и свежести, доносящейся с реки, а из дома раздаются звуки мандолины — это отец настраивает только что созданный инструмент. Я же сижу у ног матери, на сочной летней траве, и играю с маленьким чёрным котёнком. Тот, забавно подняв хвост, бегает за нитью с привязанной к одному концу кусочком ткани. Кувыркается, падает на спинку, схватив зубами нить, машет лапками, стараясь вытянуть игрушку из моих рук. Затем, словно испугавшись, отпрыгивает в сторону, прячется, но тут же вновь начинает охотится за скачущей по траве тряпочкой.
— Мамочка, взгляни, он такой чёрный, словно сидел в саже! Весь-весь чёрный, от носика до кончика хвоста!
— Словно уголек. — улыбается нежно мать.
— Да, Уголёк! Давай его так назовём? Посмотри, он даже скачет, как выскочившая из печки головешка!
— Пусть будет так. — женщина поправляет упавшие на глаза волосы, заглядывает в окно, на притихшего отца, что теперь задумчиво рассматривает музыкальный инструмент.
— Милая, — обращается ко мне мать, — пора обедать.
Я глажу по спинке котёнка, поднимаюсь на ноги и поворачиваюсь к женщине. Она же, ласково положив ладони на мои щеки, целует в лоб и уводит в дом, держа за руку…
Громкое ржание пасущейся у дороги стреноженной лошади вернуло меня из воспоминаний в реальность. Я посмотрела вперёд, туда где за оливковыми деревьями виднелись покосившиеся лачуги. Они мрачно смотрели на меня тёмными, безжизненными глазницами окон, словно мертвецы, которых я разбудила своим появлением. В деревне пахло дымом, но было совсем тихо. Нигде ни души! Лишь у одной из хижин в пыли ковырялись дети. Однако, завидев меня, мгновенно скрылись в доме, плотно закрыв за собою дверь.
Деревня словно вымерла. И, в целом, это было очень близко к правде, ведь после недавней напасти население сильно сократилось. Чужаков в этих краях не любили. После чумы, выкосившей половину народа во многих городах и сёлах, от них не ждали ничего хорошего. Все помнили, как быстро распространялась болезнь, как уничтожала целые семьи и города, как не впускали и не выпускали людей из селений. Как кружили над домами черные тучи воронья… То были страшные времена, оставившие неизгладимый след в памяти каждого! Я очень не любила вспоминать те долгие, жуткие месяцы, как, наверняка, каждый, кто остался после эпидемии живим.
Впрочем, меня в деревне тоже никогда не принимали с радостью, хоть и бывала я здесь достаточно часто. Мой образ жизни настораживал местных жителей. И правда, девушка, одиноко живущая в лесной глуши была для них чем-то странным и пугающим. «Колдунья пришла» — шептались они за спиной и со страхом и неприязнью косились на меня. Раньше это очень задевало, ведь они же ничего не знают обо мне, но так злобно относятся! Разве они не понимают, что я живу так не по своей воле? Разве не понимают, что мне бы хотелось жить нормальной жизнью: с семьёй, среди людей?.. Впрочем, эти мысли давно перестали меня заботить. Более того, со временем я поняла, что не хочу жить в деревне — мне вполне хватало общения с людьми раз в месяц. Но так было не всегда.
Раньше я жила в городе, но помню о том времени совсем немного: отец, мать, соседи… У нас был небольшой домик у крепостной стены и жили мы не богато, но счастливо и дружно. До того момента, пока к нам не пришли инквизиторы. Я помню тот вечер так, будто всё происходит в эту минуту. Мы собирались ужинать, когда в дверь нашего дома постучали. Мать, посмотрев в окошко, с ужасом взглянула на отца. Затем метнулась ко мне и приказала спрятаться в большой сундук. Отец тем временем носился по дому, видимо в поисках способа сбежать. Я слышала, как снаружи кричали люди, как стали выламывать дверь. Когда же она рухнула, толпа ворвалась в наш дом и с воплями «Ведьма» окружила мать, оттеснив отца в дальний угол. Ему не давали не то, что бы подойти, но даже пошевелиться. Затем маму уволокли прочь из дома, как течение утягивает соломинку. Убитый горем мужчина рванул следом за ними, но внезапно остановился, обернулся назад. Он смотрел на сундук, сквозь щель в котором я наблюдала за происходящим. Кое-как приоткрыв тяжёлую крышку, я поднялась во весь рост. Он же с пугающе спокойным видом подошёл ко мне.
— Ты отправишься к дедушке в гости, малышка.
Я молчала, не в состоянии сказать ни слова.
Всё дальнейшие действия происходили в полной тишине. Отец собрал мои вещи, положил к ним мамину книгу, свою любимую окарину. Затем взял меня за руку и повёл прочь из дома.
Я, до сих пор молча наблюдая за его действиями, даже не заметила, что беззвучно плачу.
— Папочка, я не хочу без вас!..
— Я найду маму и мы заберём тебя домой. — отец говорил это, не глядя на меня. — Тебе опасно здесь находится, малыш.
— А как же Уголек? Как он без нас?.. — говорила я, всхлипывая. — Кис-кис?!
Я позвала котёнка и он, возникнув словно из ниоткуда и блеснув зелеными глазами, прыгнул мне на руки. Прижав его к груди я рыдала теперь уже громко и безудержно. Мне хотелось уговорить отца не уходить от меня и в то же время вернуть маму. Но из-за слёз, перехвативших дыхание, я не могла ничего сказать.
Всё дальнейшее было будто во сне. Мы к кому-то пришли, пожилой мужчина выгнал со двора лошадь, запряжённую в телегу, раздвинул мешки, что бы я могла забраться между ними. Помню, как я обнимала отца, вцепившись в его одежду. Как он, без остановки повторяя, что любит меня больше жизни, водрузил на телегу , отцепил мои дрожащие руки от себя и скрылся в темноте. Повозка тотчас же тронулась, унося меня прочь из города и оставляя между мной и родителями непреодолимую пропасть.
Через пару дней после этих событий мы остановились недалеко от леса. Возница помог мне слезть с телеги, взял мой скромный багаж и повёл в жуткие тёмные заросли, где за блестящей на солнце стеной кустарника возвышались огромные дубы и кипарисы, с редкой примесью бука и отдельно стоящими еловыми деревьями. Я крепко обнимала Уголька, испуганно прижимавшего уши. Котенок был не на шутку напуган и вздрагивал от каждого шороха. Да и я боялась сказать хоть слово, издать малейший звук.


Глава 2.


Возница шёл, ориентируясь лишь ему известным способом. Переступая через коряги, обходя выворотни и едва заметные болотца. Я следовала за ним шаг в шаг, затаив дыхание и размышляя о родителях, о дедушке, которого совсем не помнила, и о том, как теперь буду жить в этом жутком месте. За прошедшие дни я столько плакала, что глаза были опухшими и от этого полностью не открывались. Сил рыдать больше не было. Я так устала, что готова была улечься на мягкий влажный мох, свернувшись клубком, словно маленький, испуганный котёнок, и уснуть. И спать до тех пор, пока всё не вернётся на свои места: мама, папа, дом… Но нет, прежней жизни теперь не стоит ждать. Она осталась в прошлом — светлом и беззаботном.
Спустя бесконечно долгое время блуждания по лесу, мы подошли к горам, у подножья которых стояла деревянная хижина, крытая камышом. Рядом с ней седобородый мужчина колол дрова, поднимая топор высоко над головой и резко опуская вниз. Звук ударов эхом разносился по лесу, мечась меж стволов деревьев, словно испуганная птица. Заметив нежданных гостей, мужчина поставил топор, вытер рукой вспотевший лоб и вопросительно посмотрел на моего спутника. Затем, заметив меня, в его взгляде мелькнуло беспокойство, сменившееся осознанием произошедшей беды.
— Её забрали. — только и сказал возница.
Дед при этом (а это был именно он), запнувшись, спросил, кивнув в мою сторону:
— А отец?
— Он ушёл за ней…
Повисла пауза. Затем старик завёл нас в дом, накормил, указал мне на кровать, предложив лечь и отдохнуть. После этого мужчины вышли на улицу, оставив меня в одиночестве.
В те минуты я больше всего волновалась о том, чтобы дед не прогнал Уголька. Мужчина выглядел очень сурово и это меня пугало. Впрочем, позже я поняла, что мои опасения были напрасными. Кота он принял с радостью, ко мне относился очень хорошо: заботился, рассказывал интересные истории, водил по окрестностям, знакомя с лесом, с деревьями и травами, с ягодами и грибами. Он многому меня научил: готовить еду, выращивать овощи, плести корзины. Готовить снадобья и зелья, шить, прясть. Он научил меня почти всему, что я знаю! А самое главное — он научил меня любить этот лес.
На следующий день после приезда дед сделал для меня кровать и небольшой сундук для пожитков. В его доме, где всегда царил полумрак, было множество странных вещей, хранящихся в большом дубовом сундуке: карты, оружие, одежда, подзорная труба, книги и многое другое. На стенах висели небольшие гравюры и оленьи рога. Как-то раз я спросила, не жалко ли ему убивать оленей, ведь они такие красивые! Дед тогда рассмеялся и ответил, что животные сами отдают их. Позже, правда, объяснил, что олени и косули каждый год меняют рога, а дед находит их и создаёт необходимые вещи: рукоятки для ножей или украшения, а иногда просто цепляет на стену, закрепив на дощечке.
Так вот я и росла в лесу, привыкая к его дикости. К соседству хищников, змей и отсутствию людей поблизости. С дедом мне было интересно, ведь ему всегда было чему меня научить, о чём рассказать. Он старался не напоминать о родителях, хотя иногда зимними вечерами мог задумчиво сказать, что я очень похожа на мать. На его дорогую Птичку... Но мужчина тут же одергивал себя, менял тему. Он не хотел теребить мою и без того потрепанную психику грустными воспоминаниями. Нет, они никуда не исчезли, но притупились в памяти. Было много нового, интересного — того, что отвлекало от прежней боли. Но порой на меня находила грусть и я могла долго сидеть у окна, наблюдая, как меж тёмных ветвей проглядывает Луна, серебря листья и опуская на землю свой холодный голубоватый свет. В такие часы Уголек приходил и ложился на коленях, словно ощущая мою печаль. Я же гладила его по лоснящейся шерсти, вслушиваясь, как фырчит мой неизменный друг, а за окном раздаётся уханье сов и прилетает издали волчий вой…
Проходили годы. Каждый из нас был занят своим делом: Уголек ловил мышей, дед уходил в лес, рубил дрова, иногда охотился. А иногда оставался дома и мастерил корзины, ножи или сумки из шкур. Да и мне было, чем заняться: я готовила есть, собирала травы, ягоды или грибы, которые затем развешивала сушиться, нанизав на тонкие прутья. Ухаживала за нашим маленьким огородом, где росла капуста, морковь, тыквы, лук и щавель. Я привыкла к такой жизни и была достаточно счастлива, не смотря на грусть о родителях. Молчание деда давно дало понять, что надеяться на встречу с ними нет смысла. А однажды мои последние надежды были разрушены, когда я случайно услышала разговор деда с приехавшим к нему мужчиной (тем самым, что привёз сюда меня), который рассказывал, что родители мертвы. Было горько, но я видела, как старик сдерживается, стараясь не причинить мне лишнюю боль. При этом сам он очевидно страдал не меньше! И тогда я тоже сдерживалась и ничего не спрашивала об этом. Лишь однажды, помню, обняла деда и, пряча лицо в его рубаху, пробормотала сквозь слёзы:
— Мне так грустно без них…
— Я знаю, родная. Мне тоже. Но мы должны оставаться сильными. — ответил он, гладя меня по взъерошенными волосам грубой рукой.
И постепенно я смирилась, постаравшись оставить в сердце лишь то приятное, что было с родителями связано. Мне нужно жить дальше, нужно быть сильной и смелой, что бы выжить. И когда я задавалась вопросом, для чего мне вообще жить, дед всегда давал один ответ: «у каждого из нас свое предназначение. Важно найти его, а отыскав не побоятся идти по начертанному пути». Позже этот ответ удерживал меня от необдуманных поступков, когда бывало особенно тяжело и одиноко. Мне казалось, что рядом как и раньше сидит дед, смотрит на меня с грустью и повторяет: «иди по начертанному пути, будь храброй…». И я двигалась дальше, хотя моя жизнь и казалась мне абсолютно никчёмной, ненужной…
Однажды дед ушёл в лес, но вечером так и не вернулся. Не вернулся он и на следующий день. Я с тревогой ждала его, затем отправилась на поиски и искала много дней. Старик мог повредить ногу, его могли ранить дикие звери. Мог и сорваться со скал или угодить в болото. Я обошла все окрестности, осмотрела все возможные места. Топи, ущелья, тропинка к деревне, берег реки — его нигде не было. Небыло даже намёка на его возможное местонахождение или на то место, где он пропал. И в конце концов я осознала, что он не вернётся. Я осталась одна. Мир сразу стал огромным и пугающим, а дальнейшая жизнь казалось зашла в тупик. Куда теперь мне идти, что делать?.. Прорыдав несколько дней подряд, свернувшись на своей постели в маленький, беззащитный комок, я заснула далеко за полночь. И мне приснился дед. Он смотрел на меня с укором, словно напоминая о своих словах: я должна быть сильной. Я должна жить. Но зачем, зачем?..
— Нет, не задавай себе этот вопрос, просто живи! — словно бы отвечал мне он… И я, проснувшись, всхлипывала, вытирала слёзы и старалась поверить в то, что каким-то чудом всё будет хорошо.
Утром я принялась за свои обыденные дела, к которым теперь прибавилась заготовка хвороста и дров. Порой во время плетения корзины смахивала назойливо наворачивающиеся на глаза слезы, оглядывалась по сторонам в надежде, что вот сейчас вернётся дед — уставший и с вязанкой дров на плечах. Но нет, он не возвращался. А зима была всё ближе и к ней необходимо было подготовится как следует. Я собрала корзины, травы и отправилась в деревню. Раньше я иногда бывала там с дедом, и мне нравилось наблюдать за жизнью селян. Но теперь мне предстояло прийти туда одной: говорить с ними, торговать… Я не ждала теплого приёма, но всё оказалось хуже, чем мне представлялось.
— Ведьмино отродье, нечисть поганая! — шипели на меня люди в деревне. — Уходи, уходи, пока не облили тебя смолой! Ты на нас накличешь гнев Господа!
Кто-то даже замахнулся на меня камнем, но тот пролетел мимо, оставив на песке протяжный след. Я, затравленно пятясь назад, рванула прочь от них — домой, домой! Скорее в лес!
— О боги, какие же они глупые и жестокие! — пробормотала я, проходя мимо домов и направляясь к другому краю деревни, где у небольшой, но бурной реки стояла мельница. Нет, я не держала на них зла, но понять этих людей не могла, да и не хотела.
После того, как люди прогнали меня, я вернулась в лес и провела всю зиму в одиночестве. Благо, запасов, сделанных для двоих, мне вполне хватало, но было очень тоскливо и одиноко. Казалось, я разучусь говорить, забуду человеческую речь. И тогда я пела песни — те, что когда-то давно пела моя мать. Иногда начинала говорить с Угольком, который ластился в ответ, словно понимая, как мне тяжело. Или играла на окарине, подаренной отцом, листала книги, рассматривая картинки. А весной, когда снег сошёл и земля стала покрываться молодой травой, я обнаружила в лесу ребёнка, спящего под деревом. Он был ужасно напуган, простужен и обессилен. Забрав его в свою хижину, кормила и отпаивала малыша зельями. Когда же он немного пришёл в себя и смог объяснить, что произошло, я отвела его в деревню. Уже там мне рассказали, что ребёнок был с матерью в поле, но ушёл гулять и потерялся, а найти его так и не смогли. Теперь же мать мальчика, ещё несколько минут назад убитая горем, прижимала к груди свое чадо, не прекращая благодарить меня за его спасение.
С того дня я спокойно приходила в деревню. Меняла корзины и зелья на муку, крупу и ткань. Со временем ко мне стали обращаться в случае болезней и я помогала людям, при этом имея возможность достаточно комфортно жить. Но никто не стал относится ко мне с любовью или симпатией. Я осталась для них порождением дьявола, хотя теперь они и видели во мне пользу. Мне пришлось привыкнуть к мысли, что теперь так будет всегда — я не смогу жить среди людей и буду одна до конца своих дней. Кому нужна колдунья? Кто не побоится связать с ней свою жизнь? Мне было бы жаль этого человека…



Глава 3.

Мерно вращалось водяное колесо. Вниз с него стекали струи воды, сверкая в солнечных лучах и издавая звенящий звук, смешанный со скрипом оси. Мне нравилось бывать здесь, на мельнице. Нравился запах свежемолотой муки, шум трущихся друг о друга жерновов и вид золотого зерна, сыплющегося на них.
Я подошла к реке, опустила руку в чистую, прохладную воду, умыла лицо. Затем прошла чуть дальше — туда, где стоял просторный, выкрашенный белой краской дом мельника. Около него располагался сад с плодовыми деревьями: смоковницей, лимонами и яблонями. Тёмные фиолетовые фиги и краснеющие бока яблок яркими пятнами маячили среди запыленной зелени, казались причудливыми цветами.
Я перевела взгляд на скамейку рядом с крыльцом и на лице моем невольно появилась улыбка: там сидел сын мельника. Заметив меня, юноша радостно махнул рукой, приветствуя.
— Я вижу, тебе лучше? — спросила его.
Меня радовало, что парень наконец-то вышел на улицу после своей долгой болезни. Не зря я готовила для него столько зелий! Конечно, он был ещё совсем бледен и слаб, но на восстановление нужно больше времени. И всё же теперь я была спокойна — он будет в порядке.
— Да, второй день сюда выхожу. Мать волнуется, что для меня это слишком утомительно, но… я её не слушаю… — парень виновато взглянул на меня.
— Тебе полезно бывать на свежем воздухе. Это лучше, чем сидеть взаперти. — мне хотелось его приободрить.
Едва я успела договорить, как из дома вышел сам мельник. Он был несказанно счастлив, ведь единственный сын наконец-то пошёл на поправку! Мужчина поблагодарил меня за заботу о его ребенке, за приготовленные зелья, и дал мне большой свёрток с едой. Чуть позже, распрощавшись и с мельником, и с юношей, я развернула ткань. В ней лежал внушительных размеров кусок сливочного масла, сыр, мука и буханка свежего, мягкого и ароматного хлеба. Приятный запах теперь исходил из моей корзины, отчего мне ужасно захотелось есть. Не удивительно, ведь я же сегодня даже не позавтракала! Эх, скорее бы домой! Накрою на стол, сделаю травного чая с медом, наконец поем сама и угощу Уголька заработанными лакомствами!..
Солнце уже скатывалось от зенита вниз, к западу, но было ещё высоко над горизонтом. Прикрыв рукой глаза от его слепящего света, я посмотрела вперёд — на тропу. Над ней дрожало призрачное марево, словно пар над казаном. От полуденного зноя мир вокруг казался застывшим. Старые оливковые деревья с изогнутыми стволами будто спали. Небо было абсолютно чистым, лишь над самим горизонтом несмело появлялись серые низкие тучи. Возможно ночью наконец-то пройдёт дождь, подарив крестьянам надежду на хороший урожай?..
— И вот по этой жаре я вынуждена идти домой! — воскликнула я в уме и с досадой пнула попавший под ноги камень. Проследив за тем, как он укатился в траву, вздрогнула — на встречу мне шёл мужчина в тёмной одежде. Как он возник так внезапно, что я и не увидела этого? Среди полей, на прямой дороге не так-то просто спрятаться! Присмотревшись, мне стало понятно, что он не из местных, ведь здесь я каждого знала в лицо. Этот же человек был одет в плащ с накинутым на голову капюшоном, и очень напоминал монаха. Довольно высокий, статный… Но на путешественника он не очень-то похож: те всегда таскают с собою мешок с пожитками, а у этого лишь фляга висит на поясе. Впрочем, может быть, он приехал на лошади или повозке?.. Я оглянулась по сторонам, но больше ничего необычного не заметила. Лишь марево вокруг стало ещё более густым и обжигающим.
Тем временем путник неторопливо приближался ко мне. И чем ближе он подходил, тем большая тревога овладевала мной. Слишком уж этот человек напоминал инквизиторов, что забрали мою мать! Дрожь пробежала по телу, когда мужчина подошёл совсем близко. Я прибавила шагу, стремясь как можно быстрее уйти прочь. Но он заговорил со мной. Он задал мне вопрос, и я невольно остановилась, словно кто-то приклеил мои ноги к земле. Путник же спросил, есть ли в этом селении лекарь. Я промолчала, лишь затравленно взглянув на него. Что мне ответить? Да, здесь есть лекарь и именно я им являюсь. Но как признаться в этом? Ведь для девушки быть лекарем — то же, что быть колдуньей. Дед всегда предостерегал меня, говоря, что не стоит лишний раз упоминать о своих знаниях!
— Эй?..
Мужчина пристально посмотрел на меня. Затем, приподнял одежду, обнажив икру ноги и сказал:
— Взгляни. Может, ты сможешь помочь?..
Я кинула взгляд на рану: глубокая. Похоже на прокол кинжалом или ножом. Казалось, что нечто выжигает её изнутри, наверняка доставляя мужчине сильную боль. Но он спокойно стоял, ожидая моего ответа, не показывая ни капли нетерпения или страдания.
Я поморщилась, почти ощутив его боль.
— В городе есть лекарь, но туда идти несколько дней. Боюсь, вы не дойдет с такой раной… Я могла бы помочь, но… — я запнулась, поняв, что сказала лишнего. Говорила же себе — молчи! Но нет, вечно это стремление помогать страждущим берет верх над здравым рассудком!
Я отвела взгляд, размышляя, как быть дальше. Сбежать? Помочь?.. Монах же словно ожидал услышать мой ответ. Возможно кто-то из деревенских сказал обо мне? Стараясь поймать мой взгляд, он спросил:
— Значит, ты мне поможешь?..
— Эх, ладно… Пойдём…
Ответ вырвался сам собою. Я, всё ругая себя за беспечность, пошла в сторону леса. Мужчина же следовал за мною, держась немного позади. Путь предстоял не близкий и я ожидала, что буду вынуждена делать остановки, дожидаясь моего спутника. Но тот шагал на удивление бодро, словно не было на его ноге жуткой раны. Кроме того, он всю дорогу молчал, так что вскоре я о нем забыла. Шагала, негромко напевая ту самую песню, которую пела мне мама. Именно эти строки я напевала и долгими зимними вечерами, сидя в своей хижине:
— Юный месяц в окна смотрит
Льёт седой, холодный свет —
Ночь приходит... Век проходит
Пестрой чередою лет…
Затем, опомнившись, замолчала, покосившись на своего спутника. Он шёл задумчивый, вслушиваясь в слова песни. Странный человек, необычный. Говорит спокойно, во взгляде нет привычного страха или ненависти… Интересно, откуда он? Где получил свое ранение? Чем занимается, куда держит путь?.. Много вопросов было в моей голове, но самый важный: как действовать дальше? Опасно вести его к себе домой. Пожалуй, оставлю около леса, а утром вернусь с зельями. А впрочем… оставлять его на ночь тут, под открытым небом, мысль не очень хорошая. Но и показывать, где живу — ещё хуже… Ладно, у меня ещё есть время, что бы принять решение! Ещё пару часов пути, и покажется прохладный, влажный лес.


Глава 4.


Жара немного спала и вечерняя прохлада приятно обволакивала кожу, проникала в нос. Наконец-то можно свободно дышать!.. Возникший было месяц спрятался во внезапно затянувшие всё небо тучи, выглядывая порой блеклым пятном и бросая расплывчатые блики на ветви деревьев. По высоким тёмным великанам пробегал ветер, пробуждая их и извлекая из крон звенящий, нежный звук. Я остановилась и прислушалась. Лес всегда звучал по-разному, но вот такой звон листвы на ночном ветру нравился мне больше всего. Он казался нездешним, волшебным, словно бы приходящим из других миров и поглощающим меня. Я вдохнула так глубоко, как только позволяли лёгкие. Чудесно!.. Оглянулась на мужчину: он стоял, глядя на меня со странным выражением. Что в его взгляде? Интерес?..
Мне и самой стало любопытно узнать о нём больше, но не так, как несколько часов назад — откуда и кто он, а КАКОЙ это человек. Что у него в душе, о чём думает? Какова его история? Я бы с удовольствием послушала! Мне очень не хватало рассказов о странствиях и приключениях. То ли дело раньше! Дед знал много историй и вечерами рассказывал о том, каковым был его путь из безумно далёкой Ирландии сюда, в окрестности Генуи. О морях и плывущих по ним коггах, похожих на буйволов, о странствующих менестрелях и проповедниках, и о многом-многом другом…
«Ах, да что это я! Нет, ни к чему любопытство — оно не доводит до добра. Зачем мне узнавать этого чужака? Что делать потом, если привяжусь к нему?..»
Я повернулась к своему спутнику и с решимость сообщила, что он будет дожидаться меня тут, а утром я приду. Он принял это известие молча, лишь слегка кивнув головой. Резко развернувшись, я нырнула в заросли кустарников и побрела к дому. Впрочем, далеко зайти не успела — хлынувший вдруг дождь не позволил мне оставить человека без крова. Как же бросить его голодного, раненого под ливнем? Потом ещё и простуду лечить придётся!
Повернув назад, я старалась перемещаться как можно быстрее. Перепрыгивала упавшие коряги и обходила уже успевшие образоваться лужицы. В конце концов, выбралась на опушку и увидела, что мужчина сидит на стволе поваленного дерева. Капюшон он снял, и теперь я могла рассмотреть его получше: аккуратные черты, тёмные намокшее волосы, чёрные глаза, которые, казалось, не имеют белков… Мужчина сидел, подняв лицо вверх, подставив его каплям дождя. В этот момент он показался мне и не человеком вовсе, а существом мистическим. Возможно, демоном?..
— Пойдём, иначе ты промокнешь и простудишься…
«Демоны ведь не болеют, верно? Да и ранить их нельзя…» — подумала я.
— Хорошо. — он в ответ мягко и даже немного насмешливо улыбнулся. Я же поежилась от нахлынувшего чувства странной жути. О боги, что бы сказал мне дед на подобный поступок? Привести в дом монаха?! Дед их терпеть не мог, и было за что. Да и я их, разумеется, недолюбливала, но этот человек не был похож на служителя церкви. Я не могла объяснить, почему, но он был другим…
Поймав себя на мысли, что я просто хочу так думать, забеспокоилась ещё сильнее. Нужно быть честной с собой и признаться, что мужчина меня заинтересовал. Это нелепо, ведь как может возникнуть интерес к человеку, за несколько часов совместного пути с которым обмолвились лишь парой фраз? Глупость какая!.. Но меня можно понять, ведь за несколько лет все мои беседы с людьми сводились лишь к разговорам о недомоганиях и торговле. А мне так хотелось новых знаний! Как ни убеждай себя в обратном, но человеку просто необходимы связи с другими людьми, иначе можно умереть от скуки!
Промокнув до нитки, мы наконец-то добрались до хижины. Оставив гостя за дверью, я переоделась, после чего позвала его войти в дом. К этому моменту он уже успел снять свой тяжёлый от воды плащ и развесить его под навесом у моего жилища. Рубаху он так же снял, и теперь стоял в штанах с широким кожаным поясом на бёдрах. Освещённый красноватым светом лучины, падающим сквозь распахнутую дверь, гость приковал к себе мой взгляд. Он очень красив, отрицать это нет смысла. Но дело ведь даже не в этом…
Я мотнула головой, отгоняя лишние мысли. Вернулась в дом, расплела мокрые волосы. Затем сняла со стены мешочки с травами и насыпала по горсти в ступку. Мужчина тем временем подошёл к камину и, присев около него, развёл огонь. Забыв о своём занятии, я не отрываясь наблюдала, как он греет руки, поднеся их к пламени. Как красиво пляшут отблески на его коже: то угасая, то вновь ярко вспыхивая. Мне давно не доводилось видеть, как кто-то разжигает огонь в моём доме, ведь кроме меня сделать это было попросту некому. Сейчас же всё вдруг изменилось и потому было очень странно… Но мне не следует к этому привыкать! Пройдёт несколько дней и мужчина уйдёт, а я останусь. Я повторяла себе это снова и снова, стараясь успокоить предательски трепещущее в груди сердце.
«Я ещё сотню раз пожалею обо всём этом!» — продолжала злится сама на себя, растирая травы и коренья. И всё же мой взгляд то и дело останавливался на госте, что был раскрашен рыжим светом пламени.
«Нет, он действительно похож на демона…»
Внезапно мне так живо представилась эта картина: сидящий у огня демон и ведьма, что готовит для него зелье. Мои руки ловко смешивали приготовленный порошок с маслом, казались в свете огня медово-прозрачными. И я вдруг уловила на себе взгляд мужчины: пристальный, изучающий. Видимо, я казалась ему не менее странной, чем он — мне. Но не было во взгляде его ни капли страха. Видимо, он достаточно умен, что бы понимать: в моем занятии нет никакого колдовства, кроме знаний.
— Ты живёшь одна? — внезапно спросил гость тихо, но голос его, казалось, заполнил всю комнату.
— У меня есть кот. — я невесело улыбнулась.
— И тебе не страшно приводить сюда меня?
— А стоит бояться?..
Он пожал плечами.
— Не думаю.
Я взяла из-под лавки таз и налила в него тёплой воды. Затем поставила около мужчины, собираясь омыть ему ноги. Но, к моему удивлению, он отказался от помощи. Это было странно, ведь люди предпочитают, что бы за ними ухаживали. Кроме того, мой гость явно из аристократии, а дворяне любят показать черни, где её место. Разве только он вообще не желает, что бы я его касалась?.. Но эта моя мысль вскоре была опровергнуть, ведь мужчина совершенно спокойно позволил сделать ему перевязку.
— Странно, что Вы ходите с открытой раной. Разве никто не мог её хотя бы перевязать?
— Я был уверен, что она сама заживёт. — заметив моё удивление, он добавил, — У меня крепкое здоровье. Но этот чёртов яд…
Мужчина замолчал, а я не решилась расспрашивать о произошедшем. Выплеснув воду из таза на улицу, убрала его на место. Затем постелила гостю на дедовой кровати и пригласила поужинать. В этот момент раздалось тихое шуршание и в окошко запрыгнул Уголек. Заметив чужака, он встал на дыбы зло блеснув зелеными глазами. Шипя и ворча, подошёл ко мне, усевшись у ног.
— Привет, мой хороший! Я уж стала переживать, куда ты пропал…
Я кинула коту кусочек хлеба с маслом и он, по прежнему ворча, стал есть. Налив чая в две деревянные, сделанные ещё дедом, кружки, поставила одну гостю, вторую себе.
— Сеньор, выпейте, после прогулки под дождем это особенно полезно. Простуда вам сейчас ни к чему…
Мужчина подставил к столу табуретку и сел напротив. Задумчиво переводя взгляд с меня на лучину и обратно, он неспешно пил ароматный вересковый чай. Затем, проведя руками по влажным волосам, убирая их со лба, сказал:
— Зови меня Люций. А как твоё имя?
— Руна. Правда, это имя дал мне дед, когда я пришла сюда…
— Странное имя для девушки — Руна. — пробормотал мужчина. — Оно кельтское?..
— Да. Дед говорил, что оно означает «тайное знание». Всегда утверждал, что во мне есть нечто необычное, магическое… А на самом деле вместо магии — сбор трав, приготовление зелий да презрение местных. — я махнула рукой в направлении деревни, как бы уточняя, каких именно «местных», — Так себе «необычность»…
Я слегка улыбнулась, вспоминая деда. Как нежно клал мне на плечо свою большую, мозолистую руку, когда рассказывал о чем-нибудь особенно важном. И я слушала, впитывая его слова, как губка впитывает воду. А однажды подарил мне маленький нож с рукоятью из рога косули — с его помощью я до сих пор собираю травы. Так вот на этой рукоятке была высечена руна «Райдо», похожая на заглавную букву «R», окаймленная кельтской вязью.
— В общем, сейчас это уже не важно — по имени меня никто не называет уже очень давно.
Мужчина внимательно присматривался ко мне, словно примеряя названное имя к моему облику. Под его пристальным взглядом мне стало не по себе — захотелось исчезнуть или хотя бы отвернуться. Но вместо этого я отломала кусок хлеба и подала гостю, также подвинув ближе к нему нарезанный сыр.
— Значит, Руна… Меня тоже мало кто называет по имени. — мужчина словно неосознанно взял кусочек сыра.
После этого он надолго замолчал. И я тоже молчала, погруженная в свои мысли. Мне не хотелось этого, но я уже привязалась к Люцию, сама не понимая, как такое возможно. Наверное, это от усталости я стала слишком нежной… Или влюбилась?.. Это тоже пройдёт. Помню, когда мне было четырнадцать, влюбилась в одного парня в деревне. Каким хорошим и красивым он мне казался! Я думала что вот она, моя любовь! Бегала в деревню по любому поводу, надеясь его встретить. А однажды увидела, как он мучает крошечных щенков. Тогда на мой упрёк он ответил:
— Сгинь, нечисть, или сейчас и с тобой то же сделаю!
В общем, так и закончилась моя первая любовь, даже не успев как следует начаться. И это даже к лучшему. Но вспоминать тот случай мне до сих пор очень не нравится.
Я покосилась на мужчину: он вновь сидел у камина, теперь листая промокшую под дождём небольшую книгу. Мне нравилось наблюдать за ним. Чёткие плавные движения, отблески света в волосах, чёрные-чёрные глаза… Красивый, умный — отчего бы и не влюбится в такого?..
— Ты хотела о чём-то спросить?.. — поинтересовался он, заметив, что я его изучаю.
— Н-нет, ничего. Пора ложиться спать. Сегодня был долгий день…
Прибрав со стола и позвав к себе Уголька, легла в постель. Не думаю, что смогу уснуть, но я слишком неловко себя чувствовала, что бы бодрствовать. На душе было тревожно. Но я успокаивал себя, напоминая, что моему гостю нужна помощь. Наверняка он не станет мне вредить!


Глава 5.


Весь следующий день я провела, пристально наблюдая за Люцием. Смотрела на него и так, и эдак, стараясь разглядеть хоть один недостаток. Но мне это не удавалось. Даже хуже: было ощущение, что он и должен быть здесь, в моем доме. Что он продолжение меня — такое странное и непознанное. Порой я замечала навязчивое желание стать кошкой и, свернувшись клубком, спать на его коленях. Беспокойство становилось сильнее по мере того, как приходило осознание, что моя жизнь теперь не останется прежней. Когда мужчина уйдёт, мне будет нечем заполнить внезапно появившуюся пустоту. Будет ещё одно расставание, ещё одна потеря…
Делая перевязку, я исподтишка поглядывала на гостя. Постепенно он стал более разговорчив и рассказывал мне множество историй о том, где ему доводилось бывать. О бескрайних пустынях с блуждающими по ней верблюдами, о бурных морях и о вечно покрытых льдами землях, над которыми полыхает пазори. О необычных дворцах Азии и величественных храмах Европы. И о диких, необъятных таежных лесах, на опушках которых стоят резные терема…
Мне нравилось слушать Люция. Его рассказы вновь возвращали меня в детство. Они были именно тем, о чем я так давно мечтала!..
И всё же сложно понять, как мужчина успел посетить столько разных мест. Он ведь достаточно молод — лет 25-и, не больше. Невозможно даже представить, что можно жить так, как он. Словно ветер! Сегодня тут, а завтра далеко-далеко, где всё совсем иначе… В такие моменты я чувствовала себя деревом, привязанным корнями на веки к одному месту. И от этого было грустно. Мне хотелось стать птицей или бабочкой. Не заботиться ни о чём, быть свободной от человеческих обязанностей… Но я умела жить лишь так, как сейчас — отшельницей в давно уже ставшем для меня родным лесу.
Мы проводили дни рядом. Я по обыкновению плела корзины или пряла. Люций же помогал мне колоть дрова, либо читал свою книгу. Мне было интересно узнать, о чём она, но спрашивать было неловко. Никогда не любила проявлять лишнее любопытство! Вообще наше общение было довольно сложным, словно что-то несказанное оставалось витать вокруг. Но ни я, ни мужчина не хотели об этом говорить. Я видела, как порой мой гость прерывал свой рассказ, и, мрачно взглянув на меня, долго сидел задумчивым и безмолвным. О чём он думал в это время? Не знаю… Но мои мысли были мне хорошо известны. Он уйдёт, это неизбежно. Что за дело ему до бедной ведьмы!..
Люций не соврал, когда говорил, что у него крепкий организм. Всего за несколько дней рана стала затягиваться. Это должно было бы меня радовать, но в моем сердце поселилась тревога. Совсем скоро он уйдёт… Впрочем, это ведь даже хорошо! Чем меньше времени мы проведём вместе, тем легче будет расставание… Но, если говорить откровенно, меня не утешали эти мысли. Вечером я садилась у окна, глядя в тёмную чащу. Гладила дремлющего Уголька и, забыв о работе, погружалась в свои мысли. Однажды в такую минуту меня вырвал из задумчивости голос Люция.
— Знаешь что я читаю? — неожиданно спросил он.
— Н-нет… — смутившись, ответила я. Неужели моё любопытство было настолько явным?..
— Это трактат о счастье. Философ рассуждает о том, что такое счастье и возможно ли создать для людей Рай. И, должен сказать, он очень оптимистичен. Но знаешь, мне кажется, философ ошибается. Человечество не способно жить без страданий. Как ты считаешь?
Я удивлённо посмотрела на него, пытаясь собрать в предложения сбежавшие из головы мысли.
— Почему же? Каждый ведь хочет быть счастливым… Просто не каждый понимает, что для этого нужно не так уж и много…
— И что же не позволяет им это понять?
— Не знаю… навязанные правила и привычки? Хотя знаешь, наверное дело в том, что люди боятся. Страх не позволяет человеку поступать так, как он хотел бы. Говорить, думать и действовать свободно. И тогда человек страдает от несбывшихся желаний, от отсутствия в его жизни…
Слова застряли у меня в горле. Я была счастлива, когда рядом были родители — ведь любила их, а они любили меня. Была счастлива и живя с дедом именно по той же причине. Потом же осталась одна, но со временем привыкла и к этому. Мой мир пришёл в равновесие, я стала одним целым с окружающим меня лесом, с животными и даже людьми. А вот теперь появился Люций и словно сломал работающий очень слаженно механизм. Баланс нарушился и непонятно, как его восстановить. Я чувствовала безысходность из-за возникших внезапно и без моей на то воли чувств к мужчине. Что мне с ними делать, если не могу ни выразить, ни уничтожить их? Сказать ему? Но ведь это будет так глупо и ответ его почти очевиден!..
Я с грустью посмотрела на Люция. Мужчина н наблюдал за мною не отрывая взгляд. Сейчас, в вечерних сумерках, он показался мне совсем другим: не загадочным демоном, а печальным ангелом, который так неожиданно стал мне очень дорог. Но что с того?..
— Отсутствия чего?
— Нет, ничего… — встрепенувшись, ответила я. — Просто задумалась…
Я отвела взгляд, стараясь спрятать навернувшиеся на глаза слезы. Жаль, что мне не удаётся просто радоваться обществу Люция. Потом было бы что вспомнить, сидя зимой у камина: как мужчина грел руки, стоя у огня, его рассказы, его необычайно тёмные, с чернильным отблеском, глаза и едва заметную улыбку… Я невольно улыбнулась, сама не понимая чему.
— Ты живёшь далеко отсюда?.. — спросила я как бы между делом, но втайне надеясь, что возможно однажды мужчина ещё навестит меня. Поверить в это было сложно. Но всё же когда есть, чего ждать, жить становится гораздо интереснее.
— Около недели пешего пути. Дорога не близкая, но гораздо ближе, чем до Великой Китайской стены. — полушутя сказал мужчина и улыбнулся, пристально глядя на меня. — Почему ты интересуешься?
— Ну… возможно, однажды тебе нужны будут зелья. Тогда ты можешь обратится ко мне. Конечно, если вместо этого не приведешь сюда инквизиторов…
Люций приподнял бровь, недовольно взглянув на меня и спросил:
— С чего бы мне желать твоей смерти?..
— Ты похож на монаха. А церковь не любит ведьм… — искренне ответила я.
— Вот оно что… Зачем же тогда ты привела меня сюда, Руна?..
— Тебе нужна была помощь… — я пожала плечами. — Я должна была помочь.
От его пронзительного взгляда дрожь пробежала по моему телу, и я поежилась. Мужчина же, поразмыслив, сказал:
— Я не монах и никого приводить не буду. Можешь быть спокойна.
Люций пошевелил уголья в камине, положил в него несколько поленьев, наблюдая, как пламя облизывает их. Только что затухающий огонь пробудился, захватил свежее дерево и теперь ярко освещал комнату. Тень мужчины неистово плясала на стене, искры огня взлетали к каминной доске, словно стремясь заполнить собою всё пространство. Уголек, яростно шипя, поднялся на дыбы и выскочил в окно. Я же прижала колени к груди, стараясь избежать соприкосновения с невидимым бушующим пламенем.
В моей голове пронеслись мысли: «Нет, он точно не монах!.. Возможно, колдун? Не такой, как я, а настоящий, умеющий творить разные чудеса? Или алхимик? Но отчего бы тогда ему не излечить самого себя?..»
Затем уже спокойнее я подумала о том, что мои мысли были совершенно ничем не обоснованы. Ничего ведь не произошло! Ну, огонь вспыхнул, полетели искры... Так часто бывает, когда в камин попадает смолистое дерево. А то, что мне стало жутко, так это вообще ничего не значит…
Тем временем в доме вновь стало темнее. Вспыхнувшие сначала неимоверно ярко дрова сейчас горели ласково и тихо. Люций сидел у камина, упершись локтями в колени и опустив голову. Его локоны, слегка завиваясь, прикрывали лицо.
— Знаешь, я множество мест посетил, встречал огромное количество людей. Некоторых приравнивали к святым, кого-то боготворили. Но… города, лица, слова — всё это смешалось, став безликой массой. А теперь на её фоне возникло то, что я несомненно запомню. — Люций говорил тихо, почти шёпотом. — Спасибо, ты очень помогла мне, Руна…
Его слова были похожи на прощание и прозвучали удивительно нежно. Я замерла. Мужчина же продолжил:
— Мы встретились так неожиданно, случайно. Словно кто-то намеренно свёл нас. Со злым умыслом, или добрым — не знаю. Но как бы там ни было, эта встреча несомненно оставит след в душе каждого из нас.
— Так ведь должно было случится… — эта фраза прозвучала скорее как утешение для самой себя. Мне не изменить судьбу, не удержать в руках ветер…
Этой ночью Люций ушёл. Я видела, как он вышел на улицу и накинул на голову капюшон. Как, освещенный почти полной Луной, стал теряться между деревьями, пока, наконец, не исчез окончательно. Мне было сложно осознать, что это конец. Что отныне вновь буду одна. Я корила себя за то, что не попрощалась с ним, что притворилась спящей. Но мне бы не хватило стойкости спокойно отпустить его! Мне приходилось прощаться на веки лишь раз, и тот был очень давно и в совсем раннем возрасте. Да, я совсем не умею расставаться, так уж сложилось…


Глава 6.


Давно уже скрылся в лесу посеребренный Луной силуэт, но я всё глядела в окно, погруженная в свои мысли. Я слушала, как ветер играет в тёмных листьях: он всегда возвращается. Но тот «ветер» не такой и ждать его возвращения не стоит. Люций ушёл и напрасные надежды будут лишь приносить страдания. Мне остаётся лишь смириться с произошедшим.
Я старалась держать себя в руках, но удавалось это с трудом. Пропалывая грядки или плетя очередную корзину, то и дело бросала своё занятие, садилась на траву и начинала горько плакать. Я вновь чувствовала себя маленькой, потерянной девочкой — одинокой и никому не нужной. И так же, как раньше, мой верный друг, мой кот Уголек приходил и садился рядом. Он терся о мои ноги, тихо фырчал и никогда не оставлял меня в такие минуты.
— Как же замечательно, что ты со мной, мой хороший! — твердила я ему. — И что бы я без тебя делала?..
Но вскоре случилась беда. Мой друг пропал на весь день, не появляясь ни на минуту. Это было на него совсем не похоже и я, забыв о своей печали, отправилась на поиски. Обойдя весь двор, направилась в лес и там, у старого замшелого выворотня обнаружила кота. Он был очень слаб и дышал с трудом.
— Миленький мой, что же с тобой случилось? — причитала я, присев рядом с ним. Отравился? Ушибся?..
Я помчалась домой, взяла чистой воды и прибежала обратно. По пути осознала неизбежность происходящего: Уголек был очень старым котом, он просто свое отжил. Но как принять это, да ещё и сейчас, когда и без того очень плохо?
Кот немного попил из поставленной мною плошки, затем положил мордочку на мою ладонь и прикрыл глаза.
— Не оставляй меня, побудь ещё хотя бы чуток!.. Я ведь останусь здесь совсем-совсем одна!.. — просила я со слезами на глазах. Но что с моих просьб? Его дух был уже свободен от тела, и мне оставалось лишь похоронить Уголька. Я обустроила его могилу недалеко от дома, принеся к ней полевых цветов. Теперь же, сидя рядом, рыдала не сдерживаюсь. Кот был последним, кто держал меня здесь. Столько лет рядом! Больше, чем родители, или дед… Теперь же Уголек мёртв. И вместе с ним, казалось, умерли все мои детские воспоминания. С его уходом я перестала быть сильной, умной и сдержанной — зачем теперь мне это? Родители мертвы, дед мёртв, а теперь вот и Уголек тоже… Зачем мне теперь жить?..
Прошла неделя. Внутри осталась светлая, глубокая грусть о моем друге. Мне его по-прежнему ужасно не хватало! Казалось, что вот он сейчас запрыгнет в окошко, подойдёт и ляжет ко мне на колени… Нет, не придёт. Его больше нет. Но вопреки своей скорби я отпустила Уголька. Надеюсь, он попадёт в более уютный мир… Так уж устроена жизнь каждого живого существа — однажды нужно умирать. И далеко не всегда помогают зелья и настои. Впрочем, возможно это не так уж и плохо? Кто знает, что ждёт там, за чертой? Рай или Ад? Вечный покой или новая жизнь?.. Возможно, там нам будет лучше?
Но кое с чем я по прежнему не могла смирится, как ни старалась: с уходом Люция. Пожалуй, тоска о нём помогла мне перенести смерть Уголька. А смерть кота на время затмила грусть о мужчине. Но теперь стало хуже. Я сидела в доме у зажженной лучины, чувствуя, как моё сердце разрывается на части. И никто не лежал рядом со мною, не пел свои кошачьи колыбельные… Я не знала, как быть. Я не умею лечить подобные раны, да и вряд ли хоть кто-нибудь умеет! Мне было так больно и грустно, как никогда. Хотелось уснуть и не просыпаться, отдохнуть наконец от своих тревог и потерь. Я была одна, совсем одна в этом равнодушном мире!
Каждый вечер я засыпала, с упоением слушая шорох ветра. С надеждой, что услышу знакомые шаги. А если нет, то пусть я уйду вслед за Угольком!.. Но утро приносило новый день и мне нужно было жить дальше. Я злилась на себя за то, что впустила Люция в свое сердце. Злилась на него за то, что он появился в моей жизни, а потом просто ушёл. Убеждала себя, что нельзя быть настолько глупой, нельзя привязываться к первому встречному. Но это ничего не меняло. Мне так хотелось отмотать время назад, отменить ту встречу… Или остановить мужчину, упросить остаться со мной ещё хотя бы ненадолго! Унизительно, не подобающе для меня — для «ведьмы», но хотелось поступить именно так… Только я ведь понимала, что он всё равно уйдёт, а расставание будет ещё более тяжёлым…
Так тянулись дни. Лето близилось к своему завершению. Я давно не покидала лес, не желая видеть людей. Мне не хотелось ни есть, ни работать, ни спать — лишь сидеть безмолвно, вспоминая прошлое. Казалось, я и сама осталась в прошлом — там, где были мои близкие. Сейчас же здесь, у старой лесной хижины сидела моя уставшая, потерявшая всех, кто был дорог, тень.
— Я не хочу жить. — пробормотала я и сама же испугалась. Так опасно даже думать, не то что говорить!.. Подобные слова всегда находят свой отклик в окружающем.
— Соберись, так нельзя! Мы ведь приходим в этот мир не для того, что бы стремиться как можно скорее его покинуть!
Вскочив на ноги, я вбежала в дом и собрала корзины и травы, подготовленные для обмена. Затем привела себя в порядок: помылась, переоделась и причесала волосы древним металлическим гребнем. После этого взяла корзины и побрела по едва заметной тропе прочь из лесу — в деревню.
День был удивительно приятный. Лёгкие, кудрявые облачка, похожие на овечек, неспешно проплывали по яркому небу. Зрелые колосья на ветру издавали звон, подобный сотне маленьких колокольчиков. На пустошах кое-где зацветал шалфей, отчего в округе витал приторный запах муската. Пчелы, жужжа, размеренно летали над цветами, собирая нектар. Прищурившись, я посмотрела на утреннее солнце, светлым диском поднимающееся всё выше и выше. Внезапно часть его кромки потемнела, словно прикрытая чёрной тарелкой. Мир вокруг также стал более тёмным, угрюмым. Потемнело и небо, и поля, и даже птицы притихли, словно испугавшись внезапного мрака. Я остановилась, прижав к груди корзины и удивленно глядя на странное явление.
«Дурной знак! — подумалось мне. — Ещё никогда не видела ничего подобного!..»
Мне захотелось вернуться назад, домой, но всё же я заставила себя продолжить путь, ведь была уже совсем рядом с деревней. Моё настроение вновь стало скверным. Пожалуй даже более скверным, чем утром, когда мне не хотелось жить… Я вновь вспоминала Люция, Уголька, родителей и деда. Вспоминала свою жизнь, которая сейчас показалась мне ещё бессмысленное и печальнее, чем прежде… Зачем нужно идти хоть куда-то? Ведь можно было бы остаться там, в лесу. Ничего не есть и не пить, ждать, когда же придёт моё время покинуть этот мир. Но если… если Люций всё же вернётся? Эта мысль стала появляться в моей голове все чаще. Из едва заметной она превратилась в навязчивую идею, которая не давала мне покоя. Я иногда сердилась на себя из-за неё, а иногда убеждала в том, что так даже лучше. Почему бы не ждать его, если это возвращает мне желание жить? В такие моменты я начинала ощущать его присутствие рядом — так, словно вот он сидит у камина со своей книгой в руках. Мне вновь доставляло удовольствие любоваться на деревья и травы, на птиц и небо… Может быть однажды я выйду из хижины и увижу мужчину. И окажется, что мои печали были напрасными?..
Размышляя о Люцие и о своей судьбе, я приблизилась к реке. Мерный шум воды и скрип вращающегося мельничного колеса в помрачневшем мире казался совсем иным. Не уютным, но настораживающим и тревожным. Что-то стало не так с этим миром… Я вновь посмотрела на небо: солнце было закрыто уже более, чем на половину. Это солнечное затмение — дед рассказывал мне о нём. Редкое и зловещее явление которое, говорят, предвещает дурные события…
Вскоре я пожалела о своём решении прийти сюда. К знакам нужно относится внимательнее, они даются нам не просто так! Но нет же, мы предпочитаем верить своему уму, который часто не имеет необходимых знаний, но никак не своей наблюдательности и интуиции!.. Подойдя к мельнице, мне стало совсем тревожно: недалеко от реки стояла телега, запряженная парой серых лошадей, нервно отгоняющих от себя слепней. За деревьями их было почти незаметно, оттого я не сразу обратила внимание на новый объект на фоне этого пейзажа. Чужаки в деревне бывают крайне редко, оттого их появление — всегда событие, выходящее из ряда вон.
Я собралась было развернуться и как можно скорее уйти прочь. Взглянула на солнце: тень ползла все выше, стремясь закрыть весь диск. В это время из дома мельника вышли два монаха. Один из них — высокий и крепкий — направился ко мне. В несколько стремительных шагов он оказался рядом, выхватил из моих рук корзины и высыпал из них травы.
— Ведьма! — воскликнул он на удивление высоким голосом и схватил меня за руку. — Слуга Дьявола!
Я попятилась, с ужасом осознавая происходящее. Инквизиторы! Они пришли за мной, как однажды за мамой!..
«Бежать, скорее бежать!..» — я несколько раз дёрнула рукой, пытаясь вырваться, но монах не ослаблял хватку.
На возникший шум из домов потянулись люди, окружив нас стеной. Я почувствовала, как мои руки стянули за спиной верёвкой и теперь крепко держали за неё.
— Эта нечистая дева связалась с тёмными силами! Она омрачила душу брата вашего, опоив его своими бесовскими зельями! Но Святая инквизиция спасёт раба божия и избавит всех вас от деяний ведьмы! Божьей милостью, мы очистим мир от скверны!
— Аминь! — рявкнул человек за моею спиной.
Я, как затравленный зверь, озиралась по сторонам, в поисках возможности сбежать. Но стоящий за спиной держал меня очень крепко. Мне не вырваться, не сбежать!..
Но кто же выдал меня? О, ну конечно!.. Дом мельника, его излеченный сын… Я стала не нужна?.. Но как же так?! Благодарить, улыбаться, а потом отдать на верную смерть?!. Я взглянула на белые стены, на крепкую, деревянную дверь, в проёме которой стоял мельник. За его спиной видно было бедное от ужаса лицо юноши — его сына. Парень несколько раз выкрикнул:
— Она спасла меня! Она не ведьма!..
Но отец затолкал его в дом, плотно заперев за собою дверь. Меня же грубо, словно мешок с соломой, закинули в телегу. Я ушиблась головой и всем телом, счесала щеку и разбила губу, отчего во рту появился вкус крови. В глазах потемнело, а в затылке я почувствовала жгучую боль. Голоса людей, лошадиное ржание и скрип мельничного колеса слились в один звук — в жуткий крик: «Ведьма! На костёр её!». Я видела подобную картину в детстве и она часто снилась мне в кошмарах. А сейчас это происходит со мною наяву!
Ещё десять минут назад мне казалось, что я не хочу жить. Что моё существование ужасно, что в нём нет смысла. Но сейчас мне было страшно. Мне совсем не хотелось умирать! По крайней мере не так, не от их рук!..
А если Люций всё же придёт? Что его будет ждать? Пустой, заброшенный дом! Ведь мужчина даже не узнает, что со мной случилось...
Да, перед лицом смерти мы меняемся! Начинаем ценить то, что совсем недавно казалось не важным, даже гнетущим. Но внезапно осознаем, как были глупы и не благодарны. Но что толку? Вот уже она тянет свои костлявые пальцы, желая забрать с собою. Но я теперь отдана на её милость… Что ж, сама того хотела, сама напросилась! Но как же страшно, о боги!..
Мой затылок был сильно рассечен о борт телеги. Я ощущала острую, распирающую боль и периодически теряла сознание. Когда же очередной раз пришла в себя уже настала ночь. В небе сияли звезды, но я видела их словно сквозь пелену. Запах дождя и крови щекотал ноздри. Руки болели от стянувших их веревок, губа распухла, а в затылке по прежнему оставалась невыносимая боль. Я попыталась пошевелиться, но от этого застонала. Кажется, у меня вывихнуто плечо. В глазах появились слезы, тёплыми струйками скатились по щекам и капнули на доски под моим лицом. Телега заунывно скрипела, подпрыгивая на бугорках и камнях. Монахи что-то бормотали над моей головой, то и дело осенняя себя крестным знамением. Куда они везут меня?..
Я всё чаще проваливалась в небытие. Очередной раз придя в сознание, услышала надрывное блеянье овец и почувствовала запах дыма. Мне ужасно хотелось пить, я перестала чувствовать свои руки и понимать, где нахожусь. Видела вдали крепостные стены со знамёнами, с узкими бойницами и стражниками у ворот. Видела небольшие лачуги и поля. Возможно, это именно тот город, где я когда-то жила? Возможно, именно тут погибли мои родители и теперь та же участь ожидает меня?.. Вот и всё, мы уже совсем близко…
— О боги, храните меня!
Вдруг я ощутила толчок, затем телега медленно и тяжело въехала на мост. Лошади тревожно заржали, часто забили копытами и раздался громкий треск. Телега накренилась, рухнув в воду. Я стала беспомощно тонуть. Вот только дела до меня никому не было! Монахи спасали лошадей, стремящихся избавиться от обломков повозки, а меня всё равно должны были казнить. Так почему бы не отдать меня на волю реки?..
Инквизиторы вышли на берег, держа под уздцы лошадей. Они смотрели мне вслед говоря: «Бог решил твою судьбу за нас, ведьма! Праведная смерть настигла тебя!». Я же попыталась плыть, но связанные руки и вывихнутое плечо не оставляли надежды на спасение. В панике я брыкала ногами, разгоняя волнами плавающую на поверхностью солому и доски, чувствуя, как ухожу под воду. Мир стал размытым, нечетким. Я захлебнула воды, в глазах потемнело и меня стал поглощать мрак. Некоторое время ещё ощущала, как волны несут меня прочь от крепостных стен, но вскоре и эти ощущения исчезли, оставив лишь тишину и темноту…
Я открыла глаза, осознав, что плыву по течению, словно лодка. Руки мои были свободны, лишь на одной из них болталась мокрая верёвка. Видимо, благодаря воде моя левая кисть выскользнула из оков и теперь раны на ней приятно омывались холодной водой.
Я ужасно замёрзла! Не знаю, как много времени прошло, но в небе сияли звезды, отражаясь на поверхности реки. Тихо шуршал на ветру камыш, встревожено крякали утки среди его стеблей. Плескались о берег волны, а откуда-то издали доносился едва уловимый лай собак. Мой слух стал очень чутким, улавливая даже самый тихий звук. Хоть рыбка ловила мошкару на поверхности воды, хоть птица взмахивала крыльями, удобнее устраиваясь в своём гнезде — ничего не ускользало от моего внимания...
Было очень странно остаться живой после всего произошедшего. Деревня, монахи, сломавшийся мост… Кто вырвал меня из объятий смерти и даже тут, в быстрой реке сохранил мне жизнь? Сейчас я лежала словно на ладонях речного духа и вспоминала рассказы о том, что ведьмы не тонут. Всегда считала подобные истории глупыми выдумками, но сейчас задумалась — что, если это правда? Впрочем, есть ли смысл считать себя спасенной, если к берегу даже нет возможности приблизиться? Карабкаться на отвесный берег сил у меня не было. И я лежала и ждала, чем же это закончится. Однако лучше не становилось. Река расширилась, течение стало более тихим, но вынесло меня слишком далеко от берега, а плавать я не умею…
Ближе к утру, когда небо начало светлеть и проснулись звонкоголосые жаворонки, пейзаж вокруг меня изменился. Воды стало ещё больше и она казалась более густой и плотной. Вместе с этим возникли огромные волны, накрывающие меня и опускающие на дно. Меня бросало на прибрежные камни и я в отчаянии цеплялась за них, понимая, что мне не выстоять в этой борьбе со стихией. Только волей богов я могу покинуть беснующуюся воду!.. Но вместо спасения меня снова бросило на скалы. Мир вокруг вновь погрузился во мрак…


Глава 7.


Моя рука скользнула по мягкой и гладкой поверхности. Давно позабытое чувство уюта окутало всё моё естество. Голова не болит, рука совсем не беспокоит… Возможно, я мертва? Наверняка разбилась о скалы, и теперь нахожусь в загробном мире!..
Я открыла глаза — тепло и светло, чисто и красиво, словно в Раю. Но нет, всё вполне земное, хотя и невероятно прекрасное. Арочные окна с лёгкими занавесками, а через них в комнату льётся ласковый солнечный свет. Стол из светлого дерева, на нем — книга, графин с водой, стакан, блюдо с фруктами и ваза с удивительными белоснежными цветами. Раньше я никогда не встречала таких, но со временем узнала, что их название каллы. Гобелены на стенах и большая кровать, застеленная шелковыми простынями, два мягких кресла с парчовыми подушками и узорчатый ковёр на полу — всё это было словно из другого мира. А ведь я не знаю, что из себя представляет загробная жизнь, поэтому нельзя исключать вероятность того, что я всё же мертва. Как узнать, так это, или нет?..
Осторожно поднявшись с постели, я ощутила тупую боль в затылке — не сильную, но неприятную, пульсирующую. Пощупала то место, которое беспокоило, и обнаружила там поджившую, но достаточно большую рану. Такой вот подарок от инквизиторов — очередное напоминание об опасности человеческого предательства и фанатизма. Теперь наверняка останется шрам, но это мелочь. Куда важнее понять, где я нахожусь!
Я выглянула в окно. За ним виднеются верхушки деревьев, по каменной стене вьется плющ, заглядывая в комнату своими гладкими, тёмными листьями. Внизу, между ветвями, видно парковые дорожки. Вдоль них стоят кованные скамейки и растут кустарники, усыпанные цветами. Восхитительное место, но абсолютно безлюдное! Даже странно, что в таком дворце нет толпы слуг…
Я присмотрелась к лежащей на столе книге. Мне показался знакомым этот переплёт с тисненым орнаментом и порыжевшие, неровные страницы. Очень странно… Подойдя ближе, я взяла в руки инкунабулу и поднесла к лицу, открыв её на случайной странице. До боли знакомый запах повеял от неё: кожи, корицы и мокрой листвы. Вернув книгу на место, осмотрелась по сторонам. Мне казалось, что вот-вот должен появится хозяин этого прекрасного дома, но никого не было. Я подошла к двери и остановилась напротив большого, во весь мой рост, зеркала. В нём отражалась я — заспанная, взъерошенная, со счесанной кожей на щеке и в шелковом белоснежным платье. Лиф его расшит жемчугом, ажурное кружево окаймляет довольно глубокий вырез горловины. Шёлковая ткань струится мягкими волнами, опускаясь к полу. Расширяющиеся к запястьям рукава при движении оголяют мои руки с мертвенно-серой кожей. Я очень бледна, словно всю жизнь провела в подземелье. Сколько же времени я была без сознания?.. И… кто переодел меня? Как неловко-то!..
Поправив волосы, я покинула комнату и пошла туда, где виделась лестница вниз. Спустилась по крепким деревянным ступеням, на ходу рассматривая непривычно роскошный интерьер. Лепнина на потолке, большие картины в золоченых рамках, резная мебель, бархатные портьеры, витражные окна… Владелец этого дома наверняка очень богат! Только вот живёт ли он здесь? Если да, то почему в этом доме нет ни души?.. Может, меня тут держат, как пленницу? Совсем не похоже…
Пройдя по холлу с невероятно высоким потолком, я открыла входную дверь и вышла на улицу. Солнце уже клонилось к закату, заливая парк рыжими лучами. Меня удивило разнообразие растущих здесь деревьев. Часть из них была мне знакома, но большинство растений я видела впервые в жизни. Сейчас у меня была возможность рассмотреть поближе и те цветущие кустарники, что привлекли моё внимание ещё в комнате — розы. Белые, красные, розовые, кремовые, жёлтые — они были прекрасны! Их нежные лепестки, тонкий аромат и глянец листьев меня поразили. Хотелось любоваться ими вечно, не отходя ни на минуту. Я опустилась на скамейку рядом с одним особенно понравившимся кустом с очень полными и тяжёлыми розовыми бутонами. Откинулась на спинку, что бы име
Ваше мнение:
  • Добавить своё мнение
  • Обсудить на форуме



    Комментарий:
    Ваше имя/ник:
    E-mail:
    Введите число на картинке:
     





    Украинская Баннерная Сеть


  •  Оценка 
       

    Гениально, шедевр
    Просто шедевр
    Очень хорошо
    Хорошо
    Нормально
    Терпимо
    Так себе
    Плохо
    Хуже не бывает
    Оказывается, бывает

    Номинировать данное произведение в классику Либры



    Подпишись на нашу рассылку от Subscribe.Ru
    Литературное творчество студентов.
     Партнеры сайта 
       

    {v_xap_link1} {v_xap_link2}


     Наша кнопка 
       

    Libra - литературное творчество молодёжи
    получить код

     Статистика 
       



    Яндекс цитирования

     Рекомендуем 
       

    {v_xap_link3} {v_xap_link4}








    Libra - сайт литературного творчества молодёжи
    Все авторские права на произведения принадлежат их авторам и охраняются законом.
    Ответственность за содержание произведений несут их авторы.
    При воспроизведении материалов этого сайта ссылка на http://www.libra.kiev.ua/ обязательна. ©2003-2007 LineCore     
    Администратор 
    Техническая поддержка