Libra - сайт литературного творчества молодёжи Libra - сайт литературного творчества молодёжи
сайт быстро дешево
Libra - сайт литературного творчества молодёжи
Поиск:           
  Либра     Новинки     Поэзия     Проза     Авторы     Для авторов     Конкурс     Форум  
Libra - сайт литературного творчества молодёжи
 Гачикус - Такиуддин ан-Набхани.Мышление 
   
Жанр: Проза: Статья
Статистика произведенияВсе произведения данного автораВсе рецензии на произведения автораВерсия для печати

Прочтений: 0  Посещений: 599
Дата публикации: 17.4.2012

Как говорил индонезийский коммунист Тан Малака, «иногда идеалисты снаружи являются материалистами внутри, по сути; иногда наоборот». Набхани (как и другие идеологи исламизма) как раз является «идеалистом снаружи, материалистом внутри»

Такиуддин ан-Набхани
Мышление
1973г. (1393г. от хиджры)
Перевод с английского А. Гачикуса
Примечание переводчика
3 года назад, в 2009г., я написал рецензию на данную работу (с ней можно ознакомиться на моём сайте). Однако, при написании рецензии я переводил эту работу устно, выписывая лишь отдельные места. Пару недель назад ко мне обратился некий Steven с просьбой предоставить ему перевод этой работы. Я решил, что не будет ошибкой сделать письменный перевод и разместить его в интернете (за эти 3 года русский перевод этой работы, насколько я знаю, так и не появился): несмотря на внешнюю религиозность, достоинства этой работы очевидны. Как говорил индонезийский коммунист Тан Малака в своей работе «Мадилог», «иногда идеалисты снаружи являются материалистами внутри, по сути; иногда наоборот». Набхани (как и другие идеологи исламизма) как раз является «идеалистом снаружи, материалистом внутри», тогда как многие наши «марксисты» - наоборот.
К тому же, я считаю полезным ознакомление сознательных российских пролетариев с революционными, антиимпериалистическими идеологиями «3-го мира».
И, пожалуй, самое главное, что побудило меня сделать письменный перевод этой работы и разместить её в интернете, несмотря на то, что я далеко не во всём согласен с её содержанием – это международная солидарность с угнетёнными народами в их борьбе с империализмом, в частности, солидарность с народами постсоветской Средней Азии (узбеками, таджиками, киргизами) в их нелёгкой борьбе с российским империализмом, с его неоколониальными марионетками – деспотическими режимами Ислама Каримова и т.п. Члены Хизб ут Тахрир (ХТ) подвергаются жесточайшим репрессиям, пыткам и т.п. в Средней Азии и России; российская ФСБ, арестовывая их за одно лишь хранение и распространение трудов Набхани, являющихся запрещёнными по российскому законодательству (вот оно, «личико» демократии!), совершает гнусные подлоги, подкидывая им для пущей убедительности оружие; Хизб ут Тахрир запрещена как якобы «террористическая». Таким образом, необходима легализация ХТ «снизу», и мы, марксисты, должны помочь нашим среднеазиатским братьям, если мы действительно интернационалисты. Мы должны помочь иммигрантам из Средней Азии в России преодолеть национальную замкнутость, обособленность, культурно-национальную автономию их от борьбы российского революционного пролетариата – автономию, которую пытается сохранить буржуазия и которой потворствуют оппортунисты, отворачиваясь от них. Нужно сделать «шаг навстречу» - тем более, что у народов 3-го мира, у их революционеров действительно есть чему поучиться.
А. Г.
31 января 2012г.
P.S. К написанному мной в рецензии на данную работу я хотел бы добавить, что в начале работы, критикуя «материализм» коммунистов и рассматривая вопрос об отношении бытия к сознанию, о «предыдущем знании» и т.п., Набхани фактически критикует не марксистский материализм, а вульгарный, упрощённый «механический» материализм французских просветителей – отчасти верно, а отчасти скатываясь в идеализм. О механическом материализме пишет и индонезийский марксист Тан Малака в своей работе «Мировоззрение» (в английском переводе – “The Philosophy of Life”) за 1948г. Тан Малака справедливо указывает, что механический материализм, отрицающий человеческую волю, отрицающий обратное влияние сознания на бытие, и сегодня силён. Действительно, официальный «марксизм», что советский, что западный, скатился до механического материализма.
И ещё 2 момента. 1-й – то место, где Набхани пишет о том, что внимание мусульманской уммы отвлекается на революции, шумиху и беспорядки. Я уже писал об этом в своей рецензии, что под «революцией» здесь нужно понимать именно поверхностную, буржуазную революцию, которой не предшествует «мысль», т.е. создание авангарда профессиональных революционеров, т.е. фактически партии ленинского типа. Здесь я хотел лишь добавить, что ярким подтверждением слов Набхани служит «революция» в Киргизии весной 2010г. (как и весной 2005г.): несмотря на беспорядки и кровопролития, никакой реальной смены власти не произошло, и замена Бакиева на Отунбаеву и Атамбаева в 2010г. (как и замена Акаева на Бакиева пятью годами ранее) была выгодна российскому империализму – во всяком случае, нисколько не противоречила его интересам в этом регионе.
2-й момент. В конце данной работы Набхани противопоставляет Оттоманскому государству, подавлявшему «национально-освободительные» движения на Балканах и не видевшему того, что за ними стоят «великие» державы, Советский Союз, который быстро увидел за революциями в Восточной Европе «руку Америки». Пример СССР, пожалуй, представляется неудачным: ведь Россия уже тогда была империалистической державой, и склонна было любое национально-освободительное движение (как и вообще революционное движение), направленное против неё, изображать делом рук конкурентов – США, Англии и т.д. Так же и сегодня кремлёвская верхушка изображает делом рук США и Англии и борьбу угнетённых народов Северного Кавказа и Средней Азии (самих же Хизб ут Тахрир российские власти изображают «агентами Англии»!), и митинги оппозиции в самой России, и революции на Ближнем Востоке.
Но сама по себе мысль Набхани верная (пусть и подкреплённая неудачным примером): империалисты стремятся под видом «национально-освободительных» движений стравить угнетённые народы. Это мы видим и на примере «независимости» Южной Осетии и Абхазии от Грузии, и на примере «независимости» Южного Судана от Северного, и на примере народностей, населяющих Индонезию и т.п.
То есть, проводя аналогии, необходимо обязательно учитывать уровень экономического развития данной нации – является ли она империалистической, как Россия-СССР, полуугнетённой, как Оттоманская Турция 100 лет назад, или же угнетённой. Набхани сам же предостерегает от проведения огульных аналогий в политике и ратует за конкретно-исторический подход – но в данном примере, к сожалению, отклоняется от этой позиции.
Тем не менее, работа эта, ещё раз подчеркну, является во многом верной и полезной.

Мышление

Несомненно, человек – оптимальное создание; говорят даже – и это верное утверждение – что он стоит выше ангелов. Превосходство человека отражается в разуме; ибо как раз разум повышает его статус и превращает его в оптимальное создание. Следовательно, необходимо постичь этот разум, а потом постичь мысль. Также необходимо постичь метод мышления, потому что эта реальность, известная как мысль, это то, что придаёт разуму его ценность и приносит зрелые плоды, с которыми жизнь становится добродетельной, человек становится благочестивым, и даже целая вселенная со всем в неё входящим, будь то Земля, растительность и животные, становится полезной. Науки, искусство, литература, философия, юриспруденция, языки и знания, по сути, являются фактически плодом разума, а следовательно, плодом мысли. Поэтому, постижение реальности разума как она есть, соответственно, постижение реальности мысли и метода мышления обязательно для человека, жизни и целой вселенной. Человечество преодолело этот длинный путь жизни, этот длинный отрезок времени, уделяя внимание главным образом плодам разума и мысли, но не уделяя внимание реальности разума и реальности мысли.
Это правда, что были несколько попыток постижения реальности разума, сделанные мусульманскими и немусульманскими учёными в прошлом и настоящем, но они потерпели неудачу в постижении этой реальности. Также было несколько попыток разработки метода мысли; однако, хоть они и преуспели в некоторых аспектах, связанных с плодами этого метода, через научные достижения, они ошиблись в постижении мысли как она есть, а также ввели в заблуждение других подражателей, кто был пленён научным успехом. До этого, греческие учёные и их последователи приступили к постижению мысли и преуспели в постижении того, что известно как логика, так же как в постижении определённых мыслей. Однако, они испортили знание в его качестве знания. Поэтому логика была катастрофой для знания, вместо того чтоб быть – как это предполагалось – средством достижения знания и критерием его правильности.
Кроме того, те кто намеревался постичь мысль, пришли к тому, что называется философией или к тому, что известно как любовь к мудрости, и к глубокому исследованию того, что лежит за пределами бытия, т.е. к метафизике; таким образом, они основали восхитительные исследования, давшие славные результаты. Однако, это было далеко от реальности и от истины. В результате философия сильно отдалилась от истины и от реальности. Таким образом, она ввела многих людей в заблуждение и отклонила мысль от правильного пути.
Все эти и тому подобные, так сказать, исследования, если можно их так назвать, о мысли и методе мышления, несмотря на тот факт, что они послужили причиной массы знаний и поля для исследований, и, несмотря на то, что они произвели то, что может быть описано как полезное для человечества, это не было посвящено реальности мысли и направлялось не по правильному пути. Следовательно, это не считается исследованием реальности мысли; это скорее исследование результатов и плодов мысли. Также это не было правильным методом мышления, скорее это был стиль этого метода, который непредумышленно пришёл как результат исследования плодов разума; он пришёл не через изучение реальности мысли.
Следовательно, нужно сказать, что исследование правильного метода мышления – это всё ещё масса попыток, вращающихся вокруг плодов мысли, а не вокруг реальности самой мысли.
Что касается причины, стоящей за неудачей в раскрытии реальности мысли, соответственно, в раскрытии метода мышления, это обусловлено фактом, что исследователи изучали мысль, прежде чем изучать разум. Невозможно прийти к реальности мысли, прежде чем будет постигнута реальность разума в точной и убедительной манере, потому что мысль – это плод разума, в то время как науки, искусства и другие типы культуры – плод мысли. Следовательно, необходимо сначала постичь реальность разума в точной и убедительной манере, затем станет возможным постичь реальность мысли и правильный метод мышления. Потом, в свете этого, станет возможным судить, является ли знание наукой или нет. Другими словами, станет возможным понять, что химия – наука, а психология и социология – не науки; и станет возможным судить, является ли знание культурой или нет, т.е. станет возможным понять, что законодательная деятельность - культура, а живопись – нет. Этот результат как целое построен на базисе постижения реальности разума в точной и убедительной манере, потом в свете этого знания изучается реальность мысли и, следовательно, метод мысли; а в свете этого изучения можно прийти в здравой манере к стилю или стилям мысли. Вот окончательное решение, ибо достижения науки и культуры являются результатом постижения реальности мысли, так же как метода и стиля мышления. Достижение реальности мысли должно быть результатом постижения реальности разума. Следовательно, необходимо постичь реальность разума в точной и убедительной манере, а потом постичь реальность мысли.
Тех, кто описывали, что такое разум, т.е. тех, кто пытались постичь реальность разума, было немало, и в прошлом, среди греческих философов, мусульманских богословов и западных учёных, и в наше время. Однако, определения, другими словами, эти попытки не содержали ничего, заслуживающего упоминания, и ничего, что поднималось бы до уровня, заслуживающего обзора, за исключением попытки коммунистических учёных. Их определение, возможно, единственное, заслуживающее упоминания и поднимающееся до уровня, заслуживающего обзора, потому что это была серьёзная попытка, которая только была испорчена ошибочным упорством в отрицании того, что бытие имеет творца. Если бы не было этого упорства в отрицании бытия творца, они бы пришли к постижению реальности разума, т.е. они бы пришли к постижению реальности разума в точной и убедительной манере. Они начали с изучения реальности и мысли и сказали: «Существовала ли мысль до реальности? Или же реальность существовала до мысли, и мысль была результатом реальности?». Они разделились по этому вопросу, и некоторые говорили, что мысль существовала до реальности, в то время как другие говорили, что реальность существовала до мысли. В конце концов, они решили, что реальность существовала до мысли, и, базируясь на этом, или в результате этого, они пришли к определению мысли. Поэтому они сказали: «Мысль есть отражение реальности на мозг».
Следовательно, их знание реальности мысли такого, что это реальность, мозг и процесс отражения реальности на мозг; таким образом, мысль есть результат отражения реальности на мозг.
Таково их мнение. Это мнение, свидетельствующее о тщательном исследовании и серьёзной попытке, близкой к истине. Если бы не их упорство в отрицании факта, что эта реальность имеет творца, создавшего её, и если бы не их упорство в том, что (преходящее, бренное) бытие вечное, эта ошибка в постижении реальности в постижении реальности мысли не случилась бы. Это потому, что, действительно, нет мысли без реальности, и что всё знания, лишённое реальности, на деле является выдумкой или дряхлостью. Следовательно, реальность есть основа мысли, а мысль есть фактически выражение реальности или суждение об этой реальности. Реальность есть основа мысли и основа мышления, ибо в отсутствие реальности невозможно было бы произвести мысль или мышление. Кроме того, принятие суждения о реальности и даже о чём бы то ни было внутри человека, так же как о чём бы то ни было, выпущенном (изданном) им, связано с мозгом. Следовательно, мозг – фундаментальный и базовый центр в человеке. Поэтому невозможно было бы произвести какую-либо мысль, если бы мозг не существовал, мозг сам является реальностью. Следовательно, существование мозга – фундаментальное условие для существования мысли, и существование реальности – фундаментальное условие для существования мысли.
Поэтому, чтоб иметь разум, т.е. иметь процесс мышления или мысли, необходимо иметь реальность и мозг. Коммунистические учёные обнаружили эти 2 элемента. Другими словами, они обнаружили, что, для того чтоб иметь разум, нужны реальность и мозг, и что их совместное существование – главное и фундаментальное условие существования мысли, т.е. для существования разума. Следовательно, их попытка была серьёзной и тщательной, и вплоть до этого пункта они направлялись по верному пути, который привёл бы их к постижению реальности разума в точной и убедительной манере. Однако, когда они попытались связать реальность с мозгом для того чтобы прийти к мысли, т.е. произвести процесс мышления, они потеряли свой путь и сделали связь между ними отражением этой реальности на мозг. Поэтому они достигли неверного результата в отношении постижения разума, таким образом, они дали разуму неверное определение. Главной причиной этого было их упорное отрицание факта, что это бытие имеет творца, создавшего его из ничего. Это так, потому что если бы они сказали, что мысли предшествует знание, они бы встали перед лицом неоспоримого факта, а именно вопроса, откуда пришла мысль до существования реальности? Несомненно, она должна была прийти из чего-то другого, нежели из реальности. Следовательно, откуда пришла мысль первого человека? Несомненно, она пришла не от него и не из реальности. Следовательно, первый человек и реальность были созданы творцом, который дал знание первому человеку. Это противоречит тому, чего они придерживаются как убедительного знания – того, что мир вечный и реальность тоже вечная. Поэтому они заявляют, что разум – это отражение реальности на мозг, ибо мысль порождается этим отражением, и посредством него был порождён процесс мышления. Для того, чтоб уклониться от неизбежности наличия знания, они попытались произвести массу иллюзий и гипотез, а именно, что первый человек экспериментировал над реальностью, и умудрился приобрести знания. Потом эти эксперименты над реальностью были использованы как знание, которое помогло ему в дальнейших экспериментах над реальностью, и т.д.
Они также настаивают, что разум и мысль есть реальность и её отражение на мозг, и что это – то, что порождает процесс мышления. Они забывают о разнице между ощущением и отражением и о том факте, что процесс мышления возникает и не от отражения реальности на мозг, и не от запечатления реальности в мозгу. Скорее, он приходит из ощущения, чьим центром является мозг. Ибо, если бы не было ощущения реальности, ни мысль не была бы вызвана, ни какой-либо процесс мышления не был бы порождён.
Их неспособность провести различие между ощущением и отражением натирает соль в их раны и отклоняет их от пути, по которому они следовали; таким образом, они делают грубую ошибку в своём определении разума. Однако, фундамент их ошибки не отразился на их неспособности провести различие между ощущением и отражением, иначе они смогли бы обнаружить, что суть вопроса – в ощущении, а не в отражении. Фундамент их ошибки и отклонения происходит из их отрицания того факта, что бытие (преходящее, бренное) имеет творца. Поэтому они терпят неудачу в осознании того, что наличие предыдущего знания об этой реальности – необходимое условие порождения процесса мышления, соответственно, становясь жизненно важным условием формирования разума, т.е. для того, чтоб была вызвана мысль или процесс мышления. В противном случае, осла можно было бы считать мыслящим, потому что у него есть мозг, и реальность отражается на его мозг, т.е. осёл чувствует реальность. Разум – одно из человеческих качеств, и в прошлом было сказано, что человек – говорящее животное, т.е. думающее создание, потому что мысль или рассуждения есть исключительно у него, и кроме него ни у одной живой души нет разума или мысли.
Тем не менее, коммунистические учёные – единственные, сделавшие серьёзную попытку постижения значения разума и пошедшие по верному пути в направлении осознания реальности разума. Хотя они допустили грубую ошибку в своём определении разума и хотя они сбились с пути, по которому они пошли к достижению своего знания в точной и убедительной манере, однако, они вымостили путь для других, для того чтоб идти по этому пути и достигать этого неопровержимого и убедительного знания.
Хотя у мусульман есть то, что доказывает, что наличие предыдущего знания о материи необходимо для постижения её, и хотя это правильно считать этот факт описанием реальности, и считать, что цель – подчинить всех людей определению разума, необходимо иметь определение разума, основанное на ощущаемой и осязаемой реальности. Потому что цель - подчинить всех людей [определению разума], не только мусульман.
Аллах говорит: «И он научил Адама названиям всех вещей, затем он поместил их за ангелами и сказал: «Скажи мне их названия, если ты прав». Они сказали: «Слава тебе, у нас нет знания, кроме того, чему ты нас научил. Ты – тот, кто безупречен в знании и мудрости». Он сказал: «О Адам, сообщи им об их названиях». Когда он сообщил их им, Аллах сказал: «Разве я не говорил тебе, что знаю секреты небес и земли и знаю, что ты раскрываешь и что ты скрываешь?»
T.M.Q. [2-31, 32, 33]

Эти стихи показывают, что предыдущее знание необходимо для достижения какого-либо вида знания. Аллах научил Адама названиям или качествам вещей, так что, когда их показали Адаму, он опознал эти вещи. Следовательно, первому человеку, Адаму, Аллахом было дано знание, и поэтому Адам опознал эти вещи. Если б у него не было этого знания, он бы не опознал их.
Поскольку фундаментальное отклонение с пути, по которому шли коммунистические учёные в поисках постижения реальности разума, отражалось в необходимости иметь предыдущее знание, этого было бы достаточно, чтоб выдвинуть на первый план этот аспект отклонения и доказать, что наличие предыдущего знания о реальности, показанной мозгу, необходимо. Однако, поскольку цель - подчинить всех людей [определению разума], не только мусульман, наш долг – продемонстрировать ощущаемую и очевидную реальность, ставящую условием необходимость иметь предыдущее знание о реальности, для того чтобы вызвать мысль, т.е. для того чтобы разум был сформирован и существовал. Это так, потому что существование разума зависит от возможности использования предыдущего знания мозгом, хотя реальность – непременное условие для существования мыслительного процесса, т.е. для порождения мысли и процесса мышления.
Поэтому, для того чтобы следовать по верному пути, по которому шли коммунисты до того, как сбились с него, было бы недостаточно просто понимать, что процесс [мышления] включает в себя ощущение реальности мозгом, а не отражение реальности на мозг, потому что это легко и это не составляет фундамент отклонения. Фундамент скорее связан с наличием предыдущего знания о реальности для того чтобы породить мыслительный процесс, т.е. для того чтобы существовал разум. Было уже установлено, что то, что происходит на самом деле в этом процессе, есть ощущение реальности мозгом, а не отражение реальности на мозг. Также было осознано до и после этого из нашего понимания благородного коранического стиха и из показа ощущаемой и явной реальности, что предыдущее знание о реальности или о том, что связано с ней, необходимо для разума, т.е. для осмысления; другими словами, для существования разума. Разум или осмысление не может быть вызвано без этого знания, что означает, что разум не имел бы реальности. Т.о., было постигнуто значение разума, а затем оно было определено обоснованно в убедительной и не вызывающей сомнений манере.
Что касается осмысления факта, что то, что происходит в процессе мышления, т.е. в мыслительном процессе, есть ощущение, а не отражение, это потому, что между материей и мозгом не существует отражения. Ни мозг не отражает себя на материю, ни материя не отражает себя на мозг, потому что отражение требует наличия отражательной способности у материи, отражающей вещи, такой как зеркало или свет, таким образом, они нуждаются в отражательной способности. У мозга и материи отсутствует эта способность, таким образом, между мозгом и материей абсолютно нет отражения, потому что материя и не отражённой на мозг, и не становится перенесённой в него. Что на самом деле переносится в мозг, так это ощущение материи через восприятие. Другими словами, это происходит через любое из 5 чувств, которыми ощущается материя, и это ощущение идёт в мозг, который оценивает его. Передача ощущаемой материи в мозг – это и не отражение материи на мозг, и не отражение мозга на материю. Скорее это ощущение материи, и в этом нет разницы между глазом и другими органами чувств. Ощущение происходит через осязание, обоняние, вкусовые способности, слух и зрение. Следовательно, то, что на самом деле происходит, это не отражение вещей на мозг, а ощущение вещей. Человек чувствует вещи через 5 органов чувств, и вещи не отражают себя на его мозг.
В отношении материальных вещей ясно как дневной свет, что то, что происходит – это ощущение. Что касается нематериальных вещей, будь то абстрактные или духовные, они также должны быть ощущаемы, для того чтоб имел место мыслительный процесс о них. Например, нужно почувствовать упадок общества, прежде чем вынести суждение, что общество находится в упадке, и это материальная сущность. Подобным образом, нужно почувствовать, что какой-то факт или действие задевает чувство собственного достоинства, прежде чем вынести суждение, что чувство собственного достоинства задето. Что касается того, что вызывает гнев Аллаха, необходимо почувствовать, что такое-то действие или вещь сердит Аллаха, т.е. содержит то, что сердит высшее существо, и это духовная сущность. Без наличия ощущения мыслительный процесс, хоть о материальных, хоть об абстрактных вещах, произойти не может.
Однако, в случае материальных вещей ощущение происходит естественно, хотя его сила и слабость зависит от понимания их природы; таким образом, говорят, что интеллектуальное ощущение – самое сильное. Что касается абстрактных вопросов, их ощущение может произойти только через наличие понимания этих вопросов или путём подражания.
Как бы то ни было, факт, что то, что происходит, есть ощущение, а не отражение, является почти что аксиоматическим, хотя в случае материальных вещей это более ясно, чем в абстрактных вопросах. Однако, это не самое важное, ибо это ощутимо для каждого человека, и по этому вопросу нет конфликта мнений, за исключением того факта, что способ, которым это описывается, может противоречить реальности, как в случае с теми, кто описывает его как отражение, или может быть самой реальностью, как описали её мы в качестве в качестве ощущения или чувства. Однако, фундаментом отклонения было предыдущее знание о реальности, ибо это сделало ошибку коммунистических учёных ужасающей. Также, потому что предыдущее знание – наиболее существенное в вопросе о разуме, т.е. оно представляет собой главную функцию в мыслительном процессе.
Подводя итого в вопросе о предыдущем знании, [нужно сказать, что] одно ощущение ещё не порождает мысль; скорее, то, что происходит – это чистое ощущение, т.е. чувствование реальности. Одно ощущение плюс другое ощущение, плюс миллион ощущений, неважно, насколько разнообразных, приведут просто к ощущению, и никакая мысль не сможет быть порождена. Человеку необходимо иметь предыдущее знание, при помощи которого он мог бы объяснить реальность, которую он ощущает, чтобы была вызвана мысль. Давайте возьмём современного человека, любого человека, давайте дадим ему книгу, написанную на сирийском языке, о котором у него нет предыдущего знания. Если мы дадим его восприятию вступить в контакт с написанным путём зрения и осязания, и если мы повторим это ощущение миллион раз, он не будет способен понять ни одного слова, пока ему не дадут знание сирийского языка и того, что касается написанного. Только тогда он начнёт думать о написанном и понимать его. Было бы неверно говорить, что это - особенность языков, которые произведены человеком и, таким образом, требуют знания, потому что суть вопроса - мыслительный процесс, а этот процесс – процесс разума, будь то относительно установления правил, понимания значений или осознания фактов. Мыслительный процесс один и тот же во всём. Мышление о проблеме аналогично мышлению о луковице, а понимание значения слова аналогично осознанию реальности; всё это требует мыслительного процесса, а мыслительный процесс – один во всём, в каждом вопросе и в любой реальности.
Чтоб избежать вызывания аргумента о языке и реальности, давайте прямо посмотрим на реальность. Давайте возьмём ребёнка, у которого есть восприятие, но нет знания, и поместим перед ним кусок золота, кусок меди и камень. Хотя его органы чувств и ощущают эти объекты, тем не менее, он неспособен понять, что перед ним, неважно, насколько многочисленными и разнообразными были эти ощущения. Однако, если ему дать знания об этих объектах, а затем расположить их перед ним, он использует эти знания для распознавания их. Если этот ребёнок вырастет и достигнет 20 лет, он останется подобным тому, каким он был в первый день, ощущая объекты, но будучи неспособным распознавать их, неважно, насколько стал развитым его мозг, потому что, то, что делает его способным распознавать – не мозг, а скорее предыдущее знание, вместе с мозгом и с реальностью, которую он ощущает.
Давайте также возьмём 4-летнего ребёнка, который уже видел льва, собаку и слона или слышал о них, и который также уже видел чешую или слышал о ней. Если мы покажем ему льва, чешую, собаку и слона, или если мы покажем ему картинки с изображением льва, чешуи, собаки и слона, и затем попросим ребёнка распознать какой-либо из этих предметов, или их названия, или чем они являются, он будет неспособен ничего опознать, и он будет неспособен произвести какой-либо мыслительный процесс в отношении этих вещей. Также, если мы дадим ему выучить наизусть их наименования, но изолированно от этих вещей и без какой-либо связи между ними и их названиями, и если мы потом поместим эти вещи перед ним и скажем ему: «Здесь – вещи, названия которых ты запомнил», он по-прежнему будет неспособен распознать их названия. Однако, если мы скажем ему название каждой из этих вещей и, поместив их или их изображение перед ним, свяжем название с соответствующим предметом, дав ему запомнить название каждого из связанных с этим названием предметов, тогда он будет способен распознать каждую вещь по её названию, т.е. распознать, чем является эта вещь: если спросить его: «Это лев или чешуя?», он не ошибётся, и если мы попытаемся запутать его, он не будет соглашаться с нами, а будет настаивать на своём, что это лев - в отношении льва или его картинки, а это – чешуя, в отношении чешуи или её картинки, и т.п. Следовательно, дело касается и не реальности, и не восприятия реальности. Оно скорее касается предыдущего знания о реальности, т.е. знания, связанного с реальностью в соответствии с его знанием или связанного с реальностью в соответствии с его собственным знанием. Следовательно, предыдущее знание о реальности или предыдущее знание, касающееся этой реальностью, является фундаментальным и необходимым условием для того, чтобы был вызван мыслительный процесс, т.е. фундаментальным и основным условием для существования разума.
Это – что касается разумного восприятия; что касается чувственного восприятия, оно является результатом инстинктов и потребностей организма. Всё, что происходит в животных, происходит также в человеке. Человек, если многократно давать ему яблоко и камень, осознает, что яблоко съедобно, а камень – нет. Подобным образом и осёл осознает, что ячмень съедобен, а песок – нет. Однако, это распознавание не является ни мыслью, ни восприятием, скорее оно связано с инстинктами и потребностями организма, и оно имеется как у животных, так и у человека. Следовательно, невозможно вызвать мысль, пока предыдущее знание не будет иметься в наличии вместе с переносом реальности в мозг через ощущения.
У многих людей есть неясное представление, что предыдущее знание порождается из собственных экспериментов человека, а они тоже порождаются через приобретение. Согласно им, сами эксперименты порождают знание, таким образом, первые эксперименты – это то, что породило мыслительный процесс. Эта путаница устраняется простым обращением внимания на разницу между мозгом животного и мозгом человека в плане связи [способности увязывать факты] и простым обращением внимания на разницу между тем, что связано с инстинктами и органическими потребностями, и тем, что связано с суждениями, выносимыми о вещах в отношении того, чем они являются. Что касается разницы между мозгом животного и мозгом человека, мозг животного не обладает способностью увязывать информацию; он скорее обладает способностью вспоминать ощущения, если они повторяются. Это вспоминание – в отношении животного, совершающего его от природы – является характерно чертой того, что связано с инстинктами и органическими потребностями, и не выходит за пределы этой области. Ибо если позвонить в колокольчик и покормить собаку во время, когда звенит колокольчик, и если повторить этот процесс, собака поймёт, что ей положили еду, соответственно, это вызовет у неё слюнотечение. Подобным образом, если осёл увидит ослицу, он возбудится, но если он увидит суку, это его не возбудит. Также и коровы склонны избегать ядовитых и вредных трав во время выпаса. Всё это и тому подобное является на деле инстинктивным распознаванием. Что касается того, что определённые животные склонны выучивать язык движений и жестов, не связанных с инстинктами, они выполняют эти действия путём имитации или подражания, а не путём умозаключения и осмысления. Мозг животного лишён способности увязывать, у него скорее есть вспоминание ощущения и инстинктивное распознавание. Т.о., он чувствует всё, связанное с инстинктом, и его мозг может вспомнить всё, что он чувствовал, особенно если ощущение повторялось. Следовательно, животные совершают что-либо, связанное с инстинктом, от природы, чувствуют ли они это впервые, или они вспоминают это ощущение. Что касается того, что не связано с инстинктом, для животных было бы невозможно выполнить это от природы, если они чувствуют это. Однако, если это ощущение повторялось, и животные вспомнили его, для них было бы возможно выполнить это, путём имитации и подражания, но не от природы.
Это – в противоположность человеку, чей мозг обладает способностью увязывания информации, а не только вспоминания ощущений. Некто может встретить человека в Багдаде, затем через 10 лет увидеть его в Дамаске; таким образом, он вспомнит своё первое ощущение этого человека, но, в силу отсутствия знаний об этом человеке, он не увяжет его с чем-либо. Однако, если он встретил этого человека в Багдаде и получил какую-то информацию о нём, он свяжет его присутствие в Дамаске с предыдущем знанием о нём, поняв, таким образом, цель его визита в Дамаск. В противоположность этому, если животное вспомнит ощущение этого человека, оно не поймёт цель его визита; скорее оно почувствует то, что связано с его инстинктами, когда оно видело этого человека. Следовательно, животные вспоминают ощущение, но не увязывают информацию, даже если это было передано им путём обучения и подражания.
Человек же и вспоминает ощущение, и увязывает информацию. Мозг человека обладает способностью увязывать и вспоминать ощущение, животные же не обладают способностью увязывать. То, чем они обладают, это скорее просто вспоминания ощущения.
Что касается различия между тем, что связано с инстинктами и органическими нуждами, и тем, что связано с вынесением суждения о вещах в отношении того, чем они являются, человек способен вспоминать ощущение в отношении того, что связано с инстинктами, если это ощущение повторяется, и он также способен, благодаря способности увязывать, формулировать знание сверх суммы его ощущений и того, что он вспоминает в плане ощущений. Он также способен вспоминать ощущения вместе с их знанием в отношении того, что связано с инстинктами и органическими нуждами. Однако, он не способен увязывать это знание с чем-либо, кроме того, что связано с инстинктами и органическими нуждами. Другими словами, он не способен увязывать их, когда приходится выносить суждение о вещи в отношении того, чем она является. Поэтому в увязывании необходимо предыдущее знание, и отличительная черта между человеком и животными отражается в способности увязывать. Тот факт, что человек может понять из того, что дерево не тонет, что из дерева можно сделать лодку, подобен факту, что обезьяна может понять, что сбить банан из свешивающейся грозди можно, ударив палкой или чем-либо другим. Всё это связано с инстинктами и органическими нуждами, и это явление – хотя и имело место увязывание и превращение в информацию – по-прежнему нужно рассматривать как процесс вспоминания, а не увязывания. Следовательно, это не мыслительный процесс, и он не служит признаком, что имеются в наличии разум или мысль. Что на самом деле служит признаком существования разума или мысли, и что является действительно мыслительным процессом, так это суждение, вынесенное о вещах в отношении того, чем они являются, а вынесение суждения о вещах в отношении того, чем они являются, не может быть достигнуто без процесса увязывания и увязывания с предыдущим знанием. Следовательно, наличие предыдущего знания необходимо для любого процесса увязывания, чтоб произвести разум или мысль, т.е. чтоб породить мыслительный процесс.
Многие люди пытаются ввести в аргументацию первого человека и то, как через свои эксперименты и знание, накопленное посредством этих экспериментов, он открыл мысль и процесс мышления. Это делается для того, чтоб достичь доказательства, что когда сама реальность отражается на мозг, или когда человек чувствует её, это заставляет его думать и порождает в нём мыслительный процесс, т.е. порождает в нём мысль или процесс мышления.
Хотя, что мы пока можем утверждать, так это то, что это процесс вспоминания, а не процесс увязывания, и что он характерен для инстинктов, и не может применяться к суждению о вещах в отношении того, чем они являются, этого достаточно для опровержения и ответа на это предположение. Этот спорный момент и не является изучением первого человека, и не связан с предположениями, догадками и иллюзиями. Скорее он связан с человеком в его качестве такового. Следовательно, вместо того, чтобы брать первого человека и сравнивать его с реальным человеком, сравнивая, таким образом, существующее с несуществующим, мы должны брать реального человека, который есть перед нами, и которого мы можем видеть и чувствовать, и потом сравнивать несуществующее с существующим, ибо всё, что применимо к реальному человеку путём ощущения и наблюдения, также применимо к каждому человеку, даже к первому человеку. Следовательно, было бы неверно аннулировать доказательство, скорее оно должно быть выведено из верной точки зрения. Реальный человек - перед нами. Мы можем видеть и чувствовать его, так давайте же подвергнем его мыслительному процессу в отношении того, что касается инстинкта и что касается суждения, принятого о вещах в отношении того, чем они являются; давайте потом понаблюдаем вспоминание, увязывание и разницу между ними. Мы придём к выводу, что для любого человека предыдущее знание необходимо для процесса увязывания, таким образом, оно необходимо для мыслительного процесса. Это противоположно вспоминанию ощущения, ибо оно встречается в человеке и в животных, и оно не создаёт мыслительный процесс, будь то разум, мысль или процесс мышления. Маленький ребёнок, не опознающий вещей и не имеющий знания, который может приобрести знание – безошибочное подтверждение значения разума.
Следовательно, разум существует только в человеке, и мыслительный процесс может быть выполнен только человеком. Инстинкты и органические нужды существует в человеке и животных, и их ощущения, так же как и вспоминание этих ощущений, также существует в человеке и животных. Однако всё это и не разум, и не осмысление, и не мысль, и не процесс мышления; это скорее инстинктивное распознавание и ничего более. Что касается разума, для него нужен мозг, имеющий качество увязывать знание, а это есть только у человека. Следовательно, мыслительный процесс может иметь место только при наличии способности увязывать. Эта способность увязывать связывает знание с реальностью. Наличие предыдущего знания о реальности, следовательно, необходимо для любого мыслительного процесса, будь то первый человек или современный человек, и предыдущее знание должно иметься в наличии перед этой реальностью, с которой сталкивается человек, который хочет осознать её. Вот почему первый человек должен был иметь предыдущее знание, прежде чем реальность была выставлена перед ним. На это указывает то, что сказал Аллах об Адаме, первом человеке: «И он научил Адама всем названиям (именам)». T.M.Q. Потом он сказал: «О Адам! Сообщи им об их именах». T.M.Q. Следовательно, предыдущее знание – фундаментальное и базовое условие для мыслительного процесса, т.е. для возникновения разума.
Коммунистические учёные пошли в направлении осознания значения разума; поэтому они осознали, что для того, чтобы возник мыслительный процесс, необходима реальность. Они также осознали, что для того, чтобы возник мыслительный процесс, необходим человеческий мозг; таким образом, они пошли по правильному пути. Однако, они ошиблись, когда дело дошло до выражения увязывания между мозгом и реальностью, и они выразили его как отражение, а не ощущение. Однако, они полностью отклонились, когда они отвергли необходимость наличия предыдущего знания для того, чтоб мыслительный процесс мог быть выполнен, и то, что без наличия предыдущего знания он вообще никак не может быть выполнен. Следовательно, правильный путь, ведущий к постижению значения разума в точной и убедительной манере – это то, что для того, чтоб мыслительный процесс имел место, т.е. для того, чтоб был порождён разум или мысль, необходимо иметь 4 элемента. Необходимо иметь реальность, здравомыслящий мозг, ощущение и предыдущее знание. Для того, чтоб мыслительный процесс был выполнен, т.е. для того, чтоб был порождён разум, мысль или осмысление, эти 4 элемента должны быть осуществлены вместе, совместно (в сочетании). Следовательно, разум, мысль или осмысление – это процесс переноса ощущения реальности через чувства в мозг, с наличием предыдущего знания, с которым эта реальность объяснена. Это единственное здравое определение, и никаких других определений нет абсолютно. Это определение обязательно для всех людей во все времена, потому что это – единственное верное описание реальности разума, и это – единственное описание, согласовывающееся с реальностью разума.
Раз мы поняли значения разума в убедительной и не вызывающей сомнений манере, и раз мы поняли определение разума в убедительной и не вызывающей сомнений манере, нашим долгом становится начать осознание способа, которым функционирует разум, для того чтобы достичь мыслей, т.е. осознание метода, согласно которому разум производит мысли. Это – метод мышления. Есть стиль мышления, а есть метод мышления. Что касается стиля мышления, это манера, которую диктует изучение вопроса, будь то материальный и осязаемый или абстрактный вопрос; он [стиль мышления] может быть также средством, требующимся для изучения вопроса. Следовательно, стили могут разниться, изменяться и варьироваться в соответствии с типом, вариантом и разновидностью вопроса. Что касается метода, это манера, в которой происходит мыслительный процесс, т.е. процесс мышления, в соответствии с его природой и в соответствии с его реальностью. Следовательно, метод не изменяется, скорее он остаётся таким как есть, и, очевидно, он и не разнится, и не варьируется. Поэтому он неизбежно будет неизменным и фиксированным, и он неизбежно будет базисом в процессе мышления, вне зависимости от того, насколько различны стили.
Метод мышления, т.е. манера, согласно которой разум производит мысли, вне зависимости от того, что это за мысли, является, по сути, определением разума, означая, что это то, что согласуется с реальностью разума и не отклоняется от неё ни в каком отношении, отсюда название - «мыслительный метод», имеющее отношение к самому разуму. Определение этого метода, т.е. мыслительного метода есть то, что это – определённый способ исследования, проводимого для достижения знания о сущности изучаемой вещи, это происходит путём переноса ощущения реальности через чувства в мозг, с наличием предыдущего знания, с которым эта реальность объяснена; так мозг выдаёт своё суждение о ней. Это суждение есть мысль или разумное восприятие (мыслительное осознание). Этот метод используется в исследовании осязаемых вещей, таких как физика, и в исследовании мыслей, таких как доктрины и законодательство, так же как в понимании речей, таких как литература и фикх, т.е. юриспруденция. Этот метод – естественный метод для исследования осознания как такового, и его процесс – это процесс, путём которого формируется умозаключение о вещах или их осознание. Кроме того, это, по сути, определение разума, и оно соответствует методу, которого может достигнуть человек в своём качестве человека, осознание чего-либо, что он уже осознал в прошлом, или стремится осознать.
Это - мыслительный метод, и он является единственным методом мышления. Любой другой метод, упоминаемый как метод мышления, такой как научный метод или логический метод, есть ветвь мыслительного метода, как в случае с научным методом, или стилем этого метода, которого требует изучение вопроса, или [как в случае] со средствами изучения вопроса, как в случае с логическим методом. Это – не базовые методы мышления, ибо метод мышления – один, и не видоизменяется, это суть мыслительный метод и ничего более.
Однако, должно быть сделано разграничение в отношении определения этого метода между предыдущими мнениями о вопросе и предыдущем знании о нём или о том, что связано с ним. То, что неизбежно в мыслительном процессе, это не наличие мнения или мнений о реальности, а скорее наличие предыдущего знания о ней или о том, что связано с ней. Следовательно, то, что необходимо, это наличие знания, а не наличие мнения. Что касается предыдущего мнения, или предыдущих мнений о реальности, было бы неверно иметь их, т.е. было бы неверно использовать их в мыслительном процессе. Скорее то, что используется, должно быть исключительно знанием, тогда как наличия мнения во время этого процесса нужно избегать и не позволять ему влиять. Это так, потому что если было использовано предыдущее мнение, это вызовет ошибку в понимании, потому что это может повлиять на знание и неверно его истолковать, отсюда – ошибка в понимании. Поэтому очень важно отметить разницу между предыдущим мнением и знанием, и использовать только знание, исключив мнение.
Если мыслительный метод был использован обоснованно, путём переноса ощущения реальности через чувства в мозг, с наличием предыдущего знания, а не предыдущих мнений, которым, т.е., предыдущим знанием, эта реальность объяснена, с исключением мнений, приводящих мозг к суждению о реальности; если этот метод был использован обоснованно, он даст правильные результаты. Однако, достигнутый результат нужно исследовать, т.к., если этот результат был суждением о существовании вещи, он будет убедительным, и ошибка абсолютно не может ни при каких условиях вкрасться в него. Это – потому, что это суждение пришло через ощущение реальности, а для [органов] чувств невозможно ошибиться о существовании реальности, потому что ощущение [органов] чувств существования реальности убедительное; таким образом, суждение, которое разум вынес этим методом о существовании реальности, убедительное.
Однако, если этот результат был суждением о сущности вещи, или качества (свойства) вещи, он будет теоретическим, допускающим возможность ошибки. Это – потому, что это суждение пришло путём знания или анализа ощущаемой реальности со знанием, и в этом случае ошибка может вкрасться в такой результат; он будет, однако оставаться логичной мыслью, пока ошибка в нём не будет обнаружена. Только тогда он будет считаться неверным результатом, но до этого он остаётся логичным результатом и правильной мыслью. Следовательно, мысли, которых разум достигает путём мыслительного метода мышления, являются убедительными, если они относятся к существованию вещи, например, к доктринам; если же они относятся к вынесению суждения о сущности или свойстве вещи, например, [к вынесению суждения] о правилах шариата, это могут быть сомнительные мысли, т.е. правило по предмету или вопросу, вероятно, такое-то и такое-то, таким образом, они правильные, но они могут быть неверными и оставаться правильными, пока ошибка не станет очевидной.
Мыслительный метод – это метод, в соответствии с которым человек в своём качестве человека думает и выносит суждение о вещах и в соответствии с которым он пытается понять сущность и свойства вещей, независимо от того, определён ли этот метод в верной или ошибочной манере.
Однако, Запад, в смысле – Европа, потом Америка, к которым впоследствии присоединилась и Россия, произвели у себя промышленную революцию и достигли огромного успеха в эмпирической (основанной на опыте) науке. С 19-го сфера влияния Запада распространялась, пока не поглотила весь мир. Запад назвал стиль исследования в эмпирической науке научным методом мышления, отсюда возник так называемый научный метод, он распространялся как метод мышления, и Запад сделал его основой мысли. Коммунистические учёные переняли этот метод и использовали его в эмпирических науках, так же как и в других науках.
Европейские учёные действовали согласно этому методу в эмпирических науках, так же поступали американские учёные; в результате влияния и господства Запада и Советского Союза остальной мир последовал в перенимании этого метода, пока он не стал преобладающим во всём мире. В результате общество во всём исламском мире освятило (одобрило) научные мысли и научный метод. Поэтому необходимо объяснить этот научный метод.
Научный метод – это специфическая процедура исследования, используемая для получения знания о сущности исследуемого вопроса, она осуществляется путём экспериментов над данным предметом. Этот метод ограничен физическими вопросами и не применим к мыслям. Поэтому он характерен для эмпирических наук, и он назначает подвергание предмета условиям и элементам, отличающимся от первоначальных, наблюдение предмета и первоначальных условий и элементов, затем из этой процедуры над предметом выводится материальный и осязаемый факт, как это делается в лабораториях.
Этот метод отказывается от всякого предыдущего знания об исследуемом предмете; потом он приступает к наблюдению и испытанию предмета. При этом метод человек должен вычеркнуть из памяти всякое предыдущее мнение и всякую предыдущую веру, которой он может придерживаться в отношении этого исследования; потом он начинает наблюдать и испытывать, потом переходит к сравнению и классификации, потом – к выводу, основанному на этих научных предпосылках. Если он достиг результата, это будет научный результат, явно основанный на исследовании, однако он остаётся научным, пока научное исследование не докажет ошибку в каком-либо из его аспектов. Следовательно, результат, достигаемый исследователем в соответствии с научным методом, является не убедительным, а скорее умозрительным (гипотетическим, теоретическим) и допускающим ошибку, несмотря на то, что он упоминается как научный факт или научный закон. Согласно тому, что установлено в научном исследовании, эта подверженность ошибке в рамках научного метода – одна из основ, которую всегда нужно наблюдать.
Это - научный метод, и из его изучения можно сделать вывод, что это правильный метод. Также правильно называть его методом, потому что это – неизменная и характерная процедура исследования. Метод – это способ, который не изменяется. Ошибка происходит из того, что этот метод делается основой процесса мышления. Это так, потому что делать его основой непригодно, потому что это не базис, на котором можно основываться; это скорее ветвь, основанная на базисе. Также, из-за превращения его в базис, из исследования исключается большинство знания и фактов, и это также приведёт к тому, что огромная доля знания будет считаться несуществующей, несмотря на то, что это знание изучено, содержит много фактов и действительно существует и осязается через чувства и реальность.
Следовательно, научный метод – это правильный метод, но это не основа в процессе мышления; это скорее фиксированный стиль мышления. Он не применим к каждому вопросу, а может быть применим только к одному единственному вопросу, а именно к осязаемой материи, для того чтобы постичь её сущность, путём проведения экспериментов над ней. Этот метод годится для исследования только осязаемых предметов, таким образом, он характерен только для эмпирических наук и не используется в других науках.
Что касается того, что это не базис, это видно из 2 аспектов:
1 – Согласно ему, нельзя действовать, пока присутствует предыдущее знание, даже если это базовое знание – но мышление невозможно без наличия предыдущего знания. Физик, химик и учёный в лаборатории не могут действовать научным методом ни одной секунды, пока у них есть предыдущее знание, имеющееся в их распоряжении. Что касается их утверждения, что научный метод требует отказаться от предыдущего знания, они имеют в виду под этим отказ от предыдущих мнений, а не предыдущего знания. Другими словами, научный метод требует от исследователя, если он хочет выполнить исследование, вычеркнуть из памяти всякое предыдущее мнение и всякую предыдущую веру, которой он может придерживаться в отношении этого исследования, и начать наблюдение и эксперимент, потом – сравнение и классификацию, а затем вывод, основанный на научных предпосылках. Хотя этот метод равносилен наблюдению, эксперименту и выводу, он, однако, требует знания. Эти данные, вероятно, пришли из другого [источника], нежели наблюдение и эксперимент, т.е. не из переноса реальности [в мозг] через чувства, потому что базовое [очевидно, в смысле «предыдущее»] знание первого научного исследования никак не могло быть эмпирическим, потому что его ещё не было. Следовательно, это должно иметь место путём переноса реальности в мозг через чувства. Другими словами, знание должно было прийти через мыслительный метод. Следовательно, научный метод не может быть базисом. Скорее базисом является мыслительный метод, а научный метод основан на этом базисе, таким образом, это [научный метод] – ветвь мыслительного метода, а не его базис. Поэтому неверно полагать научный метод в качестве основы мысли.
2 - Научный метод ставит условием, что всё, что не ощущается физически, с точки зрения этого метода не существует – таким образом, не существует логики, истории, политики и многих других типов знания, потому что они неосязаемые и не могут быть подвергнуты экспериментированию. Также, согласно точке зрения научного метода, не существует Аллаха, ангелов, дьяволов и других существ, потому что всё это не может быть научно установлено. Другими словами, это не установлено через наблюдение и экспериментирование над материей и путём вывода, полученного из материальных вещей. Это – вопиющая ошибка этого метода, потому что естественные науки – не более чем одна ветвь знания и один тип мысли, в то время как в жизни есть много других типов знания. Всё это [существование Аллаха и т.п.] установлено не через научный метод, а через мыслительный метод. Существование Аллаха установлено через мыслительный метод убедительным образом, а существование ангелов и дьяволов установлено через убедительный текст, точный по смыслу, убедительность и точность смысла которого установлены также путём мыслительного метода. Следовательно, было бы неверно перенимать научный метод как основу мысли, потому что его неспособность доказать существование чего-либо, что существует убедительным образом, служит убедительным доказательством, что это – не основа мысли.
Кроме того, подверженность научного метода ошибке – одна из основ, на которую нужно обратить внимание, в соответствии с тем, что установлено в рамках научного исследования. Ошибки в результатах этого метода действительно случаются, и это обнаруживалось во многих научных областях знания. Эта ошибочность вскрывалась после того, как они [результаты] были установлены как научные факты. Например, атом считался мельчайшей неделимой частицей материи. Потом ошибочность этого была обнаружена, и путём того же научного метода было установлено, что атом расщепляется. Также утверждалось, что материя неисчерпаема; потом ошибка этой теории была раскрыта, и путём того же научного метода было установлено, что материя исчерпаема. Подобным образом, многое из того, что считалось научными фактами и научным законом, было обнаружено ошибочным путём самого же научного метода, и [было обнаружено], что это никогда не было ни научными фактами, ни научным законом. Поэтому научный метод не является неоспоримым методом, а является гипотетическим методом. Он даёт гипотетические результаты о существовании, свойствах и сущности вещи. Следовательно, было бы неверно перенимать научный метод как основу для мысли.
Тем не менее, это здравый метод мышления и может рассматриваться как метод мышления, но подходящий только для эмпирических наук; другими словами, он пригоден только для того, что может быть подвержено наблюдению, экспериментированию, а затем сравнению и упорядочению. Абсолютно невозможно применять этот метод к другим областям, потому что он характерен для эмпирических наук, и больше ни для каких.
Хотя путём научного метода и можно вывести мысли, но нельзя породить мысль исключительно путём этого метода, потому что он не может породить какую-либо новую мысль, как мыслительный метод. Он скорее выводит новые мысли, но они остаются выведенными мыслями, а не ново порождёнными мыслями.
Мысли, ново порождённые – это те, которые получены непосредственно разумом. Следовательно, признание существования Аллаха и признание того, что мысли о народе стоят выше персонального мышления о себе, так же как признание того, что дерево горит, что масло не тонет в воде, и что мышление личности сильнее, чем мышление группы людей – всё это мысли, полученные непосредственно разумом. Это противоположно мыслям, которые не являются ново порождёнными, а именно мыслям, выведенным в соответствии с научным методом, потому что они получены не прямо через разум, а получены из нескольких мыслей, которые разум приобрёл ранее, параллельно с экспериментами. Следовательно, осознание того, что вода состоит из кислорода и водорода, что атом расщепляется, и что материя исчерпаема – всё это мысли, которые разум не приобрёл непосредственно, и они не были ново порождёнными. Скорее они были получены из мыслей, которые разум приобрёл ранее. Потом были проведено эксперименты параллельно с этими мыслями, потом была выведена мысль; таким образом, это не новое порождение, а скорее вывод из существующих мыслей и через экспериментирование. Следовательно, было бы неверно рассматривать этот процесс как новое порождение, потому что это – масса мыслей, полученных из других мыслей и через экспериментирование.
Научный метод может вывести мысль, но он не может породить мысль. Следовательно, он, естественно и неизбежно, не является основой для мысли. Однако, вера в научный метод дошла на Западе, т.е. в Европе, Америке и России до приписывания ему священных свойств (до обожествления его) или почти до этого, особенно в 19-м и начале 20-го вв. Это привело их к отклонению в мысли и к тому, что они сбились с правильного пути, потому что они сделали научный метод своим методом мышления и превратили его в единственную основу для мысли и в арбитра по всем вопросам. В результате они считали правильным исследованием исследование, проведённое в соответствии с научным методом. Некоторые из них даже пошли дальше и действительно начали исследовать вопросы, несвязанные с научным методом, такие как мысли, имеющие отношение к жизни и обществу, в соответствии с научным методом и в подражание ему. Некоторые типы знания, имеющие отношение к человеку, обществу и народу, были исследованы разумно, но в соответствии со стилем научного метода, и до сих пор эти типы познания упоминаются как наука. Это произошло по причине обобщения научного метода Западом и Россией и благоговения их перед ним, и по причине того, что они приняли его за основу мысли.
Например, коммунистические учёные в своих взглядах на жизнь и на общественную систему руководствовались научным методом – таким образом, они впали в чудовищную ошибку и потеряли своё качество в этом отношении. Примеры их ошибки многочисленны, и существуют в каждой отдельной их мысли, потому что они уподобили природу и общество с вещами, изучаемыми в лабораториях, закончив, таким образом, вопиюще ошибочными результатами.
Для того, чтоб понять ошибку во всех их мыслях, было бы достаточно обратиться к 2 главным идеям, а потом выделить ошибочную сторону в каждой из них и показать, как научный метод стал причиной ошибки. [1-я идея] - их идея о природе как неделимом целом, находящемся в состоянии постоянного изменения, и это изменение происходит через противоречия, которые неизбежно присущи вещам и событиям. Давайте возьмём противоречия, которые являются одной из их основных мыслей. Если это и правда, что эти противоречия присущи вещам, они присущи не всем вещам, потому что есть вещи, не содержащие противоречий. Они утверждают, что живые организмы содержат противоречия, под тем предлогом, что у них есть умирающие клетки, а есть рождающиеся клетки; эти живые организмы не содержат никаких противоречий. То, что наблюдается в живых организмах в плане умирающих и рождающихся клеток, не является противоречиями. Тот факт, что вещи рождаются, а потом умирают, что они появляются и исчезают, не означает, что есть противоречия, скорее это обусловлено силой или слабостью клетки и её способностью или неспособностью сопротивляться, и это не является противоречиями. Так же исчезновение происходит и с неживыми телами, но рождения их до сих пор не случалось, несмотря на это, они утверждают, что противоречия происходят во всех телах. Если даже предположить, что противоречия существуют в телах, это совсем не означает, что противоречия также существуют в событиях. Торговые сделки, наём партнёрство и т.п. – всё это происходит без каких-либо противоречий. Акты молитвы, поста, Хаджа и т.п. – всё это также происходит без каких-либо противоречий. Они определённо не содержат никаких противоречий. Однако, что привело к ошибке в их теории, так это их применение научного метода, особенно в отношении событий. Как результат ошибки в их теории, а именно то, что события содержат массу неизбежных противоречий, они пришли к вере, что противоречия неизбежно произойдут в Европе, но противоречия в Европе всё ещё не произошли. В противоположность их вере, Европа застряла в капиталистической системе и относится к коммунизму с пренебрежением. Что привело их к ошибке, так это их применение научного метода в вынесении суждения о вещах и в вынесении суждения о событиях. Их взгляд на общество таков, что оно составлено из географической области, населения и опоре на тот или иной способ производства. Материальная жизнь общества – вот что, в конечном счёте, определяет форму, мысли, политические мнения и положения общества. Поскольку материальная жизнь находится под влиянием способа производства, следовательно, общество находится под влиянием способа производства, потому что производительные силы общества состоят из средств производства и людей, их использующих, так же как знания, как использовать эти средства. Они как целое формируют единую сторону, т.е. сторону, выражающую поведение людей в отношении элементов природы и её [или «его», т.е. народа, людей?] производительных сил. Что касается другой стороны, это отношения людей между собой в процессе производства. Это неверно, потому что общество состоит из людей и того, что между ними в плане отношений, независимо от средств производства, даже независимо от того, существуют или не существуют средства производства. Это так, потому что то, что порождает отношения между ними, это интерес, и это не определяется средствами производства, скорее они определяются мыслями, которые имеют люди в отношении удовлетворения нужд, которые они хотят удовлетворить. Ошибку вызвало то, что они [коммунистические учёные] рассматривали общество тем же способом, каким они рассматривали материю в лаборатории; таким образом, они попытались исследовать элементы, которые они наблюдали, для того чтобы ввести их теорию в практику, а потом они приступили к выполнению того, что происходит с материей, применительно к людям и их отношениям. Поэтому они грубо ошиблись, так как люди – не то, что вещи. Также, отношения и события были подвергнуты исследованию тем же способом, которым исследуется материя в лаборатории. Подвергание их наблюдению и экспериментированию – вот что привело к тому, что они [коммунистические учёные] впали в ошибку.
Причина ошибки в коммунизме как целом лежит в факте, что они, имея дело с отношениями и событиями, действовали согласно научному методу. Это случилось потому, что в 19-м веке уважение к научному методу было широко распространено, и потому, что он был заведён слишком далеко, до того, что его стали применять ко всему и использовать в каждом исследовании.
Так же и западные учёные, т.е. учёные Европы и Америки смешали полученные путём вывода мысли, являющиеся результатом мыслительного метода, с научными мыслями, являющимися результатом научного метода; таким образом, они применили научный метод к человеческому поведению и обстоятельствам, и они пришли к тому, что известно как психология, социология и педагогика. Результат этой путаницы проявился в очевидной ошибке, обнаруживаемой в психологии, социологии и педагогике. Они рассматривают то, что называется психологией, как науку, и они рассматривают её мысли как научные мысли, потому что они пришли в результате наблюдений за детьми в разных обстоятельствах и в разное время, таким образом, они посчитали эти наблюдения за эксперименты. На самом же деле, мысли психологии – не научные мысли, а скорее мыслительные мысли, потому что научные эксперименты влекут за собой подвергание материи условиям и элементам, отличающимся от его первоначальных, а затем наблюдение этого подвергания, т.е. это – эксперименты, выполненные над самой материей, такие как природные [физические?] или химические эксперименты. Что касается наблюдения вещи в разное время и в разных обстоятельствах, это не считается научным экспериментом. Поэтому наблюдение за ребёнком в разных обстоятельствах и в разное время не формирует часть научных экспериментов; таким образом, это не считается научным методом. Это скорее только процесс повторяющегося наблюдения и умозаключения; таким образом, это мыслительный метод, а не научный метод. Поэтому, неверно рассматривать его как часть научных мыслей. Эта чудовищная ошибка является следствием применения научного метода к человеку. Наиболее важный элемент научного метода – экспериментирование, и он применим только к материи, потому что то, что может подвергаться испытаниям в лаборатории – это материя. Наблюдение не связано с действиями или вещами в разных обстоятельствах, это скорее наблюдение самой материи и наблюдение первоначальных обстоятельств и элеме
Ваше мнение:
  • Добавить своё мнение
  • Обсудить на форуме


    2017-11-13 18:22:03 Мурад
    Пожаловаться администрации на комментарий
        Гачикус вы не до конца понимаете мысли Набханий. Он описывает взгляды Маркса так как они есть на самом деле, а затем дает им опровержение. Более развернуто он их опровергает в книге опровержение марксистского социализма, где он опровергает как исторический так и диалектический материализм с его законами и категориями. И он не трактует вульгарно идеи Маркса, а описывает их так как они есть на самом деле. На счет этого могу поспорить. Просто сейчас у меня нет времени из-за занятости. Сам не однократно читал книги по диалектическому и историческому материализму.


    Комментарий:
    Ваше имя/ник:
    E-mail:
    Введите число на картинке:
     





    Украинская Баннерная Сеть


  •  Оценка 
       

    Гениально, шедевр
    Просто шедевр
    Очень хорошо
    Хорошо
    Нормально
    Терпимо
    Так себе
    Плохо
    Хуже не бывает
    Оказывается, бывает

    Номинировать данное произведение в классику Либры



    Подпишись на нашу рассылку от Subscribe.Ru
    Литературное творчество студентов.
     Партнеры сайта 
       

    {v_xap_link1} {v_xap_link2}


     Наша кнопка 
       

    Libra - литературное творчество молодёжи
    получить код

     Статистика 
       



    Яндекс цитирования

     Рекомендуем 
       

    {v_xap_link3} {v_xap_link4}








    Libra - сайт литературного творчества молодёжи
    Все авторские права на произведения принадлежат их авторам и охраняются законом.
    Ответственность за содержание произведений несут их авторы.
    При воспроизведении материалов этого сайта ссылка на http://www.libra.kiev.ua/ обязательна. ©2003-2007 LineCore     
    Администратор 
    Техническая поддержка