Libra - сайт литературного творчества молодёжи Libra - сайт литературного творчества молодёжи
сайт быстро дешево
Libra - сайт литературного творчества молодёжи
Поиск:           
  Либра     Новинки     Поэзия     Проза     Авторы     Для авторов     Конкурс     Форум  
Libra - сайт литературного творчества молодёжи
 Александр Асмолов - Страна несбывшейся весны 
   
Жанр: Проза: Фантастика
Статистика произведенияВсе произведения данного автораВсе рецензии на произведения автораВерсия для печати

Прочтений: 0   Посещений: 1947
Дата публикации: 20.4.2006



Николай, специально приехал на дачу, чтобы поработать. Дети давно выросли, и освободиться от семейных дел в выходные, дабы дописать аналитическую справку, которая должна непременно лечь на стол шефа в понедельник, ему не составляло особого труда. Однако ноутбук всё субботнее утро так и оставался в одиночестве.
Николай прошёл на веранду проверить своё любимое место. В углу стояло плетёное кресло, где ему лучше всего работалось. Было прохладно и тихо. Окружавшие дачу кусты и деревья ещё не укрылись листвой, а земля выглядела пустынной. Ну что же, ничего не будет отвлекать. Николай начал готовить своё «гнездышко» - принёс большой плед, термос с кофе, сигареты и ноутбук. Однако зажигалка наотрез отказывалась служить светлым силам. В поисках её замены он добрался до старого письменного стола, годами хранившего давно забытые вещи. На дне одного из его ящиков Николай обнаружил старый брелок в форме двух вишенок. Краска на них почти стёрлась, её остатки потускнели, а вот воспоминания, навеянные их видом, вспыхнули с удивительной силой.
«Страна несостоявшейся весны» - вспомнилась фраза его молодости, и грустная улыбка едва тронула губы. Лет двадцать назад, когда он, подающий надежды инженер и безотказный сотрудник, частенько бывал в командировках на Юге. Начальники отделов уезжали туда в мае-июне, руководители лабораторий в июле-августе, директора заводов и главков оставляли за собой бархатный сезон для ревизий и проверок. Николаю же доставалось всё оставшееся время, когда по московским меркам было преддверие весны. Отсутствие снега и приезжих, неторопливые дожди и удивительная тишина всегда навевали на него состояние покоя и умиротворения, эдакой предвесенней дрёмы. Бывало, что за несколько месяцев южной зимы не выпадало ни одного дождя. Поэтому впечатление несостоявшейся весны накрепко связалось с этим благодатным краем.
Один из больших проектов прокладки трубопровода, проходившего через казачьи станицы, буквально породнил его с семьёй, где он снимал комнату наездами на протяжении нескольких лет. Гостиниц в округе не было, и ему, как инженеру, руководство дозволяло жить отдельно от рабочих, что теснились в вагончиках. Казачья семья, приютившая его, насчитывала более двадцати человек. Это были пять хат, огороженных одним забором и ведущих одно хозяйство. Во главе была баба Стеша и четверо её женатых сыновей. Взрослые весь день работали, а детвора была под присмотром бабки. Она была высокой сухой и очень подвижной. Ей было за семьдесят, но она гордилась, что ещё могла сама закинуть на чердак мешок кукурузы. Во всём соблюдала порядок и чистоту. Никому не давала спуску, при случае и старшему сыну могла дать подзатыльник, и лишь перед красавцем котом Тимофеем её сердце не могло устоять. Когда всё многочисленное семейство усаживалось за длинный стол ужинать, во главе его, на коленях у бабки Стеши устраивался Тимофей. Всю трапезу бабка почти ничего не ела, строго поглядывая на собравшихся, и кормила с руки кота.
Как-то в конце января на одном из таких семейных застолий Николай увидел Галю. Студентка третьего курса Ростовского университета приехала на каникулы. Крупная, рослая, с огромными чёрными глазами, пышной грудью и причёской она просто пылала здоровьем и неподдельно женской красотой. Скорее всего, эта казачка не пользовалась косметикой, из-за чего всегда выглядела одинаково. Одинаково привлекательно. Причем она не скрывала этого, а то и дело подтрунивала над мужчинами. Это не выглядело кокетством или вызовом. Это было превосходством. Одного лукавого взгляда этих жгучих глаз было достаточно, чтобы взволновать любого мужчину. А переход традиционного барьера знакомства к общению на равных занимал у девушки несколько секунд. С Николаем это вышло очень просто. Будто давнему знакомому она, шутя, сказала, обращаясь через стол:
– Хочешь спеть мне «Очи чёрные»?
Он чуть не поперхнулся тогда, но чья-то увесистая рука похлопала его по спине так, что он едва не клюнул в свою тарелку. А сосед, один из бабкиных сыновей, шепнул ему на ухо:
– Не тушуйся, Мыкола, язычок у неё острый, но девка она правильная, работящая.
Господи, сколько же лет этот брелок, подаренный ему когда-то Галкой, пролежал в столе. Едва Николай взял его в руки, как воспоминания нахлынули на него волной, унося в то далекое время. Дремавшие где-то в потаённых уголках памяти события, ожили, заполняя собой все его чувства. Как от доброго заряда спиртного, о котором мужчины с горечью говорят – он то меня и сгубил, Николая повело. Чтобы не упасть, он опёрся рукой о край стола и неуклюже плюхнулся в старое кресло. Придя в себя через несколько секунд, он укоризненно прошептал:
- Ну, ты даешь, старик!
- Что, испугался?
Голос был удивительно знакомым и звучал рядом. Напротив него, в другом потёртом кресле сидела женщина. Не стоило вглядываться в её черты, чтобы узнать её. Это была та самая Галка. Годы не изменили её облик, она будто вышла из того времени.
- Привет, но откуда…
- Ты и в правду такой забывчивый или притворяешься.
- А что я забыл?
- Что стоит тебе взять в руки мой брелок, как я приду.
Мысль, что он пьян, спит, находится под гипнозом разом промелькнули и исчезли, как несостоятельные. Галка была настолько реальной, что он ощущал её запах, видел едва приметную дырочку на мочке уха, слышал, как скрипнуло кресло, когда она откинулась назад, чуть наклонив голову и снисходительно улыбаясь. Нет, даже не это было главным. Николай почувствовал, как заколотилось его сердце, ощутившее рядом ту, что так волновала его когда-то.
- Это так неожиданно…
Ему захотелось коснуться её, вдохнуть запах её тела, уткнуться лицом в её волосы. Захлебнуться, наслаждаясь её ароматом. Овладеть ею.
- Да обними же меня, милый. Иди ко мне скорее!
Она призывно протянула к нему руки, а глаза смотрели куда-то внутрь него. Она видела его желание. Ему представилось, будто она взяла в руки маленький уголёк его желания и поднесла к лицу. Не боясь обжечься, она держала некоторое время его на ладони перед глазами, пытаясь что-то прочесть по его мерцающим огонькам. Николаю стало не по себе, это была часть его души. Потаённая часть, давно и надолго укрытая им в тайных закоулках сознания.
- Хотел забыть меня, спрятать решил, глупенький. Нет, вижу, что помнишь.
И она легонько подула на едва тлевший уголёк. Тот отозвался неясным свечением, которое все ярче и ярче стало вспыхивать и охватывать его душу. Стрельнув на Николая озорными глазами, Галка подула сильнее. Одновременно он увидел, как на её ладони вспыхнуло яркое алое пламя, а сам почувствовал неудержимое желание овладеть ею.
Он даже не осознавал, как кинулся к ней, срывая одним движением одежду. Как подхватил на руки, увлекая к кровати. Как стал яростно покрывать поцелуями её упругое извивающееся под его ласками тело. Их объятия были жаркими и стремительными, а в голове звучал целый цыганский хор, исполняющий с надрывом, яростно ту самую песню «Очи чёрные». Перед его глазами мелькали веером цветастые цыганские юбки, отплясывающие цыганочку белозубые красавцы в красных рубахах и близко-близко Галкино лицо, с прикрытыми в сладострастном порыве глазами. Ещё он видел её шикарные чёрные волосы, разметавшиеся по подушке и белым плечам. И нежную грудь, колыхавшуюся в такт его движениям. Когда цыганский хор поднял до небывалой высоты фразу … знать, увидел Вас я в недобрый час… они оба застонали.
Лежа рядом с Галкой, Николай никак не мог унять свое сердце. Оно всё продолжало и продолжало колотиться. Несколько минут спустя он понял, что это не от физической встряски, это от восторга. Его душа ликовала. От неожиданной ли встречи, от удивительной близости или от какой-то щенячьей радости. Да он и не пытался сейчас это осознать, он только прислушивался к той тайной радости, вырвавшейся на свободу из глубин души его. Она бродила по всему телу, эхом отражаясь от каких-то препятствий, но не затихала, а множилась.
- Да ты ли это? – не удержался Николай, вглядываясь в её лицо.
- Аль не признал меня, милый? Да ни с кем и никогда ты такого не испытывал. Уж я-то знаю.
- Твоя правда. Ни с кем…
Он даже не пытался вспоминать и сравнивать. Он знал, что это так. Тут он услышал, как она смеётся.
- Ты чего?
- Вспомнила, как ты однажды сказал – странные вы люди.
- Это когда?
- Когда узнал, что у нас в доме не было заварочного чайника.
Тут и он вспомнил, как однажды после работы и обильного ужина, он по московской привычке попросил чаю. А у них ни заварки, ни чайника отродясь не было. Ни в одном доме. Они пило молоко, квас, самогонку и компоты. Компотов готовили великое множество, целые ряды полок в погребах – клубничные, малиновые, грушевые, сливовые, яблочные и ещё Бог знает какие. Да – с листочками, травками, ягодками… Ох, и мастерица была бабка Стеша. Он осёкся.
- Слушай, а как баба Стеша?
- Да что ей будет-то. Они с котом Тимофеем не разлей вода.
- П-передавай привет ей.
Галка взорвалась таким смехом, что он остолбенел. А её просто колотило. Она во весь голос так хохотала, что вены на шее вздулись канатами. Кулаки сжимали и рвали простыню, а стройное тело изгибалось в судорожных конвульсиях.
- Эй, ты чего? – нерешительно спросил Николай.
- Я представила, как передам ей твой привет.
Глотая окончания, едва смогла выговорить Галка. Она с трудом сдерживала приступы смеха, прикрывая рот ладонью. Слёзы скатывались по её щекам, а лицо было таким счастливым.
- А помнишь.
Он резко остановился, не договорив, будто с размаха наткнулся на стену. Рядом никого не было. Озираясь, Николай всматривался в окружающие предметы, пытаясь найти какие-то зацепки. Ничего. Ни намека. Машинально схватив попавшуюся откуда-то под руки зажигалку, он вышел на веранду и закурил. Ноутбук укоризненно поглядывал на него, напоминая о долге.
Вдруг он вспомнил брелок с двумя вишенками. Как-то Галка подарила его, сказав, захочешь увидеть, сожми его в ладони. Он попытался вспомнить, когда он в последний раз видел этот брелок. Но не мог припомнить. И ещё, он не мог объяснить – почему краска на брелке стёрта. Будто он не раз пользовался этим ключом, чтобы побывать в той стране несостоявшейся весны.
Ваше мнение:
  • Добавить своё мнение
  • Обсудить на форуме



    Комментарий:
    Ваше имя/ник:
    E-mail:
    Введите число на картинке:
     





    Украинская Баннерная Сеть


  •  Оценка 
       

    Гениально, шедевр
    Просто шедевр
    Очень хорошо
    Хорошо
    Нормально
    Терпимо
    Так себе
    Плохо
    Хуже не бывает
    Оказывается, бывает

    Номинировать данное произведение в классику Либры



    Подпишись на нашу рассылку от Subscribe.Ru
    Литературное творчество студентов.
     Партнеры сайта 
       

    {v_xap_link1} {v_xap_link2}


     Наша кнопка 
       

    Libra - литературное творчество молодёжи
    получить код

     Статистика 
       



    Яндекс цитирования

     Рекомендуем 
       

    {v_xap_link3} {v_xap_link4}








    Libra - сайт литературного творчества молодёжи
    Все авторские права на произведения принадлежат их авторам и охраняются законом.
    Ответственность за содержание произведений несут их авторы.
    При воспроизведении материалов этого сайта ссылка на http://www.libra.kiev.ua/ обязательна. ©2003-2007 LineCore     
    Администратор 
    Техническая поддержка